«Ум-м-м ба-м-м… Ом-м-м… свет!», или Запредельные мантры

В больнице, где я неожиданно очутилась по причине острого аппендицита, мне удалось собрать рассказы людей, побывавших в самых тяжелых ситуациях, на грани жизни и смерти.

Невенчаным друг друга не найти

Ольге Сабуровой из Краснополья 66-ти лет делали операцию на желудке уже в третий раз, а всего операций в своей жизни на разных частях тела она перенесла целых семь. В этот раз ей удалили селезенку, часть воспалившегося кишечника и толстой кишки и после семидневного пребывания в реанимации еле вернули к жизни. Как потом вспоминала пациентка, она прекрасно слышала всё, что говорили ассистенты, зашивая ей разрез, хотя сама находилась в состоянии глубокого наркоза. Врачи уверяли, что это невозможно, но когда она дословно передала все фразы, лишь развели руками.

Ольга Сабурова уверена, что найти душам друг друга после смерти удастся только венчаным

Ольга Сабурова уверена, что найти душам друг друга после смерти удастся только венчаным

Но самая необычная история случилась с ней не теперь, а после самой первой операции, проведенной в 1993 году.

- Операция была очень тяжелой, - вспоминала Ольга, разделявшая со мной палату. – Врачи говорили, что едва не потеряли меня. Но состояния клинической смерти не было. Просто я долго не приходила в себя. И вот, когда сознание наконец вернулось, и меня перевели в обычную палату, пришла моя двоюродная сестра. Говорить мне было трудно, поэтому я молча слушала ее пересказы. И вдруг в какой-то момент почувствовала, что проваливаюсь. С одной стороны, слышала ее голос, а с другой – вдруг оказалась в темном туннеле, ярко светящемся далеко впереди, в который стала как бы ввинчиваться. И этот тоннель был не пуст.

По нему, спиной ко мне и лицом к свету, двигались фигуры в темных, до пят, одеяниях и с капюшонами на головах. Они пели низкими, потусторонними голосами, отдающими эхом. А точнее, не пели, а выводили протяжные, на одной ноте мантры. Слов их я не понимала, только одно, которое неизменно заканчивало каждую мантру: «Свет». Выкрикивая его, фигуры вздымали руки вверх. Выходило что-то вроде: «Ум-м-м ба-м-м… Ом-м-м… свет! Ум-м-м ба-м-м… Ом-м-м… свет!».

И вот я чувствую, как меня затягивает в эту толпу. Понимаю, что еще немного – и пути назад не будет. Удивительно, что я не спала, не впадала в транс, но видение было таким ярким, что сомнений не оставалось: сейчас я умру, уже умираю. Что есть мочи я уцепилась мысленно за образ своей кузины, повторяя про себя «не отпускай меня, не отпускай». И сестра, словно поняв мою мысленную просьбу, не прекращала говорить, несмотря на то, что я закрыла глаза и, казалось, не слушала ее. Потом она рассказывала, что в тот момент я вцепилась в ее руку и сжала ее так, что на запястье образовался синяк. Ее речь упорно вклинивалась в мантры, разбивая их, словно лишая должной силы.

На миг передо мной вспыхнул свет, наполненный массой теней когда-то живших на земле людей. Видимо, монахам или кем там были те фигуры в капюшонах, удалось затащить меня с собой в самый конец тоннеля. Тени мелькали и вертелись, словно в каком-то танце либо смятении. Либо, как я предположила позже, в поисках кого-то или чего-то. Какое-то непрекращавшееся броуновское движение. И в этом мельтешении чувствовалась какая-то неизбывная и непонятная печаль.

А потом я дернулась и снова увидела себя в палате. Сознание постепенно восстановилось. Я открыла глаза. Сестра смотрела на меня в ужасе.

- Я думала, ты умерла, - прошептала она.

- Нет-нет, всё хорошо, теперь хорошо, - прошелестела в ответ я.

Ольга закрыла глаза, вновь погрузившись в свое видение, запомнившееся на всю жизнь.

Людмила Николаевна Черепанова, потеряв сознание, обнаружила себя в пещере

Людмила Николаевна Черепанова, потеряв сознание, обнаружила себя в пещере

- Но вот что интересно, - продолжила она спустя время. – Видение было мне дано не просто так. В тот миг, когда я очутилась в полосе света, и перед моими глазами замельтешили сонмы теней, я поняла одну важную вещь или, скорее, истину: невозможно Там, где заканчивается темный тоннель и начинается иной, наполненный светом и покоем мир, найти друг друга тем, кто не венчан. Видимо, потому тени непрестанно и мельтешили, что пытались отыскать свои половинки. А я очень любила мужа – так, как редко встречается в жизни, наши отношения не угасли даже и сейчас, по прошествии 45 лет брака. Потому не хотела, не мыслила с ним разлучаться даже после смерти. Видение было знаком свыше, и мы вняли ему. Когда я вышла из больницы и немного окрепла, мы с Сережей обвенчались, хотя с момента заключения нашего брака в ЗАГСе минуло 19 лет, и у нас выросли два сына. Теперь, ложась на очередную операцию, я спокойна, так как твердо знаю: Там я с моим любимым человеком рано или поздно вновь непременно встречусь и больше уже никогда не разлучусь. Кстати, этот случай сделал нас искренне верующими. С тех пор я четко ощущаю, что ангел-хранитель непременно со мной, какими бы тяжелыми ни бывали случаи. И он всегда подставляет мне свое плечо.

В тему Пещера снов

Второй случай, который должен был тут помещаться, вытеснила история от нашего доброго читателя Николая Черепанова с улицы Металлургов, бывшего афганца, получившего в ходе боевых действий контузию (он служил в специальном отдельном полку связи). Николай Валерьевич рассказал следующее:

- 24 октября сего года я, как обычно, вернулся домой и вдруг застал свою маму лежащей на полу в передней. Раньше в обмороки она никогда не падала. Подумал, что она могла ушибиться. Перепугавшись, бросился приводить ее в чувство. А когда она наконец очнулась и с моей помощью перешла в кухню, то рассказала, что с ней произошло.

«Я шла к двери, - рассказала Людмила Николаевна, - когда оступилась и полетела… но не на пол, а в глубокую темную пещеру, местами освещаемую странным рассеянным светом, в которую вели крутые ступени. Впрочем, рассмотреть ее как следует я не успела, потому что, недоуменно озираясь, заметила, что нахожусь тут не одна. Вокруг меня постепенно столпились люди, лиц я не видела, их было много, но всю пещеру они не заполняли, так как она была очень большой. Люди наклонились ко мне, удивленно лежащей на каменном полу, и один из них, внимательно осмотрев меня, произнес:

- Вставай, надо двигаться, иди.

Не грубо, а скорее повелительно.

И остальные тотчас подхватили речитативом:

- Надо идти, надо идти.

На самом деле никуда идти не хотелось. Было хорошо и спокойно, почти уютно. Но монотонный речитатив не давал расслабиться, он вклинивался в мозг, мешал заснуть. И, уступая ему, я в конце концов поднялась. Люди расступились, давая проход. На нетвердых ногах я направилась к ступенькам. Начала подниматься. Это было тяжело, так как ступени были очень круты, но люди снизу подбадривали:

- Иди, иди, иди.

И я пошла. А когда дошла до верха и переступила порог, то сразу очутилась в руках моего сына. Без всякого перехода».

Рассказ Людмилы Николаевны потряс сына.

Что это были за люди? Такие же временные обитатели некоего «предбанника» между жизнью и смертью, в котором оказалась мать Николая Валерьевича? Но тогда почему именно ее они заставляли как можно быстрее покинуть это прибежище, в то время как сами не делали никаких попыток выбраться из него? Или это некие дозорные, стоящие на границе между мирами и наблюдающие за тем, кому уже пришло время переступить эту черту, а кому еще нет? И тогда человека следует вернуть назад, в мир живых.

Или же астральное тело Людмилы Николаевны, отделившись от нее во время обморока, случайно угодило туда, куда не положен вход простым смертным, и его поспешили оттуда выдворить? Причем в последнем случае это не обязательно могла быть некая потусторонняя обитель, а, к примеру, место отправления культа какой-нибудь секты, совершаемого в пещере.

Вопросов много, а единственно верного ответа ни одного. Ибо кто знает, какие миры посещает наше сознание (то самое астральное тело), когда мы спим, либо пребываем в коме, либо мечтаем, вырывая себя из реальности и погружая в яркие фантастические миры?

Продолжение следует

Любовь РОМАНЧУК

Метки: мистика
Loading...
Loading...