Терра инкогнита

Окончание. Начало в номере от 13 апреля

Мы продолжаем мистическую весеннюю фотосессию фотохудожника и заядлого путешественника Сергея Протальника.

Водяной и русалки

3

На одном из снимков Сергей запечатлел живописные коряги, которые течение прибило к берегу и которые вскоре продолжат свой путь вниз. Людям с воображением эти колышущиеся на волнах древесные остовы вполне могут показаться некими загадочными существами из иных миров. Возможно, в древности именно так и рождались мифы о грозных водяных существах - потомков тех представителей нечистой силы, которых бог низвергнул с небес в реки, озера и пруды и которые иногда в том или ином образе появляются над поверхностью.
- Из минувших времен поверий и сказаний оживляются на этом пустынном берегу Днепра колдовские тайны его обитателей – косматого водяного и русалок, - комментирует свой снимок Протальник. - При желании увидеть их можно в лунную ночь, за любым кустом и корягой, в тишине, нарушаемой только плеском волн.
Тем более, что, по поверьям, водяной любил принимать форму плывущего по реке древесного ствола, заросшего мхом, чем вводил в заблуждение местных жителей, пересекавших реку.

Целительный плёс

4

В одной из многочисленных заводей и притоков Днепра, возле жилмассивов Коммунар и Парус, находится одно из самых больших и поэтических мест нашего мегаполиса. Кто там был – подтвердит.

- Лишь изредка дрогнет зеркало воды от заплывшей сюда лодки, да ветер зашумит, запутавшись в кувшинках и кронах высоких деревьев, обступивших со всех сторон водное пространство, - передает свои впечатления и фото Сергей Протальник. – Этот другой мир рядом с нами – мир природы, несуетный, мудрый, возвышающий своей красотой и гармонией. Даже заболоченная вода здесь по-своему привлекательна и полезна, как очиститель рек и водоемов (это, кстати, доказано научно), а умиротворенность тишины разлита вокруг целебным бальзамом. После того как побываешь в таком месте, неприглядными кажутся дела человека – царя природы, до краев наполняющего город мусором, а души – мелочной, разрушающей суетой. А ведь немного надо, чтобы этого избежать. Хотя бы иногда остановиться, оглянуться вокруг и увидеть в жизни прекрасное, очищающее нас от болотной тины низкой приземленности.
Кстати, по поверьям, эти места еще и исцеляют (моя мама жила на Парусе, так что знаю – сама не раз по ним бродила). Одно время были планы осушить территорию плавней и заболоченных мест и даже выстроить там что-то, но жители воспротивились, и территория осталась нетронутой.

Тайны Шевского острова

6

На фото, сделанном с острова Шевского, виден противоположный берег с городской застройкой, связанный с Днепром и реальной, и эфемерной (в виде отражения) нитями. И кажется ушедшим под воду неким призрачным градом.
- Приплывешь сюда в затишье, после грозы, - вспоминает фотохудожник, - видно далеко, вода спокойная, и такая кругом тишина – слышно, как растет трава на берегу. Небо, отражаясь в воде, соединяется с землей. И город наш большим кораблем плывет все дальше и дальше по седым водам Днепра – Славутича, захватывая с собой окружающее его огромное пространство.
Присев на какое-нибудь поваленное бревно, надо успеть записать охватившие голову мысли.
«Не с этого ли места, в черте нашего города, на северной оконечности Шевского острова, - глядя на развернувшуюся перед ним панораму, - выводит Сергей строки, - где в водах Днепра зеркально соединяются небо и земля, начинается укороченный остротой восприятия путь в запредельность обыденного, сжатого до звенящей тишины духовности пространства, таящего невидимые глазу явления. Здесь значимо даже безмолвие, в котором слышно, как растет трава на берегу, а под зеленью зарослей падающая роса создает загадочно-прозрачный мир утонченно-хрустальной уединенности фортепианных поэм Александра Скрябина. На этом острове радуют и удивляют надолго западающие в душу сокровенные мгновения доселе неведомого прекрасного, своей россыпью призрачно возможной безмерности природного зазеркалья, позволяющие видеть дальше жалкой реальности оставленных здесь людьми куч мусора – монументов бездуховности. А вокруг – захватывающий жизненный круговорот, словно плывет вместе с нашим городом по волнам седого Днепра – Славутича навстречу вечному обновлению и юности».
В апреле сего года Сергей с друзьями вновь побывал на острове, бывшем в советское время одним из городских пляжей мегаполиса. Сейчас к нему не ходят суда, а попасть туда можно только на лодке. Но насладиться в полной мере девственной красотой просыпающейся природы на этот раз «островитянам» не удалось.
- Весь остров завален мусором, - пожаловался Сергей. – С одной стороны - разлитая в воздухе тишина, вся пронизанная, казалось, утонченной музыкой Скрябина (я всегда слушаю его в таких умиротворенных местах), а с другой – гниющие кучи отходов. Под каждым кустом, каждым деревом. На песке, на траве. И это там, куда не столь уж часто в наше время ступает нога человека. Никакой зверь не оставляет после себя такого безобразия.

Колдовская Самарщина

5

К таким особым местам с колдовской или, как сказали бы экстрасенсы, повышенной энергоинформационной структурой относится, безусловно, и Присамарщина. Сергей проходил ее вдоль и поперек – и пешком, и на лодках.
«В живописных местах Новомосковщины, - записал он в своем дневнике, - на берегах реки Самарчук проникаешься полным забвением от городской суеты. Идешь по росистым тропинкам навстречу полыхающим зорям, вдыхая окружающую медовую свежесть лесов и полей, словно очутился в мифическом потустороннем Элизиуме – стране блаженства. А вот и настоящий лодочник, причем не мифически-призрачный, который перевезет через реку в эту желанную страну. Ну что же вы ждете? Скорее садитесь в лодку и плывите в даль, от грохочущей цивилизации больших городов, навстречу нетленным распахнутым красотам родного края».
Кстати, многие места Присамарщины действительно сакральны. Недаром там расположен легендарный мужской Самарский Пустынно-Николаевский монастырь. А масса днепрян для выездов «на природу» и оздоровления облюбовала именно эти заповедные места.

Любовь РОМАНЧУК

Метки: мистика
Loading...
Loading...