Тайны древней Половицы

О том, что Екатеринослав был выстроен рядом или же на месте уже существовавшего запорожского поселения Половица, раскинувшегося под главным холмом, знают все. А вот по поводу происхождения его названия историки спорят до сих пор.
Объясняли его по-разному. Одни считали, что в этих краях в неимоверном количестве произрастала земляника («полуниця» на украинском языке), так что колеса возов, которые проезжали по полянам, становились красными. По другим версиям, Половица стояла на желтоватом лессе (по-украински – «половом»), из-за чего и талая вода весной окрашивалась в желтый цвет. Эту версию отстаивал поэт, фольклорист и этнограф Иван Манжура, в 70-х годах XIX века поселившийся в Екатеринославе, в работе «К вопросу о происхождении слова «половица» (1887).

Половица
Честно говоря, обе версии кажутся мне притянутыми за уши.
Но есть и более романтичные предания. Согласно одному из них, именно тут, под холмом у реки, в далекие времена бились русичи с половцами – степными кочевниками. Горы трупов, оставшихся после битвы, забросали землей, и от них образовались три холма, на которых впоследствии вырос Екатеринослав. А овраги наполнились кровью, и до сих пор, словно шрамы, полосуют город, напоминая о давней сече. Спустя много лет, когда высохла кровь и исчез смрадный запах, исходящий от разлагающихся тел, в этом месте поселилось несколько половецких семей – уже мирных. В их задачу входило смотреть за многочисленными могилами, поэтому их с обеих сторон никто не трогал.
Половецкое селение и назвали Половицей. Через него долгое время проходила граница Руси с Диким полем. А сами половцы вследствие браков постепенно смешались с местным населением, превратившись в обычных землепашцев.
Есть и другая легенда. Она гласит, что в домонгольские времена на этом месте стояло большое селение, названия которого история не сохранила. И был в этом селении монастырь, монахи которого успешно проповедовали среди мирян еще не до конца укоренившуюся религию. Летом 1240 года мужчины, как обычно, отправились на охоту с ночевкой, оставив женщин, стариков и детей дома. А когда вернулись, еще издали услышали странный и нестройный колокольный звон, а подойдя ближе, увидели на месте своих жилищ лишь струйки тающего дыма. Так началось татарское вторжение на русские земли. Передовой отряд орды Батыя разграбил селение, убив немощных стариков и забрав в плен детей и женщин. Не пощадили даже монастырь, который сровняли с землей, а монахов повесили на колокольных языках. Раскачиваясь, их тела и выбивали из благовестов тревожный звон.
Так мужчины разом лишились своих половинок – жён. И свою местность стали называть Половиной, или Полоненной, а со временем - Половицей.
Легенда также гласит, что от разрушенного варварами монастыря остался подпол, не замеченный татарами. И в нем удалось укрыться нескольким беглянкам. А вот выбраться оттуда они уже не могли – выходное отверстие подпола завалило обрушившимися камнями. Сидя в темноте и рыдая, они стенали: «Мы внизу под половицей», но их никто не слышал. А если стоны и долетали до чьего-то уха, то их принимали за шелест ветра.
Какое-то время беглянки держались, питаясь хранившимися под землей припасами и вином, но когда наступило похолодание, одна за другой умерли. Об этой истории люди узнали от одной полоумной знахарки, которая уверяла, будто во сне запертые девушки приходили к ней, прося разобрать половицу.  Но в каком месте, под каким зданием – не указали. Ей не особенно верили, считая, что знахарка немного не в себе, а она еще долго бродила по опустевшему селению, повторяя «Под половицей, под половицей». И предрекала, что в осеннее время души неупокоенных будут бродить по земле, повторяя чуть слышно эту присказку, в надежде, что однажды их тела будут найдены и похоронены по христианскому обычаю, чтобы они наконец смогли обрести упокоение. Но их так и не нашли. А селение вслед за причитающей старухой назвали Половицей.
Спустя столетия от неупокоенных остался только шепот. Если в ненастные осенние дни выйти к реке и прислушаться к завываниям ветра, гонящего по Днепру буруны волн, то, как уверяют старожилы, среди них иной раз можно различить женский шепот. Но о чем он говорит, чего хочет, уже не распознать.
Любовь РОМАНЧУК,   кандидат    филологических наук

Метки: екаткеринослав
Loading...
Loading...