Тайны днепровских беседок

Продолжение. Начало в номере от 21 мая

Царский шатер

Если по проспекту Яворницкого спуститься до улицы Грушевского и, свернув, подниматься по ней в сторону улицы Святослава Храброго (бывшая Чкалова), то на ее пересечении с улицей Староказацкой, с левой стороны, взгляд обязательно зацепит мощный пятиэтажный дом с венчающей его крышу круглой беседкой, своей формой напоминающей скипетр. Правда, коронообразные выступы по ее периметру местами выщерблены, а проемы (окна) заколочены фанерными листами. Впрочем, сам дом, построенный в довоенное время, довольно ухожен и совсем не похож на готический. Вот только его инвентарное дело, как сообщили мне в ЖЭКе, в ведомстве которого он находится, по какой-то причине утеряно.
Известно лишь, что построен он был в 30-е годы, когда все крупные города гигантской советской империи застраивались зданиями в стиле тяжеловесного сталинского ампира. Почему на днепровском здании вдруг появилась царская башенка готического стиля – загадка. И с ней связана такая история.
Как гласит предание, в конце 1940-х годов в этой беседке якобы нашли тело мертвого младенца. Откуда он взялся, кому принадлежал, почему был оставлен в столь странном месте, так и осталось тайной. Как и то, умер ли он своей смертью от голода или же был задушен, что дало почву для разных кривотолков. Кто говорил, что ребенок был мумифицирован, что относило его смерть к куда более раннему времени – к военной, а то и довоенной поре. Потому и причину смерти установить не удалось. Кто шептал о том, что это был и не ребенок вовсе, а искусно сделанная кукла, в которой находилось передающее устройство (кукла-шпион), и всем жильцам теперь грозит ссылка, а то и более страшная участь (ни того, ни другого не произошло). А кто даже намекал на демонического подменыша, которым потусторонние силы планировали заменить настоящего младенца.

царский шатер
Так или иначе, после этого инцидента окна беседки наглухо заколотили фанерными листами.
Но на этом история царской башенки на крыше дома №5/7 по улице Грушевского не заканчивается.
Вскоре прохожие стали замечать, что одно из окон беседки периодически оказывалось свободным от фанеры, и в нем мелькал слабый свет. Не исключено, что там кто-то тайком проживал. Возможно, это мать искала своего загубленного младенца. Но когда туда поднимались, никого не находили. Хозяева квартир обращались в ЖЭК, но там лишь разводили руками - ведь инвентарное дело дома было утеряно, а значит, беседка не числилась ни на каком балансе. После этого дверь, ведущую в беседку, заколотили, но из-за нее периодически еще долго раздавался слабый детский плач. Не исключено, что он жильцам лишь чудился, но, тем не менее, непроизвольно они на всякий случай крестились.

Колонный зал поэтов

Дальше по улице Староказацкой, на левом углу с улицей Фабра, в глаза бросается большая открытая беседка над мезонином четырехэтажного дома № 15. Она напоминает приусадебные летние шатры – круглая, со светлыми, квадратной формы восемью колоннами и перилами по периметру. Не хватает только старозаветных помещиков, не спеша гоняющих в ней чаи.
Сам дом принадлежал до революции семейству Андриевских и был доходным. Выстроили его братья (а их было шестеро) в 1910-1911 годах и сразу стали сдавать в наем. Сами тоже жили в его комнатах. После революции, в 1921-1923 годах одну из четырёхкомнатных квартир заняла коммуна губкома комсомола - в ней и жили известные впоследствии поэты — Михаил Светлов, Александр Ясный и Михаил Голодный.
Согласно легенде, в начале 20-х годов ХХ века они любили устраивать посиделки в открытой беседке на крыше, которую прозвали своим «колонным залом». И кто знает, сколько гениальных строф родилось в их головах в этом открытом всем ветрам угловом мезонине. Как утверждает молва, строки знаменитой «Гренады» пришли в голову Светлову именно там.
Сейчас вход в беседку закрыт, а жители говорят, что несколько раз по вечерам якобы видели в ней силуэт Светлова, облаченный в столь любимый им серый пиджак. Он стоял за одной из колонн и, возможно, тоже сочинял. Однако минуту спустя бесследно исчезал. Правда, показывался он не всем. Чтобы его увидеть, надо, как говорят, и самому быть немножко поэтом.

беседка Светлова
Окончание следует .

Метки: городские байки