Тайна зарытых апельсинов

Моя бабушка по отцу Юлия Игнатьевна Боландзь (полька по происхождению) жила на улице Войцеховского (в самом ее начале), во дворике, где обитала вся многочисленная родня ее покойного мужа (сейчас на этом месте стоит многоэтажка). Рядом с двориком располагалась продуктовая база (сейчас ее тоже уже нет). С ее заведующей бабушка была в приятельских отношениях, поэтому на нашем столе время от времени появлялись дефицитные в 70-е годы продукты: шпроты, мандарины, зефир в шоколаде, а иной раз и баночка красной икры, которая в те времена стоила довольно дешево.

база
Эта заведующая часто рассказывала бабушке о многих несуразностях и сложностях своей работы. К примеру, удивлялась наложенному на все базы запрету выпускать в открытую продажу дефицитные товары, которые регулярно поступали на склады. Сложенные в ящики, они лежали годами, пока не заканчивался срок хранения. Время от времени комиссия проводила инвентаризацию, проверяя наличие всех поступивших на склад товаров, так что продать их налево было невозможно.
После того, как продукты приходили в негодность, их списывали, банки сплющивали, штучный товар дробили, после чего вывозили за черту города, где закапывали в заранее вырытые ямы. Таким образом, по ее мнению, искусственно создавался знаменитый советский дефицит.
Эти ямы, по словам заведующей, рыли студенты в ходе учений по гражданской обороне, а изредка - солдаты. Разумеется, о подлинном предназначении учебных окопов не знал никто. От такой политики база терпела убытки, но запрет был строг.
Однажды, как рассказывала заведующая, уже в 80-х годах вышел такой казус. Один из студентов во время летних учений забыл в окопе куртку со студенческим билетом (а возможно, и комсомольским, что в те времена было куда пострашнее – за такую утрату могли и выгнать из комсомола и даже исключить из вуза). Поэтому на другой день он с товарищем отправился в поле на поиски. По запомнившимся приметам они быстро нашли нужное место и, увидев, что окоп зарыт, принялись разгребать его. Каково же было их удивление, когда под слоем земли они обнаружили тонну сгнивших мандаринов и апельсинов, которых город не видел на своих прилавках несколько лет!
Наименее испорченные вместе с прочими найденными продуктами ребята привезли в общежитие, где устроили пир. А на другой день около двадцати человек с острым отравлением угодили в больницу, причем несколько студентов спустя сутки скончались.
История получила огласку, разгорелся скандал. Специальная комиссия собиралась выехать на место, чтобы проверить или же опровергнуть безумные показания отравленных. Надо было срочно принимать меры, поскольку часть товара была маркирована, и по этой маркировке могли выйти на базу – в таком случае она рисковала получить на орехи с двух сторон: и от общественности за укрытие товара, и сверху - за разглашение секрета. Со дня на день ожидали инспекцию. Но она так и не приехала.
Кто помог разрулить ситуацию, осталось неизвестным. Только когда члены комиссии прибыли на место, всё поле оказалось перепаханным, и ничего найти на нем было уже невозможно. Не считать же доказательством отдельно валявшиеся то тут, то там оранжевые полоски апельсиновой кожуры.
Инцидент таким образом удалось замять, а признания студентов списали на бред, вызванный состоянием острого токсикоза, или же намеренный розыгрыш. Испорченные продукты с тех пор стали вывозить еще дальше и закапывать в природных лощинах, балках и ярах, где бродят только редкие  животные. Позже, уже после развала Союза, черные копатели, роясь в земле в поисках старого оружия и натыкаясь на огромные массы сгнивших органических остатков либо пирамид сплющенных жестяных банок, только разводили руками, полагая их обычными свалками мусора, непонятно по какой причине вынесенными далеко за город. От органического содержимого уже ничего не осталось, так что определить, что именно было закопано, не представлялось возможным.
Бытовавшая в 70-х годах ХХ века на продуктовых базах практика осталась лишь в виде легенды. Возможно, когда-нибудь ее подтвердят, а возможно, и нет. Земля нелегко расстается с секретами, которые испокон веков хранятся в ее черном чреве.
Любовь РОМАНЧУК, кандидат  филологических  наук

Метки: городские байки
Loading...
Loading...