Тайна школьного кабинета

Говорят, у каждой школы есть свой призрак. Что неудивительно, ведь это место, где всегда бушуют самые разнообразные страсти, от учебных до любовных. Начало учебного года заставило меня вспомнить о паре случаев, разгадка которых не найдена до сих пор.

Легенда о старой учительнице

В школе, в которой я училась, рассказывали такую легенду. Лет десять или больше назад в ней работала учительница русской литературы, преданная своему делу настолько, что даже не обзавелась семьей, отказав в свое время всем ухажерам. Звали ее Людмила Прокопьевна, а вот фамилию запамятовали. Всё свое время, как рабочее, так и выходные дни, она посвящала разработке методических планов, придумыванию разнообразных викторин и конкурсов и, конечно же, проверке тетрадей, причем дважды. А поскольку никто дома ее не ждал, она любила засиживаться в своем кабинете допоздна, пока не закончит все работы.
Нам показывали ее кабинет, оставшийся с тех пор практически без изменений, – он располагался последним на третьем этаже в правом крыле и был увешан портретами русских классиков с их наиболее удачными изречениями, схемами морфологического разбора слов и синтаксического строения предложений. Верх притулившихся к задней стенке шкафов украшали огромные цветы в горшках – примулы, гортензии, орхидеи, кактусы, фикусы, бегонии и даже пальмы – к каждому из которых крепилась табличка с указанием писателя, больше всего любившего тот или иной цветок. Все это было оборудовано руками той самой учительницы.

В кабинете русской литературы на 3-м этаже долгие годы до капитального ремонта здания обитал призрак старой учительницы

В кабинете русской литературы на 3-м этаже долгие годы до капитального ремонта здания обитал призрак старой учительницы

Однажды дело уже шло к окончанию школьного сезона, и воздух за окном благоухал от обновленной зелени и зацветших цветов, а ее нашли мертвой. Она сидела в своем кабинете, уронив голову на стол, перед ней лежала стопка непроверенных тетрадок, а правая рука все еще сжимала ручку с красным пером, которым она исправляла последние в своей жизни ошибки. Как установило следствие, умерла она дня два назад, то есть поздним пятничным вечером, а поскольку на выходные в школе никого не оставалось, за исключением ночного сторожа, никогда не поднимавшегося на третий этаж, то ее тело обнаружили только в понедельник.
Считалось, что умерла она от инфаркта, сразившего уже немолодую даму, когда она наткнулась на особо грубые ошибки в диктанте. Но не исключался и тот факт, что ее мог кто-нибудь напугать. Вспомнили случай, когда один из учеников, чтобы выкрасть тетради с контрольным сочинением, забрался на третий этаж по водосточной трубе, а затем прошел по выступающему на десять сантиметров от стены карнизу и открыл окно. Бывшая на тот момент в кабинете завуч, услышав резкий звук за спиной и вслед за ним порыв ветра, от неожиданности упала в обморок.
Но то было днем, а как могла в подобном случае испугаться женщина ночью, легко вообразить.

Ночной сторож

В те времена никаких охранников в школах не было, только сторож, запиравший двери на ночь. Так получилось, что он жил в соседнем с нашим дворе, где мы часто играли. Сторож был молодым парнем, потерявшим в аварии ногу. Он ходил на костылях, и его красавица-жена всегда поддерживала его под локоть. Поскольку работать на станке он больше не мог, его определили в школу сторожем.
И вот вечерами, когда играм наступал конец, и мы рассиживались на качелях и лавках, он рассказывал нам, что с тех пор время от времени, а в мае каждого года особенно ярко, можно увидеть призрак той учительницы. Правда, если у кого-то возникнет желание подняться на третий этаж. А появляется призрак, чтобы найти непроверенные тетради и завершить работу. Поэтому расхаживает из кабинета в кабинет в поисках того, что давным-давно уже истлело. Об этом ему рассказывал предыдущий сторож, но в эти россказни он тогда особо не верил. Однако вскоре после того, как устроился на работу, действительно услышал с верхних этажей странные звуки – будто кто-то медленно ходит туда-сюда. Сторож даже поднялся на второй этаж, откуда было лучше слышно, и там до него донеслось даже что-то похожее на вздохи. Выше подниматься он не отважился, и вряд ли кто-нибудь мог поставить ему это в упрек: с одной ногой преодолеть столько крутых лестничных маршей вверх и вниз, да еще и в полутьме, сродни подвигу.
Впоследствии аналогичные звуки он слышал неоднократно. Они раздавались всегда после полуночи, с часу до трех. Он даже предлагал нам прийти в школу в это время – он пустит - и тоже послушать. Моя подруга Татьяна с самой распространенной русской фамилией была девочкой отчаянной и непременно пришла бы, но вот мои родители никогда бы не выпустили меня из дома позже десяти, и об этом предложении пришлось забыть.
Еще сторож пояснял, со слов своего предшественника, почему нежелательно видеть призрак, а особенно смотреть на него в упор. По его словам, в таком случае он прицепится к наблюдателю, и избавиться от него будет очень трудно.

Полуночные вылазки

Старшеклассники, знавшие об этой легенде, неоднократно пытались проникнуть в ночное время на третий этаж школы. Они с вечера затаивались в каком-нибудь из классов, где резались в карты в ожидании наступления полуночи. Либо проникали в школу через черный ход, от которого давно подобрали ключи. Но, как они потом рассказывали, каждый раз им что-то мешало. То они вдруг неожиданно засыпали и просыпались лишь с первыми лучами солнца. То дверь класса оказывалась запертой снаружи, и им приходилось дожидаться утра, чтобы кто-нибудь отпер их. Но наконец нашлись двое смельчаков, которые подготовились к предприятию основательно (напились кофе, чтобы не заснуть, вооружились фотоаппаратом, а в косяк двери предусмотрительно вставили палку). Дождавшись часа ночи, они стали подниматься по темным ступеням, освещенным лишь полосами проникавшего через окна призрачного лунного света, но на середине пролета неожиданно споткнулись – «словно налетели на какое-то препятствие», рассказывали они потом. Один из них вывернул лодыжку так, что не мог ступать на нее еще недели две, а второй, оступившись, кубарем покатился вниз и сильно расшиб голову.
Но в то время все мы думали, что всему виной было вовсе не нечто потустороннее, якобы не пускавшее ребят на третий этаж, а всего лишь страх, темнота и напряжение предшествующих часов.
Эта история имела продолжение уже в наши дни.

Загадочные огни

В июле 2000 года мы возвращались с моря, автобус пришел в час ночи, транспорт в такое время уже не ходил, и мы с двумя детьми от автостанции двинулись домой пешком: по проспекту Карла Маркса, улице Шмидта и затем Савченко. К двум часам ночи подошли к школе. Вокруг стояла полная темень, только луна частично освещала путь, и то периодически скрывалась за слоем облаков, да горевший под козырьком школьного заведения фонарь, свет от которого едва достигал железного фигурного забора. В руках – тяжелые сумки, и только звук шагов по выдолбленному во многих местах асфальту разрывал царящую вокруг тишину.
Вдруг дочка, которая, к слову, ничего не слышала о давней легенде, спрашивает:
- А почему так поздно по школе кто-то ходит?
И указывает рукой вверх. Поднимаю голову и вижу, как в окнах третьего этажа то там, то сям появляется и исчезает свет. Не электрический, а как от фонарика.
- Наверно, охранники проверяют комнаты, - выдвигаю предположение, хотя в голове сразу вспыхивает мысль о призраке старой учительницы. И вслед за ней другая – что на самом деле такого в принципе не может быть.
- Тогда они включили бы свет, зачем мучиться с фонариками? – опровергает версию не по годам смышленая дочка.
- А вдруг электричества во всей школе нет? – отстаиваю ее я.
- Так у подъезда же фонарь горит, - вновь кладет меня на лопатки она.
Заинтересовавшись явлением, мы даже остановились и принялись наблюдать за перемещениями источника света. Туда-сюда, туда-сюда. В одну сторону, затем в другую. Возникла мысль – может, это вор, и надо вызвать милицию? Но вместо этого мы поднялись по ступенькам и постучали в дверь, чтобы на всякий случай поставить в известность охранника, а там пусть он сам решает, что делать. Но никто дверь не открыл. То ли он спал крепко, то ли в самом деле бродил наверху.
И вдруг дочка говорит:
- Мам, а это вовсе не фонарик, это глаза. Вон смотри – их два.
- Что?
- Глаза женщины, - поясняет она. – Я вижу ее фигуру.
После этих слов нас, несмотря на тяжесть сумок, как ветром сдуло от школы. Отдышались только дома.
- Признайся, ты это выдумала? – допытывалась я на другой день.
- Нет. А что в этом такого? – не понимала дочка.
О легенде я ей так и не рассказала. Она и сейчас ничего не знает о ней. Но вот что странно: много позже она призналась, что на протяжении нескольких дней после того случая к ней приходила женщина с ярко блестевшими глазами, и не во сне, а наяву. Она молча стояла у кровати, приложив палец к губам, затем, не разжимая губ, утробным голосом спрашивала «Пойдем со мной? Я тебя научу». И, не дождавшись ответа от спрятавшейся под одеялом девочки, уходила, предупреждая напоследок: «Никому не говори обо мне, не то задушу». Потому дочка и молчала, пока не перебралась в другой город. Незваную ночную гостью она считала ведьмой. А кем она была на самом деле, уже не узнать.

Любовь РОМАНЧУК

Loading...
Loading...