Судьба патриарха

дуб Попова

Еще недавно в самом начале проспекта Воронцова, посреди пешеходной дорожки можно было увидеть огромный дуб, возраст которого достигал свыше двухсот лет. Этот лесной патриарх имел даже имя – «дуб Попова», поскольку, если верить легенде, он был высажен первым владельцем села Мануйловка (позже Поповка и Быковка), секретарем Григория Потемкина и Екатерины II, тайным советником Василием Степановичем Поповым.
С конца XX века последнее дерево днепровских плавней «обули» в асфальт, а его гигантское дупло приспособили под урну. Но и это не особо вредило дубу, пока не настал 2015 год. Однажды майской ночью неизвестные лица подожгли векового великана, а наутро спилили под корень. Хотя дереву, судя по состоянию его древесины, можно было еще жить и жить.
Вокруг этого дуба сложились свои легенды. Старожилы уверяли, что старейшее в Приднепровье дерево является носителем позитивной энергетики и, более того, даже обладает душой. Своя ли у него душа, или же туда переселилась душа какого-то умершего человека – к примеру, того же Попова – неизвестно. Но вот если прислониться к нему спиной и некоторое время постоять в таком положении, то можно было набраться сил и даже обрести избавление от тяжелой болезни. Этот способ не раз опробовали местные жители. Поговаривают, что дуб оттого и уничтожили, чтобы перекрыть бесплатный источник исцеления. Но это слухи.
Зато история зафиксировала предание, которое оставило вещественный след. Оно гласит следующее.
Однажды в 1885 году в имении меценатов и журналистов братьев Быковых гостил знаменитый поэт Иван Манжура. Попутно фольклорист общался с жителями Мануйловки-Поповки, записывая с их слов легенды, песни и обычаи, исследовал Змиев вал. И однажды жарким летним днем, подустав от своих вылазок, присел отдохнуть под дубом Попова. Едва он смежил веки, как его разбудил раздавшийся с поля шум. Открыв глаза, поэт увидел невероятное: в степи, в отсвете заходящего солнца, мчится огромного роста всадник на гигантском коне, а со всех сторон его сопровождают звери, причем впереди всех огромными прыжками несутся львы. От этой скачки дрожит земля и никнут травы. Вскоре фольклорист уже мог различить фигуру всадника, а вскоре узнать и его самого.
Им оказался легендарный в тех краях Тремсын, борец за правду и справедливость. Этот целиком аутентичный персонаж был столь популярен, что в его честь на Васильковщине даже назвали село – Трехсынивка. Оно существует до сих пор. А прототипом сказочного персонажа послужил, как установили уже в наше время, земский гласный, екатеринославский помещик Иван Василенко, владевший в XIX веке поместьем в селе Новогригорьевка (Рубановское). Тремсыном этого землевладельца народ прозвал из-за того, что, согласно преданию, мать – крепостная, зачавшая дитя от неведомого пана (поговаривали даже, что от самого царя) - бросила его, положив в дупло дуба, а проезжавшие мимо три помещика услышали плач, нашли новорожденного и, проникшись к нему жалостью, взяли с собой. Тремсын как раз и означает сын трех отцов. По легенде, когда он вырос, ему стали подчиняться звери и птицы, которые всюду сопровождали богатыря. Особо же ему помогала пара львов (как-никак, он все же был царским сыном). Где эти экзотические хищники могли взяться в украинской степи, никого не тревожило. Может, сбежали из помещичьего зоопарка.
Так вот, этот Тремсын, хотя и имел прототип, считался персонажем мифическим. Изображали его в книжках как великана с темным от солнца лицом, чубом (оселедцем) на голове, в руках он держал пику или турецкую саблю. И именно таким и увидел его Иван Манжура в приснопамятный день, когда прилег отдохнуть под дубом Попова. Позже он уверял, что видение ему вовсе не пригрезилось под высоким распаленным жарой небом, а было явным. Был ли то мираж или некое знамение, либо отзвук давно прошедших событий, сохраненный землей и при определенных условиях транслируемых наблюдателю, не суть важно. Важно иное. Когда видение растаяло, в уме фольклориста сложились первые строки поэмы «Тремсын-богатырь». В ней богатырь представлен непобедимым воином, воспитанным отнюдь не тремя панычами, а… казаками. Он сражается со злым Змием и рыбой по имени Чудерство, спасает от них Настасию Прекрасную, проходит меж смыкающимися скалами и совершает целый ряд иных подвигов.
Согласно легенде, на прославление этого супергероя поэта сподвигнул дуб Попова потому, что именно в его дупле злосчастная мать оставила свое незаконнорожденное дитя – будущего Тремсына.

Любовь РОМАНЧУК, кандидат филологических наук

Метки: городские байки
Loading...
Loading...