Собачье сердце

Недавно приводилось интервью с Николаем Мормулем, кандидатом технических наук, под названием «О» без «яна»» (см. номер от 13 июня с.г.). В нем, в частности, задавался вопрос, есть ли у животных душа. Автор полагал, что есть, но ущербная, деградирующая, истаивающая, поскольку звери суть опустившиеся остатки былых разумных рас, по какой-либо причине утративших связь с Божественным началом. В связи с этим ко мне обратился читатель Федор Валерьевич Санников и – то ли в опровержение этой точки зрения, то ли как добавление к ней – рассказал историю, связанную с его собакой. Сам он работал токарем на заводе «Коминтерн», а сейчас занимается выращиванием цветов и саженцев на продажу.

Порядок – превыше всего
- Этого пса породы бигль я приобрел еще щенком на рынке семь лет назад, - начал цветовод. – Только глянул на него, а он на меня – и почувствовал, как между нами пробежала искра. Сомнений не было никаких. Порода эта охотничья (ее вывели в Англии), поэтому собакам нужно много двигаться. А еще они совершенно не переносят одиночества. Один раз я, еще не зная о том, оставил щенка одного в квартире, а когда вернулся, не узнал ее – обои порваны, коврик изгрызен, шторы содраны, дверь – в щепы. Словом, полный бедлам. Это так наш Виктор (так мы с женой назвали пса – в честь победы, поскольку приобрели его 9 мая) отомстил нам за то, что мы его покинули. Так вот по поводу души. С нами проживает дочь с мужем и маленьким ребенком Ванечкой. Ванечку наш Виктор, или сокращенно Тор (между прочим, бог грома, бури и войны у скандинавов), сразу принял как родного, когда дочка принесла его из роддома, облизывал, охранял, а когда тот подрос, разрешал делать с собой всё, что придет в голову: и за уши драть, и верхом садиться, и в пасть руки засовывать, и за хвост вертеть. Только если становилось совсем невтерпеж, мог подвыть жалобно, и тогда дочка приструнивала разошедшегося сынишку.
Как все дети, Ванечка не любил складывать игрушки. Поиграет – и бросит на полу. Как только мама его ни ругала, а иной раз и шлепала, в ответ он лишь плакал, но своих солдатиков, кубиков и машинки упорно не убирал. В конце концов приходилось самой подбирать игрушки и складывать их в большой картонный ящик. Виктор наблюдал за всеми этими спорами и манипуляциями, сидя в своем любимом кресле, и однажды, когда началась очередная борьба за порядок, он чинно поднялся, спрыгнул на пол, подошел к раскиданным игрушкам и одну за другой стал в зубах переносить в ящик. Мы обомлели. Ведь никто не учил его так делать, не дрессировал, не поощрял, но, видимо, собаке попросту надоели скандалы. С тех пор это повторялось каждый день. Более того, Виктор аккуратно стал сносить в ящик и те предметы, которые мы оставляли в кресле, на столе, подоконнике, поэтому если кто-то не находил свой мобильный, или кошелек, или браслет, или часы, то знал, что первым делом надо поискать в ящике. И они там в самом деле находились. Так Виктор заодно приучил к порядку и взрослых. Вы скажете, что это свидетельство его разумности, а вовсе не души? Погодите, в свое время пойдет речь и о ней.

Изображение 156

Мгновенный перенос
- Однажды был такой случай, - продолжает пенсионер. – Как-то на даче в Обуховке Виктор, рыская по двору, нашел в заборе щель, пролез в нее и убежал на улицу. А почувствовав свободу и ощутив азарт охотника, помчался в лес. Как мы его ни звали, как ни искали – всё напрасно. Между тем надо было уже уезжать домой – дочь ожидала работа, Ванечку - садик, и я тоже тогда подрабатывал охранником. Да и на дворе уже сильно похолодало – стояла середина октября, начались заморозки, ночевать было зябко до жути. Делать нечего – мы поплакали, на всякий случай оставили в миске еду для Виктора, дали соседям телефон, чтобы те позвонили в случае, если тот вернется, и уехали. Ванечка рыдал всю дорогу. Мы же его по-всякому обнадеживали, хотя в глубине души понимали, что на природе, к тому же в канун зимы, домашний бигль не выживет. И вот подъезжаем к дому на улице Коминтерна (сейчас она называется Яхненковская), поднимаемся на третий этаж – а нас встречает радостный лай. На пороге перед квартирой сидит наш Виктор и вовсю заливается, то ли упрекая нас за задержку, то ли радуясь возвращению. Как он нашел наш дом, как успел добраться до него из Обуховки раньше нас, мы так и не смогли понять. А пёс, естественно, молчал. Возможно, найти городской дом ему показалось проще, чем дачный, где он бывал лишь пару раз (его обожали клещи, с которыми потом приходилось бороться не один месяц, из-за чего он сильно тощал, потому мы старались его по возможности не брать с собой на дачу). Либо Тор понял, что может уже не застать нас там, и сразу помчался в город. Вот такой умный пес. Дочка даже предположила, что, возможно, он попросту телепортировался (по предположениям ряда ученых, как я где-то читал, некоторые животные в случае опасности владеют этой способностью к мгновенному переносу в пространстве – к примеру, матка муравьев), потому и успел сюда раньше нас.

Собачий фантом
- Ну а теперь собственно о душе, - продолжает Федор Валерьевич. – Год назад, к сожалению, нашего Виктора не стало. Он умер от инфекции – поранился на даче, пока лазил по кустам, а мы вовремя не заметили раны. А когда она загноилась, было уже поздно, началось общее заражение. Последний вздох он испустил на руках жены, а перед этим по очереди подполз к каждому и облизал ему ноги – прощался. Похоронили мы его на даче, возле его любимых кустов смородины, чтобы он всегда был с нами. Ванечка ни о какой другой собаке и слышать не хотел. А спустя время стал уверять, будто Виктор вернулся и по-прежнему играет в саду – он не раз якобы видел его. Мы считали, что мальчик от горя выдумывает небылицы, и особо не возражали. Если его эти фантазии утешают – пусть. И вот как-то возвращаемся в город. Мой зять Ярослав не смог заехать за нами на машине, и мы поехали своим ходом, на автобусе. И вот идем к остановке, поздний вечер, май, вокруг – ни души. Переходим пустырь, и тут под ноги дочке с лаем кидается собака и начинает с ней играть. Кинется под ноги – и отбежит, куснет носок туфли – и в сторону. Дочка смотрит – и не верит своим глазам: да ведь это Виктор! Точь-в-точь его окрас, сложение, привычки, выражение морды (у собак, чтоб вы знали, они разные). Но ведь этого не может быть. Наверное, просто какой-то очень похожий пёс сбежал от хозяев. Возникла даже мысль взять его с собой в город – то-то Ванечке была бы радость (внук уехал днем раньше с папой). Но собака никак не давалась в руки. Покрутится вокруг, поманит – и отбежит. Мы возились с ней добрых полчаса, а когда опомнились, поняли, что опоздали на автобус. А в следующий миг собака исчезла. Без следа. Раздосадованные (и пса не поймали, и автобус пропустили) мы направились к дороге ждать следующего рейса. Через полчаса подкатила маршрутка, мы сели в нее и поехали. Выходим мы обычно за остановку перед Старым мостом, затем переходим железнодорожные пути, и через квартал – наш дом.

Изображение 190

Так сделали и в тот раз. Было уже совсем темно, поскольку лже-Виктор сильно задержал нас на пустыре. И только один фонарь горел через переход. Подходим к путям и видим скопление на них народа, чуть в стороне стояла «Скорая помощь» и машины полицейских. Оказалось, в том месте маневренный поезд, выезжавший из депо, сбил женщину и ее спутника – то ли они не увидели его, то ли не успели перейти через рельсы, то ли оступились. Причем, случилось это ровно полчаса назад. То есть, как мы прикинули, если бы та собака не отвлекла нас, и мы успели бы на предыдущий автобус, то вполне могли оказаться на месте погибшей пары. Выходит, тогда в Обуховке нам повстречался призрак нашего Виктора, его собачий фантом, который решил во что бы то ни стало удержать нас на даче и тем уберечь от гибели. Потому и в руки нам не давался, чтобы не напугать своей бестелесностью. Ну а если у животного есть призрак, то непременно имеется и душа. Так мы самым наглядным образом, так сказать, воочию, убедились в этом.
И последнее. В нашей церкви не практикуется молитва о животных (как живых, так и умерших), хотя в Книге пророка Иоиля и сказано: «Даже и животные на поле взывают к Тебе…». То есть, Бог воспринимает молитвы братьев наших меньших и не безразличен к ним. Поэтому мы молимся о нашем Викторе дома и на даче, несколько раз кропили его могилку святой водой. Возможно, по ту сторону мира он (его душа) дождется нас, и мы опять будем вместе. А после Судного дня Господь воскресит не только людей, но и всех живших когда-либо животных, и это будет нечто совершенно невообразимое? Как вы считаете?
Но я лишь пожала плечами.

Любовь РОМАНЧУК