Скелеты старого чердака

Владелец старинного двухэтажного дома на одной из старых улиц бывшего Екатеринослава задумал как-то переоборудовать чердак над верхним этажом своей квартиры в мансарду, не предполагая, к чему приведет его затея. Так получилось, что рабочие, которых он нанял, чуть раньше занимались ремонтом моей квартиры - от них я и услышала эту историю. Более того, однажды они даже сводили меня туда на экскурсию (с разрешения хозяина, при условии, что его фамилия и адрес не будут упомянуты), и я смогла сфотографировать помещение. Но это к слову.

Инфернальные стуки

Какой только хлам не накопится на чердаке старого дома за более чем сто лет со дня его постройки: екатерининские кирпичи, черные, просмоленные доски, ветошь, обломки старой мебели, ржавые железные брусья, побитые куклы, осколки посуды и прочее барахло! Стояли там несколько железных кованых сундуков, запертых на замки, где тоже хранилась всякая дребедень. Чтобы разобрать и вывезти этот хлам, потребовался месяц. Крышки пары сундуков из любопытства вскрыли, сбив замки, но ничего интересного внутри не обнаружилось. Поэтому остальные лари, уже не вскрывая их, просто запихнули в мешки вместе с прочим мусором и спустили вниз.
Несмотря на прорубленное в покатой крыше окно, в будущей мансарде оставалась темень. Однако работа спорилась быстро. И за ней не сразу обратили внимание, что стуков на самом деле больше, нежели те, которые производились рабочими. И лишь в перерыве, когда ребята усаживались на балки, чтобы перекусить, слышалось словно продолжение их работы: тук-тук-тук. Поначалу смеялись, что это, видать, домовой или какой-либо иной невидимый обитатель дома шалит, либо, напротив, помогает в работе. Но когда стуки стали раздаваться совсем близко, смех утих. Однако работа есть работа, и переделка старого чердака продолжалась. Пока однажды не произошло нечто странное.
- Утром мы, как обычно, переодевшись, поднялись наверх, - вспоминал самый молодой из ребят, Лёха Коржихин, - глядим - а все наши инструменты разбросаны, некоторые оказались аж за окном на крыше. Мы всегда их перед уходом аккуратно складывали в углу, а тут они оказались раскиданными по всему помещению. Но это еще можно было пережить. А потом мы увидели, что одна из установленных нами деревянных опор для будущего потолка где-то в середине сильно обгорела непонятным образом - да так, что стала негодной, и пришлось ее менять. Электричества наверху еще не было, грозы тоже, да и как молния могла бы угодить во внутреннюю опору, да еще и со стороны прохода, а не окна?
Но это было только начало.

Нечто

Прошло три дня. Строители, как обычно, уселись прямо на доски ужинать перед уходом домой. Ехать им было далеко: один жил в Новомосковске, другой - в селе под Синельниковым, третий - в Подгородном. Потому и решили подкрепиться. Погода стояла пасмурной, и на чердаке еще больше сгустились тени. И вот в самый разгар трапезы из угла между стропилами, от вытяжной трубы выдвинулось нечто светящееся. Образование имело очертания не то огромного паука, не то осьминога (кто что увидел), и плавно поплыло к строителям. С криками, расплескав кофе, ребята вскочили на ноги и ринулись к проему, ведущему вниз. Обернувшись у лестницы, увидели, что светящийся контур постепенно тает, пока не растворился вовсе, а в воздухе сильно запахло озоном.

Из этого угла за вытяжной трубой к рабочим выплыло светящееся нечто, принявшее очертания маленького человека

Из этого угла за вытяжной трубой к рабочим выплыло светящееся нечто, принявшее очертания маленького человека

Весь оставшийся день, устанавливая рейки, между которыми укладывался утеплитель, они обсуждали случившееся. Вначале остановились на предположении, что на чердак залетела шаровая молния. Вспомнили о найденной двумя днями раньше обугленной опоре, подтверждавшей, что появление на чердаке чего-то огнеопасного не в новинку. Однако поиск в мобильном интернете выдал, что выглядит шаровая молния как круглый шар различных размеров. К тому же, окно было закрыто, и каким путем сгусток энергии мог бы попасть на чердак, было непонятно. Галлюцинация отметалась, ибо привидеться всем троим одновременно она не могла. Была версия, что это просто луч солнца так своеобразно отразился от стоявшей вокруг пыли, создав видимость очертаний фигуры. Возможно, на ней в итоге ребята бы и остановились, одна беда: солнца в тот день на небе не было совершенно. Так что загадка так и осталась неразрешенной.

Инфекция зла

Еще три дня прошли спокойно. Призрачный сгусток больше не появлялся, однако в тот угол за вытяжной трубой, откуда он выполз, старались не заходить, а работы стали начинать раньше и заканчивать до наступления темноты.
Странные стуки иногда продолжали раздаваться в разных местах деревянной обшивки, иной раз прямо над ухом. Но к ним уже привыкли.
А потом… Потом началось необъяснимое. Первым сдал Лёха. Орудуя стамеской (это случилось на четвертый день после появления призрака), он вдруг сильно побледнел и медленно сполз на пол. Подбежавшие ребята с трудом привели его в чувство, затем вызвали "скорую". В больнице поставили диагноз - микроинфаркт, и отправили в реанимацию. А спустя сутки в руках еще одного рабочего во время сварки неожиданно взорвался аппарат. Вырвавшееся пламя ударило в каску, чудом не снеся голову, и опалило глаза. Итог тот же: больница, на этот раз с ожогом сетчатки. Третьего рабочего пришлось срочно перевести на другой объект.
Запертая душа
Работы на чердаке временно прекратились. Наверное, следовало освятить место, но никакой священник по узкой приставной, почти вертикальной и высокой лестнице не стал бы подниматься наверх. Поэтому владелец ограничился святой водой, которой обильно обрызгал стены и углы будущей мансарды. Но к знакомому священнику все же обратился. Когда он пересказал все происшедшие на чердаке события, тот поинтересовался, не находили ли во время уборки чердака от мусора каких-либо костей. Хозяин отрицательно покачал головой, но затем вспомнил, что содержимое нескольких железных ящиков осталось неперебранным - да и к чему это было делать? Всё равно всё отправлялось на свалку.
- Возможно, открыв один из ларей, вы выпустили запертую там душу, - предположил батюшка. - И теперь она мечется, ища выхода. Отсюда и стуки, и светящийся призрак.
- Хотите сказать, что некто однажды захоронил в одном из ящиков человека? - удивился владелец.
- Возможно, ребенка, ведь ларь по своим размерам мал, - пожал плечами батюшка. - Не утверждаю, что он был непременно убит, ребенок мог погибнуть по своей вине, а кто-то, к примеру, его друг, с которым он играл, испугался и скрыл его тело. В любом случае, рискну предположить, что на чердаке однажды развернулась смертельная драма. А теперь вы ее разворошили.
- И что же делать? - поинтересовался домовладелец.
- Оставьте чердак на пару месяцев в покое, - посоветовал священнослужитель. - На это время поставьте там иконы и каждый день кропите углы святой водичкой. Ну а я отслужу молебен по невинно загубленной душе. Плохо, что нам неизвестно ее имя. Придется ссылаться на улицу и дом. Но, надеюсь, это поможет.

Докторский сын

Прошло время. Рабочие, оправившись от несчастных случаев, вернулись к работам по переоборудованию чердака. И от своего нанимателя-бизнесмена узнали продолжение истории.
Подняв все свои связи, тот выяснил, что дом до революции был доходным владением некоего Сабура. Верхний этаж арендовала дворянская семья доктора Стоцкого. Во время гражданской войны, когда город несколько раз переходил из рук в руки, одна из властей обвинила врача в том, что он специально отравляет раненых солдат, и они в госпитале мрут как мухи. Вскоре к ним домой был направлен наряд для ареста. В архивах фигурировали только имена врача и его жены. Однако 90-летняя бабушка, проживающая во дворе, помнила по рассказам своей матери, что у Стоцких был пятилетний ребенок. Куда он делся, никто не знал. Просто бесследно исчез. Возможно, как думали жильцы, его определили в приют. Хотя сведений о том нигде не нашлось.
Поразмыслив немного, домовладелец выдвинул свою версию событий.
В те времена по городу гуляли слухи о том, что бандиты, пользуясь царящей вокруг неразберихой, похищают оставшихся без присмотра детей, употребляя их потом на самые разные нужды. Поэтому легко представить, что сердобольная мать перед арестом спешно припрятала своего сына на чердаке, велев не шуметь, пока они не вернутся. Таким образом она планировала уберечь свое дитя от жуткой участи. Но беда в том, что назад Стоцкие так и не вернулись. Сослали ли их куда подальше или же расстреляли, осталось неведомо.
Никто ничего не знал и о судьбе их ребенка. Соседи думали, что он отправился вместе с ними. А заселившие опустевшую квартиру новые жильцы если и слышали доносившиеся сверху тихие стуки или стоны, то, скорей всего, относили их на счет домового или же звукам самого дома: треску рассыхающихся половиц, шороху от просадки стен. И только теперь можно было сложить все пазлы давней истории, вообразив всю жуть ее окончания: как пятилетний мальчик продолжал послушно сидеть наверху, ожидая родителей, как иногда осторожно топал маленькими ножками, пытаясь согреться, как тоненько плакал от страха и боли. Спуститься вниз он при всем желании не мог, поскольку дверь, ведущая на чердак, закрывалась на висячий замок. В конце концов он умер от голода и жажды - возможно, устроившись в одном из стоявших наверху сундуков. К сожалению, имя его так нигде и не всплыло. А потом хлам продолжал громоздиться на хламе, и сгнившие косточки докторского сына постепенно затерялись в обилии мусора. Пока наконец не оказались извлеченными (но не опознанными) во время ремонта. По-хорошему их, конечно, следовало бы захоронить, но, увы, где они теперь, на какой свалке, уже никто не мог сказать.

Любовь РОМАНЧУК

Метки: мистика
Loading...
Loading...