Съемки чертовщины в заброшенном доме

Окончание. Начало в номере от 27 января 2018 года

В прошлом (и уже прошлогоднем) номере «Вечерки» мы оставили рассказчика Эльдара Формазина, историка по профессии и коллекционера «сделок с нечистым» по своему хобби, с тремя приятелями возле пустующего уже многие десятилетия деревенского дома. Напомним, летом 1975 года студенты истфака Днепропетровского госуниверситета попытались повторить путь Михаила Ломоносова, но заплутали и в результате оказались в деревушке Псоедь. В ней на отшибе и стоял заброшенный дом, обросший странными слухами. Почему его неожиданно покинули хозяева, что с ними там стряслось, и чего так боятся нынешние селяне, обходя когда-то помпезное строение десятой дорогой? На эти вопросы украинские ребята и решили попробовать получить ответы. А заодно заснять его внутренние апартаменты на пленку, чтобы исследовать их уже дома, в спокойной обстановке. Вроде бы всё просто.
Однако во время их исследований произошло неожиданное. Испуганные непонятно откуда раздававшимся стуком – словно кто-то пытался передать им морзянкой некое сообщение – ребята в спешном порядке ретировались, забыв при этом внутри дома кинокамеру. И напрасно.

DSCN6134

Старый альбом
- Наша вечерняя вылазка в заброшенный дом на краю села положила конец нашей работе, - продолжает свой рассказ Эльдар Никанорович. - Конечно, я всю ночь переживал из-за того, что забыл в нем дорогую кинокамеру и из-за глупых страхов не решился вернуться и забрать ее. Если бы она пропала, от родителей я получил бы хорошую взбучку, даже если она и являлась их подарком мне. Однако опасения мои оказались напрасными. Ибо когда мы поутру, когда всё вокруг в свете дня представлялось уже отнюдь не страшным, а самым обыденным и безопасным, а наши ночные страхи стали казаться смешными и беспочвенными, - так вот, когда мы вошли в дом, кинокамера лежала на том же столе, где я ее оставил, только не работала – за ночь полностью разрядились батарейки. Я, правда, не обратил внимания на то, в каком положении она лежала, - тогда мне это представлялось несущественным.
Запустение в доме уже не выглядело таким зловещим и обескураживающим. Хозяева уезжали и просто в беспорядке бросили ненужный хлам. Бывает. Однако вопрос, почему они так спешно уехали (если все же уехали), оставался открытым. Присмотревшись повнимательнее, я обнаружил за стеклянной дверкой буфета торец альбома в красном сафьяновом переплете, и это показалось странным, ведь снимки – это первое, что обычно увозят с собой люди, если перебираются в другое место. В крайнем случае сжигают, как это сделала моя мама – ей, видите ли, не хотелось, чтобы после смерти кто-то рассматривал ее изображения. Это, конечно, крайность, но каждый вправе распоряжаться своими снимками по собственному усмотрению. Внутри альбома оказались старые выцветшие фотографии (а что же еще?) и какие-то исписанные листочки – видимо, письма. Я хотел было прихватить альбом с собой, но тут за окном раздался зычный голос нашего бригадира:
- А ну быстро сюда, там бревен навалило.
А когда мы с виноватым видом вышли из дома, посмотрел на нас таким нехорошим взглядом, что по спине побежали мурашки. Насчет завала он соврал, берег был чистым, но вечером он дал нам расчет, заявив, что только квартирных воров ему не хватает. Тем более, если они лезут во всякие проклятые дома. По всей видимости, деревенские жители поставили перед ним условие выдворить нарушителей спокойствия вон. Никакие уговоры не помогли, и пришлось из села уезжать, о чем мы, впрочем, не особо и жалели. Жаль было только того, что тайна судьбы хозяев заброшенного особняка так и осталась неразгаданной.
Заметив мой слегка разочарованный взгляд, Эльдар Никанорович выдержал артистическую паузу, как заправский режиссер, затем откашлялся и произнес:
- А на закуску - самое интересное.
И, запалив сигарету («Кэмел», 38 гривен пачка) и жадно затянувшись, продолжил.

Тайна пленки
- Проявил пленку я только в родном городе – Днепропетровске (в деревне фотолаборатории не имелось, а в Москве было уже не до того). И для просмотра позвал своих корешей. Первые две кассеты визуализировали наши странствия и прилично нас посмешили. А на третьей был запечатлен старый заброшенный дом – снаружи и внутри. До того момента, пока я, положив камеру на стол, не вылетел из него прочь. Потом пошли статичные кадры, фиксирующие угол комнаты, куда был направлен объектив. Мы уже собрались перемотать пленку, как я заметил какое-то движение. Комната вдруг слегка сместилась, затем наклонилась. От удивления я не сразу сообразил, что кто-то просто поднял камеру и стал с ней передвигаться, оттого и поменялся ракурс съемки. Но кто? Жители села даже днем обходили дом стороной. К чему бы кому-то из них залезать в него ночью? Приезжих, кроме нас, не было. К тому же, не верилось, что таинственный незнакомец, обнаруживший дорогую бесхозную камеру, устоял бы против соблазна ею завладеть. Но она-то оказалась на месте.
Между тем камера начала надвигаться на темный угол, который всё больше вырастал в размерах. Не выдержав, ребята с воплем вскочили со своих мест и кинулись вон из комнаты. Я же выключил камеру, прервав ее наезд на пугающее НЕЧТО, вынул из нее пленку, отнес на кухню и, положив на поднос, без сожаления сжег, рассудив, что есть вещи, о которых человеку лучше не знать. Пепел от нее собрал в пакет, туго завязал, вынес на улицу и бросил в мусорный бак, чтобы и следа от него не осталось дома.

Запустение в заброшенном деревенском двухэтажном доме выглядело зловещим и обескураживающим

Запустение в заброшенном деревенском двухэтажном доме выглядело зловещим и обескураживающим

Шутки полтергейста
- Уже много позже, лет пять назад, - вносит ремарку Эльдар Никанорович, - в моей квартире вдруг то и дело стали пропадать вещи, и не абы какие, а те, которые мне срочно понадобились. К примеру, куда-то подевался паспорт перед заключением сделки о продаже дачи (я ее из-за этого так до сих пор и не продал). Паспорт хранился в ящике письменного стола в шкатулке, и я доставал его оттуда очень редко. А тут – нет его, и всё. Спустя месяц я решил – хватит, надо обращаться в милицию, сходил в паспортный стол, написал заявление о потере, узнал, какие надо принести документы, возвращаюсь домой – а паспорт лежит на столе на видном месте. В другой раз исчезла флэшка с моими трудами, когда я должен был отправить статью в научный журнал. Искал ее неделю, а когда, плюнув, решил восстановить работу по памяти, нашел ее на прикроватной тумбочке в целости и сохранности. Были и другие случаи. Так вот, друзья посоветовали мне установить в моей пятикомнатной квартире видеокамеры и по записям проследить, кто это в ней проказит по ночам. Но я отсек их совет на корню, памятуя о своей давней попытке снять в деревне Псоедь фильм о заведшейся в заброшенном доме нечистой силе.
- Во многих кинокартинах герои, напротив, буквально нашпиговывают свои дома следящими устройствами, - припомнила я.
- Вот именно, и к чему это приводит – не помните? – понизил голос Формазин. И сам же ответил за меня - ни к чему хорошему. Во-первых, ну увижу я на кадрах что-то или кого-то, и что? Сделать все равно ничего не смогу, а после увиденного не смогу тут уже спокойно и спать, и вообще находиться. И как тогда жить? Ночные видеокамеры устанавливают только в офисах, где никто не живет, и неведомым сущностям, духам, энергетическим сгусткам или что там еще обитает, ночью не от кого подзаряжаться. Во-вторых, - загнул он безымянный палец, - говорят, нечистая сила (в которую я не особенно верю, но допускаю, что всё может быть на этом свете) не любит, когда за ней подсматривают и застают врасплох (потому на подобного рода снимках мы, в лучшем случае, вместо силуэтов видим лишь размытые пятна, которые трактуем как нам того хочется или как Бог на душу положит, либо пленка вообще засвечивается). По крайней мере, никому еще не удалось запечатлеть существ иного мира или так называемых привидений. И не потому, что, как некоторые считают, их попросту не существует, а, скорей всего потому, что они этого не хотят. Так что охотиться за ними и бесполезно, и небезопасно. В противном случае она, то есть «нечистая сила», как обобщенно именуют проявления сил неведомой природы (феномен внешнего вмешательства), начинает наносить ответные ходы. Пропажа вещей – это еще баловство, шалости, а вот когда начнет пропадать здоровье – смешно станет не очень. Фильм «Паранормальное явление» хорошо показал, что бывает, когда люди начинают гоняться за своим полтергейстом или домовым. Да и священники, с которыми я общался, - и это уже в-третьих - говорят, что наш интерес к нечистой силе (если таковая завелась в доме) лишь укрепляет ее энергетически, подпитывает, поэтому лучше всего не обращать на нее внимание. Пусть себе шалит, на большее она, покуда мы не придадим ей сил, все равно не способна.
Я же еще больше укрепился в мысли, что в свое время поступил разумно, когда сжег проклятую пленку и не стал ее досматривать. И никогда не жалел о том.

Любовь РОМАНЧУК

Метки: мистика
Loading...