Рождение маньяка

Многие люди наверняка не раз удивлялись, почему, коль скоро наличие экстраординарных способностей (благодаря различным шоу типа «Битва экстрасенсов», «Экстрасенсы ведут расследование» и прочим) практически доказано, правоохранительные органы не спешат привлекать к сотрудничеству магов, колдунов и паранормалов. Невзирая на то, что в целом ряде романов это сотрудничество красочно и подробно расписано (к примеру, в вампирских хрониках Энн Райс, «Евангелии от Сатаны» Патрика Грэхама, мистических детективах и сериалах), в реальной жизни всё обстоит не так.

церковьПаранормальный сыск

Моя знакомая экстрасенс Джелалия, наша бывшая землячка (о которой мы уже рассказывали в предыдущих сериях раздела «Мистика») объясняет этот факт так:

- Допустим, кто-то из нас действительно найдет и укажет на искомого убийцу. Но. Во-первых, где гарантия того, что он не ошибся или же намеренно не указал на своего недруга? Во-вторых, одного указания мало. Нужны доказательства, следы, улики, вещдоки – а они, как правило, отсутствуют. В-третьих, показания экстрасенса с юридической точки зрения недействительны и не могут приниматься в числе доказательств судом. Как говорят, они не имеют правовой силы. Поэтому наше вмешательство в ход сыска может лишь усложнить работу оперативных органов или вообще направить следствие по ложному пути.

Однако один раз Джелалии все же пришлось принять участие в одном расследовании. Дело было в конце ХХ века. В Тверской области в течение нескольких лет орудовал маньяк. На счету его значилось уже 11 зверских убийств, совершенных схожим способом (что и дало основание объединить их в одно судопроизводство). Это не считая того, сколько трупов еще не было найдено. Убийца был столь хитер, что не оставлял никаких следов. Всех своих жертв, выловленных на дорогах (среди них были молодые девушки и юноши, пожилые люди и даже дети), он затаскивал в какое-нибудь укромное место (подвал, заброшенный дом, склеп на кладбище или посадку), еще живыми обескровливал, а затем прибивал гвоздями к балке, забору или дереву. А поскольку он без конца менял места совершения преступлений, найти его никак не удавалось.

В губернии возникла паника. Последней жертвой маньяка стала пятилетняя девочка, найденная прибитой к столбу электропередач. Ее ранним утром обнаружил дальнобойщик, едущий с далекого Урала. Он чудом справился с управлением, когда перед ним на высоте двух метров над землей, под щитом-указателем, указывающим на ближайшее селение, в предрассветных сумерках выступила фигура прибитого гвоздями к столбу ребенка, белого как мел, глядящего пустыми глазницами в потустороннюю даль.
Под давлением общественности местные правоохранительные органы в конце концов пригласили троих экстрасенсов, которые уже были знакомы публике по своим не столь давним выступлениям. Нужна была хоть какая-то зацепка, подсказка, совет. В число приглашенных вошла и Джелалия. Слово ей.

- Поздним вечером мы собрались в поселке, вблизи которого произошло последнее преступление, в доме молодой местной знахарки, с которой не раз имели дело во время предыдущих визитов. От предложенных нам номеров в маленьком трехзвездном отеле, стоящем у трассы и предназначенном в основном для водителей, мы отказались: не хотелось раньше времени привлекать к себе внимание. Да и условия для работы у нашей знакомой были лучше, поскольку ей не чужды были такого рода сеансы. В общем, поселились. Стоял конец октября, было уже холодно и сыро. Нам предстояло создать психологический портрет душегуба, что не так просто, как кажется на первый взгляд. В наше распоряжение были представлены материалы по предыдущим злодеяниям: место и время совершения, способ убийства, характеристика жертвы, показания свидетелей, слышавших крики (но кому они принадлежали, до конца было неясно), опрос родственников, фотографии тела, заключение судмедэксперта и так далее.

Каждый из нас работал отдельно, а затем мы должны были сравнить и откорректировать результаты исследований.

Мессы христосовцев

- Не стану описывать методики моих коллег и мою собственную (по большому счету, это коммерческая тайна), скажу только, что мы почти сразу пришли к выводу, что перед нами религиозный фанатик, который совершает обряд с жертвоприношениями, имитирующий распятие. Поэтому первым делом занялись «сканированием» членов заполонивших российские просторы сект и всевозможных братств, протянувших свои щупальца и в Тверскую глубинку. Их список нам был любезно предоставлен местными органами юстиции и довольно активным обществом реабилитации жертв сектантского насилия. Независимо друг от друга, наше внимание остановилось на личности бывшего священника (ныне – расстриги), основавшего «Храм истинного Христа» под брэндом ЗАО «Общество защитников вымирающих видов растений и животных».

Приверженцы его учения, как нам удалось выяснить путем «подключений» к ауре некоторых членов, утверждали, что Христос не умер на кресте, а вместо него был распят его двойник. Сам же Спаситель до сих пор бродит по миру, ожидая часа, когда сможет вновь проявить Себя явно. В задачи христосовцев, как называли себя сектанты, входило отыскать и распознать Мессию и тем приблизить наступление Страшного суда и конца света.

Свои собрания в свободное от «липовой» деятельности время они не столько ради сохранения секретности, сколько из тяги к театрализации проводили в небольшой заброшенной церкви, неприкаянным силуэтом застывшей на самой окраине Твери и словно забытой там людьми. Главная ежемесячная месса проходила так: пастырь облачался в одежду Христа, бывшую на Спасителе в тот день, когда Его вели на Голгофу, на голову надевал терновый венец, и после проведения положенной процедуры с песнопениями и причитаниями ложился в гроб, а место его занимал двойник, ладони которого в конце обряда пробивали тонкими гвоздями (натуральным образом, так что шрамы оставались на всю жизнь). Тем не менее, исполнить роль дубликата Христа считалось делом крайне почетным, и удостаивались этой чести те, кому удавалось после долгих молитв вызвать на своем теле появление стигматов (хотя, по моему мнению, большая часть их была не более чем искусной подделкой). Гроб же, в который ложился «настоящий», не распятый Христос, уносили из церкви и закапывали. Пастырь проводил в нем три дня, дыша через специально просунутую в крышку и выведенную наружу трубочку, после чего его выкапывали, облачали в белоснежные ризы и торжественно провожали к алтарю. Во время этой процессии паства кричала:

- Нашелся наш босс –
Иисус Христос.
Пришел к нам с приветом
Из Назарета.
Теперь мы все тут,
Готовы на Суд!

Поимка расстриги

- Именно образ этой церкви, постоянно возникающий перед глазами при попытках воссоздать картину преступлений, - продолжала Джелалия, - кстати, и вывел нас на главу «Храма». Так мне на тот момент казалось.

Расстрига часто и много разъезжал по области, и, казалось, являлся идеальным кандидатом на роль убийцы. Правда, лично я не чувствовала никаких толчков, ледяных дуновений или накатов тьмы, когда касалась его снимка или фамилии. Но моих коллег это не переубедило. По их рекомендации за расстригой была установлена слежка, которая установила, что он часто околачивается возле школ, что еще больше усилило подозрения.

Через несколько дней «наружка» принесла результаты. Ничего не подозревающий христосовец в тот день увел со школьного двора мальчика, усадил в машину и отвез к кладбищу. Этого оказалось достаточно, чтобы поднять тревогу.

Через несколько минут кладбищенский участок был оцеплен, а расстрига взят под прицел в тот момент, когда снимал с ребенка одежду. Когда с разных сторон старенькой покосившейся ограды на него выпрыгнули одетые в камуфляжную форму спецназовцы и больно заломили ему за спину руки, он даже не удивился, словно давно ждал такой развязки. Возможно, даже жаждал ее.

Задержанного доставили в участок, где он довольно быстро сознался в содеянном.

Но это оказался не убийца. Как говорится: поп – да не тот. По словам христосовца, он всего лишь занимался вербовкой новых членов братства, причем весьма своеобразным способом: через сексуальный контакт. Так же, как, согласно его учению, якобы поступал и сам Христос и о чем умалчивает церковь. Поэтому никакого преступления в том, что делал, он не видел.

- Конечно, ему можно было не верить. Но ведь и никаких доказательств, подтверждающих его вину, не было. Ни одного, - разводила руками Джелалия. - В который раз следствие зашло в тупик. И мы, собственно говоря, – тоже. И все же я чувствовала, что образ церкви в моих видениях был ключевым. Оставалось только найти замок, который этим ключиком открывался.

Продолжение следует

Любовь РОМАНЧУК

Метки: мистика
Loading...
Loading...