Пруд самоубийц

Признаться, меня всегда удивляла история осушения озера, которое когда-то располагалось на месте нынешней Озерки. Как известно, в 1880 году его по специальным дренажным каналам перекачали в искусственно созданный в городском саду пруд, а на осушенной территории разместили базарные лавки. А в 1885-м была официально узаконена территория парка.

Озерка
Почему, думалось мне, не оставить озеро на его природном месте, присоединив эту территорию к городскому саду, тем более что это рядом? К чему такие затраты? Да и рынок не раз страдал от поднимавшихся грунтовых вод. Его и сейчас, чуть что, заливает, превращая в сплошную лужу.
Размышляя над этим, я натолкнулась на такую легенду.
В начале XIX века в екатеринославские степи в наказание привезли взбунтовавшихся мануфактурщиков Павловской фабрики из Подмосковья, о чем тут же пожалели: рядом уже жили рабочие екатеринославской суконной фабрики. Из опасения, чтобы первые не подбили на бунт вторых, полицейским было отдано распоряжение пресекать все контакты между двумя слободами. Павловцев поселили в выстроенных южнее, на территории современного проспекта Пушкина, бараках. А разделительной чертой между ними и местным людом как раз и служило озеро.  Границы его с северной стороны доходили до Екатерининского проспекта, на юге граничили с Подгорной слободкой, на западе - с упомянутой Павловкой, а на востоке - с корпусами пивоваренного завода «Наследников Ф.Ф. Боте» и будущим Городским садом (парк Лазаря Глобы).
Видеться работники могли только на лесистых берегах, разделенных водным пространством. А так как и с одной стороны, и с другой было много молодых людей, между ними стали вспыхивать любовные романы. Влюбленные разработали целую систему общения на расстоянии: объяснялись жестами или пересылали записки на самодельных корабликах, сделанных из коры. Правда, они не всегда доходили до пункта назначения, застревая в водорослях, камышах или среди многочисленных кувшинок и водяных лилий. Иногда, когда полицейские, дежурившие в установленных на противоположных сторонах будках, теряли бдительность или проявляли сочувствие, влюбленным удавалось встретиться. Но счастливо судьбы их сложиться не могли, ведь браки между павловскими и екатеринославскими работниками были строго запрещены. Некоторым удавалось бежать, и больше о них не слышали. А некоторые, отчаявшись, по сговору бросались с разных берегов в воду и тонули.
Согласно преданию, на дне озера стали скапливаться трупы. Извлечь их с болотистого дна (ибо по мере того  как вырубался лес, озеро все больше заиливалось) не представлялось возможным. Печальная слава озера самоубийц распространилась далеко вокруг, и найти свою смерть среди красивых кувшинок (в которые, по поверьям, переселялись души утопленников) приходили и потерпевшие фиаско в любовных делах знатные барышни. Уже давно были ликвидированы запреты на браки между павловскими и екатеринославскими мануфактурщиками, быльем поросли предания об  озерных встречах слобожан, уже и сама павловская слобода прекратила существовать, а к озеру продолжали приходить екатеринославцы (не только барышни из разных сословий, но и мужчины), чтобы обрести в темных водах избавление от любви.
Вот тогда городским собранием и был поднят вопрос об осушении озера, дабы наконец пресечь пагубную традицию, а заодно поднять со дна и похоронить по христианскому обычаю утопленников.
И через несколько лет, после лавины дебатов (озеро было довольно красивым и рыбным, и потому имело немало сторонников), городская Дума дала добро.
Неизвестно, сколько нашли трупов, когда спустили воду и очистили заиленное дно, но или останки за такой срок без следа растворились, либо их не было изначально. Сведения о том решили не предавать огласке.
Так пруд, на полвека ставший местом ритуальных самоубийств (подобно печально знаменитому «лесу смерти» в Японии, у подножия горы Фудзияма на острове Хонсю), прекратил свое существование. Но над Болотной площадью, как стали называть осушенную территорию, а затем над возникшими на ней базарными рядами еще долго витала недобрая слава. А горожане уверяли, что в сумрачное время то и дело  видят там бледные призраки, безмолвно и безнадежно тянущиеся руки друг к другу. Может быть, поэтому от нее отказались военные, которые поначалу планировали разбить на ней обозные сараи и цейхгауз для резервного батальона 11-й бригады, а затем и строители.
Любовь РОМАНЧУК, кандидат филологических   наук

Метки: горбайки, Екатеринослав, Озёрка
Loading...
Loading...