Призраки в капюшонах

Постоянный и активный подписчик «Днепра вечернего» Николай Валерьевич Черепанов, проживающий в г. Днепропетровске на проспекте Металлургов, 41, о благих делах которого газета не раз писала, на этот раз прислал в редакцию письмо с изложением истории, приключившейся с ним в детстве. Сам Николай Валерьевич окончил экономический факультет ДГУ, работал экономистом, начальником Бюро труда и занятости, а в 90-х годах – менеджером по нормоведению окружающей среды в фирмах.

Как уверяет Николай Валерьевич, за всю свою жизнь он не сказал ни слова неправды, поэтому в описанном им происшествии нет ни грамма выдумки. Вот о чем он пишет.

- Возле нашего прославленного микрорайона поселок имени Крупской до жилмассива Западный (Днепропетровск) пролегает лесополоса. Она вся изрезана балками и балочками, буераками и буграми. Когда мне было 14-15 лет, со мной и моим другом детства Женькой Васиным приключилась вот такая интересная штука.

Мы любили кататься на велосипедах – у меня был «ХТЗ – Ласточка», у него «Школьник».  Он был маневренней, но скорость несколько уступала моему «коняге». В лесопосадке (а ей было уже лет 25-30), которую садили сразу после войны, было много абрикосов «дичек». Поэтому мы ездили туда «пастись». Кроме абрикосов, попадались и вишни, которые я обожаю с раннего детства.

Кроме чисто гастрономического интереса, был еще и спортивный: в посадке напротив воинской части (ее отделяло железнодорожное полотно) находился курганчик не курганчик, холм не холм, а некая высотка, именуемая «тригонометрической». На ней был установлен госзнак, гласящий, что сия пирамидка установлена в 1922 году и согласно номерному декрету охраняется законом народного Комиссариата УССР.

Но суть в том, что параллельно железнодорожному полотну пролегала проселочная дорога, которая упиралась в этот тригонометрический пункт и продолжалась с противоположного склона. Холм был покрыт невысокой травой и мелким кустарником. У нас, у пацанов, была забава: мы с разгона взлетали на вершину этого бугра, а затем, не тормозя, спускались с противоположной стороны. Тогда это казалось верхом удали и молодечества.

 Николай Черепанов в детстве стал свидетелем необычного и загадочного происшествия


Николай Черепанов в детстве стал свидетелем необычного
и загадочного происшествия

И еще была одна закавыка. Путь к этой высотке пролегал мимо небольшого дачного поселка (там было не больше 15 дачек) и кладбища, где были похоронены немецкие солдаты. Последнее представляло собой прямоугольник (метров 100 в длину и чуть больше сорока в ширину). Дачный поселок пользовался не очень хорошей славой ввиду близости захоронения немецких военнослужащих. Поговаривали, что в крайних домиках по ночам наблюдали привидения, поэтому хозяева никогда там не ночевали.

Так вот, в тот день стояла не очень хорошая погода (а дело было весной –  в конце апреля или в середине мая), и мы, проскочив мимо дачного поселка, помчались к вышеозначенной высотке.

Я лихо летел впереди, Женька – сзади. Неожиданно я затормозил, да так резко, что едва не вылетел из седла, потому что на вершине бугра, рядом с пирамидкой, заметил маячившую фигуру в макинтоше с капюшоном. Резко развернул велик и с ускорением помчался назад. Чуть отставший дружок тоже увидел эту странную фигуру и, не дожидаясь меня, на ходу развернулся и бросился назад по проселку.

Вдруг заморосил дождик, проворковал пока еще далекий гром. Мы гнали на полную катушку. Вот и кладбище (оно представляло собой небольшие столбики с номерами – тогда еще там никто не рылся: «черные археологи» начали шерудить там значительно позже, в конце 70-х годов). И какой кошмар! Точно такая же фигура торчала в конце последнего пристанища мертвых. Точно в таком же макинтоше с капюшоном.

Мы драпали, налегая на педали. Женька лидировал. Он зацепил ветку клена – она хлестнула меня по лицу, я на секунду словно ослеп, но управления великом не потерял…

Мы очнулись с ним под виадуком через железнодорожную линию. Дождик превратился в ливень. Еле отдышались и, с тревогой оглядываясь на еще близкие, расположенные метрах в ста, дачные домики (они «выходили» из лесопосадки и упирались в глубокую балку), начали обсуждать происшествие.

Я знал, что такие плащи-прорезинки носили немецкие солдаты (рядовой и унтер-офицерский состав). Такой был и у моего деда (а ему подарил его сын Борис – мой родной дядька - в начале 50-х, когда вернулся из Германии). Видел такие плащи я в кино да по телеку.
Что это было? И почему нас обуял такой ужас? Не знаю до сих пор. Но с того дня мы объезжали этот участок стороной.

 Кладбище возле поселке имени Крупской, на котором похоронены немецкие солдаты, славилось привидениями


Кладбище возле поселке имени Крупской, на котором похоронены немецкие солдаты, славилось привидениями

А В ЭТО ВРЕМЯ

КалембетЕще один давний подписчик газеты (он выписывает «Вечерку» более сорока лет), инвалид Великой Отечественной войны 1-й группы Кирилл Иванович Калембет,  проживающий на улице Косиора, 66, откликнулся на статью «Поиск туза» (номер от 25 декабря 2015 г.).

«Часто я задумывался: существует ли магия чисел? – написал он в своем письме. – И считал, что в моей жизни имели важную роль цифры единица и девятка. А число 10 как их сумма многократно сопровождало мою жизнь. Прочитав статью, я убедился, что магия чисел действительно существует.

Родился я 17.02.1919 года (17 + 2 = 19). Таким образом, в моей дате рождения три девятки, а в сумме они дают три десятки: 1 + 9, 1 + 9, 1 + 9.

Когда регистрировали брак, мне было 27 лет (2 + 7 = 9), а девушка Клава родилась в 1927 году (две девятки). Брак регистрировали в городе Гайсин Винницкой области 23 мая 1946 года (опять получаем: 2 + 3 + 5 = 10; 1 + 9 + 4 + 6 = 10 + 10). Три десятки.
Эту дату мы с ней отмечали 67 раз!

После увольнения из армии в запас (на пенсию) в 1964 году (Кирилл Иванович завершил службу начальником связи танкового полка в Славуте) снова выпало две десятки: 1 + 9 = 6 + 4 = 10, а я получил квартиру в Днепропетровске, в которой и проживаю».

В Днепропетровске Кирилл Иванович 37 лет проработал в «Бытрадиотехнике», имея в общей сложности 69 лет трудового стажа.
«Но увы, - пишет он дальше, - оказалось, что число 10 со дня моего рождения положительно сопровождало мою жизнь только до прошлого года. Последняя десятка в 2015 году оказалась трагичной. 9 января (9 + 1 = 10) любимый и дорогой мне человек – жена Клавдия Львовна, с которой мы прожили 67 лет в любви и дружбе, - ушла в другой мир.

Осталась мне последняя десятка – 2017 (2 + 1 + 7 = 10), если, конечно, доживу».

Кирилл Иванович, кстати, проглядел еще одну десятку, заложенную в его адресе: Косиора, 66/7. 66 + 7 = 73; 7 + 3 = 10.

Ну а мы желаем ему дожить и пережить очередную знаковую дату.

Любовь РОМАНЧУК

Метки: мистика
Loading...
Loading...