Призрак Оперы

Еще одну историю на тему «Жизнь после смерти» мне рассказала моя мамочка.

Когда она вышла на пенсию, то пошла на подработку в костюмеры одного из театров (названия его не упоминаю, поскольку руководство наверняка будет не в особом восторге от упоминания этой истории. Даже городок называть не хочу – в конце концов, не в этом дело). В ее задачи входило ездить с актерами по области, подбирать из всей кипы необходимые костюмы, следить за их состоянием, после выступления гладить и зашивать порванные места. Работа ей нравилась, и к пенсии было хорошее подспорье.
Среди оркестрантов, с которыми она общалась больше других, поскольку ее комнатка находилась на их территории, ходила легенда, которую не раз обыгрывали с различными подробностями, когда в шутку, а когда и устрашения ради. Вспомнила я о ней по прошествии стольких лет по трем причинам. Во-первых, перечитала «Призрак Оперы» Гастона Леру – правда, там мистические события в итоге объясняются вполне рационально, хотя весьма и весьма необычно. Во-вторых, мне приснился сон, в котором услышанная от мамы история обрела виртуальное воплощение, вынудив меня проснуться в липком поту и с мурашками по телу. А в-третьих, о том мне напомнил рассказ Ярослава Никольчука (см. номер от 10 октября).
Моя мама была до мозга костей атеисткой и не верила ни в Бога, ни в чёрта, ни в разную мистику, полагая всё это «выдумкой для дураков» и «чушью несусветной». Дожила она до 92-х лет и даже перед смертью признавалась, что очень хотела бы поверить, но, увы, не может. Тем не менее, тот случай немного поколебал ее неверие.

мистика

Моя мама никогда не верила в привидений, но появление в полночь в театре маленькой девочки объяснить не могла

Пропавшая девочка
История, которую частенько новеньким или же гостям рассказывали оркестранты, состояла в следующем. Когда-то, лет десять или …надцать назад, еще в советское время, в театр приехали коллективы художественной самодеятельности со всей области. Выступили, позанимали какие-то места и отбыли в свои пенаты. После них остались кучи мусора, порванных костюмов, остатков еды. А еще – девочка, которая, как выяснилось на следующий день, отстала от своей группы и домой не вернулась. Виноват, конечно, был худрук, который отвечал за перевозку ее коллектива, но, говорят, на обратном пути в автобусы набились посторонние, а некоторые группы пришлось объединить, так как подошел не весь транспорт. Так что проверить всех в возникшей спешке, хаосе и толчее было просто невозможно. Вот так девочка и затерялась. Куда она делась, на каком этапе выпала из поля зрения взрослых, определить не удалось. Возникла версия, будто она во время перерыва вышла на улицу и заблудилась в незнакомом городе. Это казалось логичным, поскольку в театре ее не нашли ни на следующий день, ни позже.
Но у оркестрантов была своя версия происшествия. Точнее, легенда, которой они любили пугать новичков. Согласно ей, девочка никуда из театра не уходила, а в поисках то ли туалета, то ли кафе, то ли любопытства ради забрела в его недра – в тянувшийся под всем зданием лабиринт. В нем и заплутала, а когда наступила ночь, и театр опустел, забралась в одну из гримерных, где и уснула на куче барахла в том костюме, в котором и выступала. Обходивший театр сторож ее, естественно, не заметил, запер дверь и ушел. Три дня театр не работал, и девочка, как говорит легенда, никак не могла выбраться наружу. А когда ее хватились и в поисках перерыли каждое помещение, то в гримерной обнаружили лишь ее костюм – платье Белоснежки. Конечно, девочка за это время могла переодеться в более удобную одежду – благо, выбор был, но вот куда она подевалась, так и осталось вопросом. Поэтому находку ее костюма, свидетельствовавшего о том, что она побывала тут после окончания фестиваля, по здравом размышлении скрыли.
С тех пор, говорят музыканты, ее дух, который прозвали духом Белоснежки, периодически появляется в служебных помещениях театра, но никогда не выходит на сцену, в фойе или зрительный зал. То ли ищет выход из темных и запутанных коридоров, то ли свой костюм, который с тех пор затерялся среди прочих театральных аксессуаров. Иногда призрак можно видеть поздней ночью после полуночи. Но заговаривать с ним или привлекать его внимание ни в коем случае нельзя, ибо, соскучившаяся по обществу, девочка может захотеть увести в свой мир (а точнее, пространство между мирами, где она застряла) нечаянного гостя. Этим обстоятельством объяснялось то, что до двенадцати ночи все всегда стремились покинуть театр. Не то чтобы в эту присказку так верили, но такая уж установилась примета, и этот обычай старались не нарушать.
Не раз в различных ракурсах выслушивая эту историю, мама всякий раз не могла удержаться от улыбки. Надо же, мол, такое придумать. Скорей всего, никакая девочка никогда тут не терялась, а если и терялась, то быстро находилась, и никакой дух ее не бродит по подземному лабиринту, потому что духов вообще не существует, в чем она на тот период была абсолютно уверена.

Дух Белоснежки
И вот однажды, после поездки в Магдалиновку (было это в новогодние каникулы в середине 90-х) она принялась перебирать костюмы артистов. Многие из них оказались безбожно измяты, между тем через два дня ожидалось еще одно представление. Чтобы специально не приезжать сюда на следующий день (а жила она далеко от центра), мама решила перегладить все костюмы этим вечером и вернуться домой на такси. За глажкой задержалась допоздна, и о том, что случилось после полуночи, никому не рассказывала лет двадцать (видимо, не желая этим подвергать сомнению свое собственное неверие). И только когда попала в больницу с воспалением легких, стала поговаривать о визитах девочки из театра, которая, видимо, хочет увести ее с собой. Испугавшись, что она бредит, я, тем не менее, поинтересовалась, о какой такой девочке она говорит, и она коротко рассказала.
В тот далекий день в театре она после тяжелой поездки на гастроли осталась приводить в порядок костюмы. Никого в театре уже не было, и вокруг царила непривычная тишина: ни какофонии распевок, ни звуков и рулад музыкальных инструментов, ни бубнежки ролей, ни перебранок рабочих. В пылу работы она поначалу не обратила внимания на раздавшийся за дверью тихий скрежет, похожий на царапанье, подумав, что это, наверное, уборщица. Хотя за полночь она, конечно, никогда не работала, но мало ли что? А потом на пороге вдруг обнаружилась девочка.
Мама застыла с утюгом в руке. Не потому, что ей вспомнилась рассказанная история, и она решила, что это и есть дух Белоснежки. О том она в тот момент не думала вообще. Она просто удивилась, откуда в столь поздний час в театре взялась маленькая девчушка. Представления давно закончились, и сотрудники (если кто из них и приводил с собой ребенка) разошлись. Мама не успела ничего спросить у нее, как девочка вдруг круто развернулась и исчезла.
- Было темно, и, наверное, я просто не увидела, как открылась и закрылась дверь, - продолжала цепляться за остатки атеизма мама.
Уже выходя из театра, она на вахте поинтересовалась у сторожа, что за маленький ребенок в столь поздний час делает внутри и как туда попал, на что тот ответил, что никто с ребенком сюда за весь день не проходил. Главный же вход давно закрыт.
«Ну и ладно»,- решила мама и отправилась к поджидавшему ее такси.

Продолжение легенды
Спустя неделю мама вновь услышала пересказ давнишней легенды и ее продолжение, гласившее о том, что дух Белоснежки якобы боится всего горячего, поскольку есть предположение, что девочка сгорела в топке, потому ее останков нигде и не нашли. В те времена зимы были очень суровыми, и размещавшийся в подвале котел никогда не отключался, из-за чего периодами возникали локальные возгорания.
Неожиданно для себя мама вспомнила, что держала в руках раскаленный утюг. Возможно, мелькнула мысль, именно он напугал заявившегося к ней в полночь ребенка и заставил ретироваться. И тут же отогнала ее от себя – она же, как-никак, не верила ни в каких призраков.
Через месяц ей пришлось вновь задержаться в театре по той же причине. Когда уже за полночь она доглаживала костюмы, вновь послышался шорох (возможно, его вызывали обыкновенные крысы), но на этот раз девочка не появилась на пороге, а осторожно заглянула внутрь. Ее головку мама и увидела, когда глянула на дверь. И, как и в первый раз, застыла с утюгом в руке, из которого вырывался пар. Миг – и никого нет.
«Показалось»,- решила мама, однако нервы все же сдали. Выключив утюг, она оставила всё как есть (чего раньше никогда себе не позволяла) и поспешно бросилась к служебному выходу.

***
На другой день зашедшие в комнату музыканты удивились, увидев на разложенном столе для глажки блестящий костюм из парчи с блестками.
- Где вы его нашли? – обратились они к маме. – Это ведь костюм Белоснежки – тот самый, в котором выступала пропавшая девочка и который был найден в гримерной. С тех пор его никто не видел. А вот вы нашли.
- Он был в общей куче, - попробовала пояснить находку мама.
- Мы не раз перебирали это барахло – не было его там, - стояли на своем оркестранты. – А вот гладить его не надо – в нем никто играть никогда не будет. Если только не захочет исчезнуть, как та девочка.
Возможно, они просто ради забавы пугали маму, но на другой день она подала заявление и уволилась. И больше с тех пор уже нигде не работала.
В привидений она по-прежнему не верила, но вот объяснить появление и исчезновение девочки в служебных помещениях театра в ночное время суток не могла.

Любовь РОМАНЧУК

Метки: мистика