Полуночные призраки

Осенью, в ноябре, накануне долгой зимы, по поверьям многих народов, темные силы и души умерших гуляют по земле, ища пристанища от холодов. Хэллоуин (День всех святых) – это христианизированный Самайн, восходящий корнями к языческому Дню мёртвых, в который, как считалось, души умерших родственников посещали родной дом. В эти холодные ветреные дни люди со стороны смерти – с запада либо севера - ожидали встречи с Дикой охотой, забирающей души тех, кто ее увидит.

Об этих поверьях наверняка вспомнилось и днепровскому фотографу и любителю экстрима Сергею Протальнику, решившему поделиться своими осенними фотооткрытиями.

Снимок проспекта Дмитрия Яворницкого возле монумента Славы содержит привычную нам картину

Снимок проспекта Дмитрия Яворницкого возле монумента Славы содержит привычную нам картину

А на снимках, сделанных там же спустя несколько секунд, на холме ясно видны странные золотые плошки

А на снимках, сделанных там же спустя несколько секунд, на холме ясно видны странные золотые плошки

Золотые плошки

- Однажды осенью в это время года я делал ночную съемку в верхней части нынешнего проспекта Дмитрия Яворницкого, - рассказал он. – Установил фотоаппарат на штатив, задал долгую выдержку. Это было в районе монумента Славы. Когда затвор несколько раз перещелкнул, я взглянул на снимки. На одном оказалось запечатлено то, что видел и я: уходящий вниз спуск, горящие вдоль дороги фонари. А на другом сбоку на травянистом склоне вдруг проявились три ярко-золотистые плошки. Подошел ближе – ничего не видно. Развернувшись, я отошел и направил фотоаппарат со штативом в другую сторону, к подъему и вновь выставил выдержку. Спустя время подошел взглянуть – и вновь та же картина: на первом снимке всё как обычно, а на втором, сделанном спустя пару секунд – внизу три золотистые плошки. Хотя визуально я по-прежнему ничего подобного на холме не видел. Вот я и подумал – а может, это какие-то отражения чего-то невидимого нам, проступившего из другого измерения? Глаз наш их не видит, а вот фотокамера в свой ракурс поймала.

На снимках, сделанных ровно в полночь, люди выглядят призраками на Земле

На снимках, сделанных ровно в полночь, люди выглядят призраками на Земле

Свет ночной звезды

Сергей Протальник отметил и такую особенность: если поздним вечером фотографировать людей в окрестностях монумента Славы, то на пленке они выглядят размытыми призраками, исчезающими среди каменных домов и ночного неба. Возможно, этому способствовало и особое освещение старых фонарей. Однако пришло время, и их заменили на новые, сразу залившие город ярко-оранжевым светом.

- Кому как, а мне все-таки больше по душе старые светильники, с их холодным мертвенно-бледным светом естественного спутника не только Земли, но и многих поколений поэтов, влюбленных и просто неравнодушных к окружающему людей, для которых пытливость познания – одно из лучших украшений нашего подлунного мира, - делится своими соображениями фотограф. – А глазированная комфортность праздничных иллюминаций и идущей следом рекламной мишуры вряд ли больше скажут уму и сердцу, чем неброская на первый взгляд и не кричащая о себе духовность. И поэтому я буду продолжать ходить по тем улицам нашего города, где еще светят холодным загадочным светом старые фонари, стараясь увидеть в них то, что волнует людей во все времена – вечное. Иначе что подумают о нас, жителях Земли, на звезде Венере – Урании?

Таромский карьер

Заброшенный карьер у села Таромское знаком многим. И не только своей первозданной красотой. На его гранитных стенах разворачивают соревнования и тренировки скалолазы (и одолевать их сложнее, нежели сложенные из известковых пород крымские горы – знаю по собственному опыту). Заядлые рыбаки приезжают туда порыбачить в небольшом, но глубоком озере, окаймленном отвесно стоящими гранитными скалами, или же на берегу Днепра. Озеро это образовалось на месте затопленного в конце 80-х годов минувшего века котлована.

В таромском карьере таится немало загадок и тайн

В таромском карьере таится немало загадок и тайн

Когда началась там выработка камня, неизвестно, но завершена была в «период застоя» - в конце 70-х годов. Сам карьер состоит из двух: большого (400х140 м) и малого (150х180 м). Оба ныне затоплены, а максимальная глубина составляет 7 метров. Периодически из озера откачивают воду (зачем, тоже неизвестно).

Нашли в окрестностях карьера приют и лисицы, зайцы, выхухоли. Въезд на территорию закрыт воротами, хотя она и не охраняется. А если пройти между ними, то попадаешь в совершенно особый, почти сказочный мир.

Несмотря на красоту, в озере, тем не менее, никто не купается, предпочитая ему воды Днепра. А о самом озере ходят разные слухи. Одни говорят о его повышенном радиоактивном фоне, другие считают, что на его дне было утоплено оборудование, представляющее опасность для ныряльщиков; третьи судачат о загадочных трещинах и выемках на дне, куда может утянуть пловца. Или о странных заведшихся там подводных существах – именно с целью их поимки якобы периодически и откачивают из озера воду. Но тем удается укрыться в многочисленных каменных лазах. Иногда там можно увидеть и призрака, принадлежавшего погибшему при завале рабочему, тело которого так и не смогли извлечь из пород.

Частым посетителем карьера стал и Сергей Протальник.

- Я езжу туда иногда на велосипеде, иногда маршруткой, - говорит он, - и едва не каждый день. Чтобы просто посидеть, наслаждаясь красотой, подзарядиться, помечтать, побродить по каменным завалам. Это совершенно необыкновенное место.
Именно там ему на ум пришли следующие строки:

«Даже безжизненные легенды не уходят в небытие и притягивают к себе не менее пристальное внимание, нежели наполненные жизнью явления, если их не покидает красоты и гармония с окружающим миром. Так и здесь, в заброшенном гранитном карьере, возле старинного казацкого села Таромское. Каждый раз, приходя сюда к вечерней заре, встречаешься с этим удивительным зрелищем, манящим к себе в темнеющем небе путеводной звездой. Медленно гаснет заря, сумерки опускаются на землю, обволакивая всё вокруг звенящим загадочным безмолвием. И видишь, как последние лучи заходящего солнца освещают нависшие граниты скал, перебегают по камням, по зелени. Где-то невдалеке плещутся воды Днепра, тянет дымком от ближних жилищ. И всё это разнообразие видов и ощущений захватывает и плавно кружит в хороводе перемещающихся огней догорающей зари. Днем это место, откуда далеко видно окрест, залито солнцем, наполнено кипящей жизнью, движением, а теперь затихшее, умиротворенное, уходит на ночной покой. И тогда чуткой душе и открываются сокрытые тайны этих мест. И одна из них – музыка. Перебегающие огни заката начинают воплощаться в некую загадочную мелодию и звучать. А на ум приходит «Танец духов» композитора XVIII века Дмитрия Бортнянского, выходца из украинской казацкой семьи и одного из первенцев отечественной классической музыкальной школы. Время, казалось, остановилось здесь, сплетая прошлое с настоящим, воплощаясь звуком, видением невиданной красоты, идущей через века и нередко присущей всему привычному, даже камню на дороге – надо только постараться увидеть это. Огни, огни, огни в вечереющем воздухе…»

Любовь РОМАНЧУК

Loading...
Loading...