Пакты на удачу

Эльдар Формазин, философ по образованию, а ныне эстет и предприниматель, прислал еще пару историй из своей «дьявольской» коллекции. Напомним, Эльдар Никанорович с юности записывает различные случаи, касающиеся пакта с нечистым. Иногда они снабжены фотографиями либо какими-либо вещественными доказательствами, иногда – рисунками, схемами и стихотворными заключениями автора.

Бабаи 90-х

леня

Так выглядел Леонид после возвращения с Севера. Единственное фото друга из семейного альбома Эльдара Формазина

- Все мы знаем, что в 90-е годы одних судьба вдруг резко взметнула вверх, порой на недостижимую высоту, а иных – отшвырнула на самое дно, - предваряет он свой рассказ ремаркой. – В 80-е был у меня один знакомый-сослуживец – Бабаев Олег (фамилию, естественно, я изменил, но настоящая тоже родственна имени отрицательного мифического персонажа). Мы вместе работали в лаборатории одного из вузов, а потом он стал продвигаться по комсомольской линии, довольно скоро стал вожаком всего заведения, а в 90-е оказался одним из счастливчиков, которым, как казалось нам, благоволила сама фортуна. Сейчас у него куча фирм в различных городах, пансионный бизнес, яхты, виллы и прочее и прочее. В нынешнее время мы уже не общаемся – слишком велика разница – а лет 20 назад еще поддерживали приятельские отношения, посещая одну и ту же сауну. Я неоднократно пытался выведать у него тайну его фантастического взлета, но Олег лишь усмехался в ответ, заявляя, будто он просто везунчик. Однако некоторые его секреты мне были известны: так, я знал, что в 1991 году он от бабушки получил наследство – большой двухэтажный дом в центре города, который продал, чтобы вложить деньги в дело, но это, конечно же, был мизер. К тому же, он мог запросто прогореть, как большинство новоявленных бизнесменов. Однако ему всегда сопутствовала удача, а финансовые кризисы 1998 года и 2006 обошли его стороной.
Так вот. Однажды, расслабившись после сауны, Олег рассказал о таком любопытном факте. По его словам, еще в середине 80-х Москва вдруг без объяснений перестала требовать передачу в вышестоящие инстанции комсомольских взносов, которые исправно собирались по всем уголкам страны. Так что уже тогда у наиболее смышленых вожаков возникли подозрения в том, что что-то готовится. Тем не менее, на местах они продолжали собирать взносы, накапливая сумму на счету в банке. Во-первых, рассуждали они, вдруг все все-таки вернется на круги своя, и Москва затребует положенное. Во-вторых, если все же нет, то накопления и самим пригодятся. В зависимости от региона и статуса комсомольского вожака, сумма за несколько лет до развала империи набралась огромной – от нескольких десятков до сотен тысяч рублей. Какая именно накопилась у Олега, он не сказал, но по моим приблизительным прикидкам, она была ближе ко второй отметке. На этом уже можно было построить бизнес и раскрутиться. Однако помимо денег, требовалась еще и поддержка. К тому же, как всем известно, в 1991-м все сбережения обычных горожан сгорели в банках. Точнее, они там до сих пор лежат (хотя размер вкладов относительно изменившегося курса цен упал в разы), но только никто ничего снять со своих счетов не может. И по этому поводу я хочу сделать небольшое отступление, как говорится, в тему.

Десять лет в обмен на богатство
Если Бабаев был для Эльдара Никаноровича знакомым шляпочным, то Леня Палагута – другом детства. В конце 70-х он неожиданно для всех завербовался на Север и десять лет безвыездно проколымил там в качестве рабочего. Заработал болезнь легких, потерял почти все зубы (на морозе они быстро портятся), зато весной 1991 года вернулся со ста тысячами на счету.
- Теперь заживу, - говорил он на вечеринке по поводу своего возвращения собравшимся друзьям. – Поправлю здоровье, вставлю фарфоровые зубы, выстрою дом, женюсь и оттянусь на морях. Работать как минимум лет пять не буду. А начну писать картины – давно мечтал.
Тогда ему искренне завидовали. Со ста тысячами в те годы можно было сделать многое. Да что там – можно было просто жить на одни только проценты. Однако снять даже малую сумму в банке Леониду так и не удалось – счета уже тогда были заморожены. Жил он временно у своей сестры на Соколе – перед отъездом на Север Леонид выписался из родительской квартиры, рассчитывая, что она ему будет уже не нужна. И теперь не имел на нее никаких прав. У сестры была своя семья, и Леонид жил там незваным гостем. А когда развалилась страна, и стало ясно, что никакие деньги вкладчики так и не получат (в России еще что-то выплачивали, а в других республиках – ноль), Леонид выпрыгнул из окна. Случилось это в апреле. Возможно, сестра попросила его съехать, и до него дошло, что жить ему отныне негде и не на что, и не будет никаких морей, фарфоровых зубов и семьи. Что десять лет он вкалывал напрасно, зря загубил здоровье и, по сути, жизнь, и ничего хорошего ему уже не светит. Накануне своей гибели он встретился со своим другом в кафе. Конечно, Эльдар не знал, что это их последняя встреча, и больше своего друга он не увидит. Они пили коньяк, пробовали экзотичные блюда (в те годы большая редкость) - «гулять так гулять», восклицал Леонид, разбрасываясь купюрами (а точнее, купонами, которые только вошли в обиход) так что Эльдар подумал было, что у него все утряслось, и каким-то образом деньги ему удалось снять. После одного из тостов Леонид вдруг сказал:
- Зря я его послушал. Вон как всё обернулось на деле.
А когда Эльдар поинтересовался, кого он послушал и в чем, рассказал, что в конце 70-х летом на улице к нему вдруг подошел мужчина неприметной внешности и предложил хороший контракт. Возможно, он выбрал его случайно, но не исключено, что встреча была подстроенной. В те годы молодой человек только вернулся из армии и ошивался без дел. Они сели за столики открытого кафе, и мужчина в радужных красках расписал ему контракт, наобещав груды золота. «Работа будет тяжелой, на приисках, но вернешься завидным богачом», искушал он его. «Весь мир вместе с бабами будет у твоих ног». Какой юноша не мечтает о том, тем более после суровой службы в армии? И Леонид поддался. Они подписали какие-то бумаги, после чего мужчина рассказал, куда ему приходить и с чем, и они расстались. В нужном месте все оказалось, как было обещано, его записали в бригаду, дали инструкции, и через три дня бывший дембель уже ехал в поезде по направлению к Москве. Одним из условий подписанного контракта было обещание Леонида все время его работы на приисках не жениться, не ездить в отпуск на малую родину и не заводить детей. Возможно, имелись там и какие-то другие пункты, но Леонид о них не говорил. Больше того неприметного мужчину он не видел, но соглашался, что свои обещания тот сдержал: Леонид вернулся домой богачом. Подвох был в другом – в том, что ни копейки со своих счетов он снять не сможет, а страна развалится.
- Он меня обманул по самому крупному, - подытожил Леонид, - забрал десять лет жизни в обмен на призрачное богатство. Часто я задумываюсь над тем, уж не дьяволом ли он был? По всем статьям подходит. Я даже лица его не могу вспомнить, словно и не было его вовсе. Если же это так, то гореть ему и мне в аду.
На другой день он и выпрыгнул из окна сестриной квартиры, расположенной на восьмом этаже. Шансов выжить у него не было.

Контракт на сто лет
- А теперь вернемся в конец 90-х, к моему забуревшему знакомому, - продолжает Эльдар Никанорович - У него в банке, к примеру, не сгорело ни копейки. Хотя таких усилий к их накоплению, как Леонид, он не прилагал. Как, почему? Тайну этого он мне так и не открыл, но однажды немного проговорился. В тот раз он вдруг расщедрился и после сауны с пивком предложил подвезти меня до дома в своем джипе. Начинался дождь, и пришлось согласиться. Машину вел шофер, а мы расположились на задних сиденьях. Олег рассказывал о своих делах, о недавней поездке на Богамы, о строительстве виллы в Италии, еще о чем-то. «Не боишься?», - спросил его я. «Чего?», - не понял Олег. «Ну, за такие бабки легко и грохнуть могут», - на его сленге пояснил я. - Не пытались еще?». В ответ Олег рассмеялся и ответил тихо, но уверенно: «Не грохнут. Я такой контракт подмахнул, что гарантия на сто лет обеспечена». «И что за контракт?» И тут Олег разом протрезвел и уже холодным, как мартовский лед, тоном процедил: «Извини, брат, но это уже тебя не касается».
С тех пор мы с ним больше не виделись. Нашу сауну он резко прекратил посещать, и наши пути-дорожки окончательно разошлись. У меня же сложилось впечатление, что он в машине брякнул лишнего и, поняв это, решил со мной больше не пересекаться – вдруг я еще на чем-то его подловлю. Что с ним стало дальше, чем окончится его контракт, каковы будут последствия, пока не знаю. Но уверен – он, как и мой друг детства, тоже кончит плохо, ибо дьявол (или некая сущность, которую мы условно именуем этим словом) в итоге всегда обманывает, хотя и может прельщать. Как он говорил сам о себе, «Я – часть той силы, что вечно хочет зла и вечно совершает благо» (из «Фауста» Гёте в переводе Михаила Булгакова). И, конечно же, врет.

Любовь РОМАНЧУК

Метки: мистика
Loading...