Месть домового

IMG_5160

Мистика
Если вы были очевидцем или участником странного явления или увидели НЛО, если с вами приключилась необычная история, звоните по тел. (056) 374-34-27 или пишите на электронную почту: roman-chuk@rambler.ru
Для каждого человека, даже не очень состоятельного, справить шикарную свадьбу, чтобы пир стоял горой, а объевшихся и обпившихся гостей на руках выносили из-за стола, – дело чести. Чтобы заработать деньги на трехдневное обжорство, да и на дальнейшее житье-бытье, Елена и Евгений Сыромяковы по следам многих искателей длинного рубля подались в Москву. Ибо где заработать дензнаки в маленькой скромной Новоалександровке? А в первопрестольной руки всюду нужны, и много.

Сняли комнатку в коммунальной квартире, устроились на работу (он – строителем, она - продавцом), и так хорошо всё пошло, что даже породистую собаку завели, терьера, рассчитывая, в дополнение ко всему, зарабатывать разведением щенков. И действительно, спустя полгода собака уже принесла приплод, а спустя год – еще один. Вырученные от продажи помёта деньги отложили на свадьбу. И не только на нее.

Радость жизни подпортило одно обстоятельство: дом, в котором они жили, неожиданно пошел под снос. Жильцов одного за другим стали выгонять. Пришлось искать другое жилье. Тут знакомая и предложила им двухкомнатную квартиру в хорошем районе, причем втрое дешевле, чем они платили за комнату. Не клюнуть на эту приманку не могли бы не только неискушенные юнцы, но, наверное, и умудренные жизненным опытом люди: шикарный район (почти центр), отдельная жилплощадь, плюс дармовая цена.

Переехали. А, вселившись в отдельную квартиру, записались на очередь в загс.
Два месяца из трех прошли спокойно. А потом началось.
Как-то, возвращаясь с работы, Елена увидела на двери записку:
«Уважаемые соседи, вы нас заливаете кровью. Примите меры».
Первой мыслью было: что-то стряслось с собакой, которая в новой квартире почему-то всегда вела себя беспокойно. Но она была цела и невредима. Метнулась в кухню – чисто. Выскочила на балкон - и застыла. На кафельном полу лежал большой кусок мяса, который и поплыл кровью. Кто его подбросил, зачем, было непонятно.

Знать бы ей, что это только начало всех бед, которые свалятся на их головы! Но будущее – к счастью или на беду - сокрыто от людских глаз.
Подошел срок свадьбы. Наряд пошит, гости приглашены, шампанское куплено, кафе арендовано. Когда до церемонии оставалось три дня, Елена, встав утром с постели и повернувшись к жениху, не удержалась от вопля ужаса: все лицо любимого, от лба до подбородка, покрыли струпья, пятна и язвы. Евгений ранее никогда не страдал аллергией, и откуда взялась хворь, не могли сказать и врачи. На капельницы ушла солидная доля заработанных денег. Но за три дня, проведенных в больнице, в норму Евгений так и не пришел. Чтобы не отменять бракосочетание, лицо его на время процедуры тщательно загримировали.
- За кого я выхожу замуж, не знаю, - шутила невеста. – Это не Евгений, а какой-то монстр.

На лице так и остались шрамики. «Словно кто-то прошелся по нему утюгом», - с ухмылкой констатировал муж.
Спустя месяц собака принесла первый на новом месте жительства помёт: пять крошечных щенят, и все, увы, мертвые. Тогда супруги еще не знали, что никогда больше живых щенков от своей любимицы и одновременно кормилицы не увидят, и, хуже того – аналогичные проблемы возникнут у них самих. Что не пройдет и полгода, как у Елены обнаружат внематочную беременность, и ей удалят трубу. Что с тех пор по два-три раза в год она станет попадать в больницу то с одним, то с другим диагнозом. А вскоре, после целого ряда обследований, выяснится, что муж практически бесплоден.
Деньги вымывались в какую-то бездонную дыру.
«Уезжайте, - писала им из родного села мать. – Ничего хорошего там вас уже не ждет».

Но как? Нет, съехать они, конечно, пытались, но только ничего из этого не выходило. После первой попытки Евгений потерял работу и с тех пор перебивался случайными заработками. Так что о переезде в нормальную, но куда более дорогую квартиру пришлось позабыть. Елена тянула семью на своих плечах. Когда же, поднакопив денег, сделали вторую попытку, Евгений попал в ДТП.
Шел пятый год затянувшегося и бесполезного пребывания молодых в столице.
«Мама, квартира не отпускает нас, - жаловалась дочь матери. – Что нам делать?».
На выручку к сестре и деверю отправился старший брат, бывший морской пехотинец.

Квартира ему поначалу понравилась. Вид на реку,  просторные комнаты. Он и сам решил задержаться здесь, а заодно и подзаработать. Но когда через пару дней в ванной его шарахнуло током, в своем решении поколебался.
- У нас это постоянно случается, - попыталась успокоить его сестра. – Проводка старая. То загорится вдруг, то замкнет. Не обращай внимания.
Три месяца Егор честно пытался выправить ситуацию. Узнал, что человеку, который сдавал это жилье, квартира досталась в наследство от сестры, которая неожиданно умерла в расцвете сил. Что брат ее ни одного дня не захотел остаться на доставшейся ему жилплощади, хотя у самого остро стоял вопрос с жильем: пять человек (он с женой, сын со снохой плюс родившийся ребенок) жили в однокомнатной квартире где-то на окраине. Узнал, что хозяин пытался сестрину квартиру продать, но почему-то не смог. Потому и назначил столь низкую цену за ее аренду.
А потом Егор стал болеть. И в конце концов, махнув рукой, бросил расследование и вернулся обратно.

- Это какая-то проклятая квартира, - заявил матери. – Я в ней чуть не сдох. А собака воет так, что хоть уши отрезай.
Расследование решила продолжить Елена. Однажды, передавая деньги, она в лоб спросила хозяина, чем занималась тут его младшая сестра.
- Не знаю, - ответил тот, но по выражению его лица Елена поняла, что он лжет.
- А как она умерла? – продолжала допытываться.
- Понятия не имею. Нам сообщили через неделю после ее смерти. Хоронили в закрытом гробу. Было какое-то следствие, пару раз нас вызывали для дачи показаний, но потом оставили в покое. Мы с ней практически не общались. А убил ее, думаю, один из ее любовников. Она была слаба по этой части.
- Так ее убили? – округлила глаза Елена. – Что ж вы не говорили об этом раньше?
- Да мы и сами не знали. Это в прокуратуре нам потом сказали.
- Скажите, а ваша сестра какой была? Доброй, злой, удачливой, безрассудной?
- Баба как баба, - подумав, ответил владелец квартиры. – А бабы, они все внутри злые. Разве не так?

И Елена оставила разговор.
Так и стали жить, перебиваясь с хлеба на воду. В гости к ним никто не ходил, боясь «заразиться» невезением, обходя их жилье десятой дорогой. Детей так и не появилось. И даже во время отпуска Сыромяковы не имели возможности куда-то вырваться – или заболевали, или деньги резко кончались.
- Это домовой у вас поселился и чем-то разгневан, - говорили друзья. – Его прикормить надо. Конфетками, хлебушком.

Хотя ни в какого домового, естественно, не верили, на всякий случай прикармливали, и водичку разливали, и заговор читали.
Однажды мать получила письмо. Дочка писала, что как-то, проснувшись среди ночи, увидела на фоне оконного проема фигуру. Не исключено, что она приняла за нее какую-нибудь тень, отбрасываемую на окно тем или иным предметом. Ночью, когда тускнеют земные краски, уступая место обманчивому лунному свету, искажающему обычные контуры, многое представляется нам в ином, неестественном ракурсе. По крайней мере, Лене привиделась именно фигура. С головой, покрытой платком, воздетыми к потолку руками.

Евгений, выслушав рассказ о ночном видении, рассмеялся и показал на высокий торшер, стоявший в углу, тень от которого, по его мнению, Елена и приняла за фигуру. Но тревога все равно осталась. С тех пор сны стали беспокойными, а шорохи, которые и раньше слышались по ночам, супруги стали приписывать уже не мышам (откуда они на восьмом этаже бетонного дома?), а совсем другим источникам, о которых и думать страшно. Особенно беспокойно вел себя муж, но причину не объяснял, не желая пугать жену.
А спустя несколько месяцев, в феврале, неожиданно умер во сне от остановки сердца.

В кармане пиджака, в который обряжали покойного, жена нашла фотокарточку – единственный найденный им снимок сестры хозяина квартиры. На нем хмурого вида женщина в платке, низко опущенном на лоб, проводила какой-то сеанс с поднятыми вверх руками. Рот ее был неестественно широко раскрыт, а глаза, казалось, сверкали огнем.

Похоронив любимого, Елена, бросив всё, с пустыми руками ушла из квартиры. В посольстве, куда она обратилась, в помощи ей отказали. Тогда она одолжила денег у подруг, взяла билет на поезд и, в чем была, уехала на родину. Но до границы не доехала. В районе станции Мценск три хвостовых вагона сошли с рельсов. Обошлось без жертв, но все пассажиры с разной степени травмами были доставлены в больницу, и Елены среди них не оказалось.
Выбросило ли ее при ударе из вагона, сбежала ли она среди поднявшейся суматохи, или кто-то ее еще ранее выкрал, так и осталось загадкой.

Комментарий специалиста:
Вадим СРЕДИННЫЙ, специалист по аномальным явлениям:
- Никогда не стоит вестись на дармовщину. Это всегда ловушка, так сказать, тот самый бесплатный сыр в мышеловке. Но если уж повелись, надо держать ухо востро. К примеру, почувствовав, что в доме что-то не так, следует уходить (а еще лучше – бежать) немедленно, пока вы не привязались, и к вам не привязались. Особо же привязывает кровь – а она пролилась у молодоженов дважды или даже трижды (мясо на балконе, собачьи роды и операция у Елены). После этого все усилия были уже бесполезны.

Любовь РОМАНЧУК

Loading...
Loading...