Месса удачи

В 90-е годы, чтобы выжить, за что только люди не брались! Семен Пустовой, с которым мой муж ходил в одну спортивную секцию во время учебы в вузе, был уволен по сокращению из института черной металлургии и, по примеру многих, стал «челночником». Со своим другом и коллегой Степаном (служба Эсэс, как называли их еще в институте, по начальным буквам их имён) они возили товар (парфюмерию, шмотки, сигареты, сувениры) из Турции в Москву, где толкали оптом и в розницу. Перевал делали в Адлере, где тоже хорошо шла торговля. На постсоветском пространстве в ширпотребе ощущался дефицит, и многие на нем тогда хорошо поднялись. Однажды Семен рассказал такую историю.

222 066

Амиран

Дела у днепропетровских «челночников» шли в те годы «шатко-валко». То товар вдруг конфисковывали на границе, то на рынках наезжали рэкетиры, то цены вдруг падали. Поэтому деньги то появлялись, то, наоборот, росли долги. И вот в очередной вояж в Адлер один из местных рыночников, которому они за кружкой пива посетовали на свою нелегкую долю, рассказал, что если ребята хотят привлечь к себе удачу, надо идти к Амирану.
В те годы, помимо различных «челночников» и рэкетиров, как многие помнят, в огромном количестве появились новомодные шаманы, знахари, руководители сект, оккультисты, маги и прочие фокусники. Пользуясь растерянностью людей, они сколачивали свои общины, в которых проповедывали всё, что им только было по нраву, лишь бы сбивать с одураченных деньги. И довольно долго пользовались успехом.
Не исключением был и Адлер. Как признался ребятам торговец мандаринами, черноволосый и уже немолодой Зураб, несколько месяцев назад тут появился некий Амиран, объявивший, что ему открыты тайны мироздания и судеб, а, главное, позволено их менять с помощью специальных обрядов. Секреты этих обрядов и ритуалов он познал в Индии, в которой проживал несколько лет. А цель свою видит в том, чтобы помогать людям, попавшим в бедственное положение. Он даже пару раз выступал по местному телевидению и давал объявления и интервью в газетах.
Вокруг новоявленного пророка тотчас образовалась община. И он стал проводить сеансы магии. Причем не у себя дома, а в горной пещере, где, по его словам, высшим силам легче выйти на контакт с людьми. Этот факт еще более прибавлял доверия к его персоне и нагнетал вокруг нее столь сладкую многим сердцам таинственность.
Попасть на сеанс было не так сложно – надо было лишь после собеседования получить согласие гуру, затем заплатить «за вход», соблюсти положенные правила, после чего получить возможность «соприкоснуться». Говорили, что Амиран помогал преодолеть черную полосу неудач и привлечь к жаждущим богатство, о котором тогда кто только ни мечтал.
- Саму страну развалили из-за жадности, - считает Семен. – Каждому внушили, что он легко может стать богатеем, получив акции прибыльных заводов. А в результате таковыми стали единицы.
Понятное дело, Амиран пользовался невиданной популярностью. К нему стремились попасть как политики, так и «звезды», отдыхавшие в тех краях. И всем он чем-то да помог. Клюнули на него и днепряне. В тот период у них как раз пошла очередная черная полоса, и они были рады попробовать любое средство, которое бы помогло преодолеть череду неудач.

Черный сеанс

- Зураб познакомил нас с магом, который показался нам вполне современным мужиком, - вспоминает Семен, - мы приходили к нему несколько дней, пили чай, разговаривали о разных вещах. Видимо, как я понимаю теперь, он нас прощупывал. И наконец во время очередного визита, когда нас уже ждал очередной рейс за товаром, и мы уже ни на что не рассчитывали, Амиран сказал, что завтра он проводит «мессу удачи». Якобы в это время звезды и Луна становятся в наиболее благоприятное для этого сеанса положение, и так далее, и так далее. Так что, если мы готовы, он готов нас включить в круг допущенных. Мы, естественно, с радостью согласились. Наконец-то. Удача нам тогда была нужна позарез. За нами висел крупный долг, который требовалось погасить в кратчайший срок. А дома сидели голодные семьи. И вот на следующий день проводник на машине повез нас в горы, в одному ему ведомое место. Ехали мы довольно долго. А когда вышли из нагретого солнцем салона, то невольно ахнули от открывшихся нашему взору красот. Перед нами расстилалась изумрудного цвета долина, по бокам окаймленная горной цепью. Далеко внизу паслась овечья отара, казавшаяся с высоты стайкой муравьев, а скальные пики, казалось, пронзали небо. Проводник повел нас по тропе вверх. По дороге мы пытались выведать у него сведения о конечном месте нашего вояжа, но он все время молчал. Возможно, был немым. По крайней мере, мы не услышали от него ни слова. Подъем был довольно тяжел - то переходили в «обезьянью тропу», перевитую корнями деревьев, то почти на отвесную кручу. Но мы были молоды и преодолели все препятствия без особых усилий.
После бесконечных петляний проводник наконец подвел нас к черному зеву пещеры, в которой проходили сеансы, и мы вошли внутрь. Пока глаза не привыкли к темноте, мы видели только светящиеся шары от зажженных факелов, расставленные по периметру. Но постепенно начали различать стоявшие вокруг силуэты. Одеты все были в темного цвета одежду, как и мы (нас о том заранее предупредили). Но лица никто не закрывал, да в том и не было надобности – вокруг было так темно, что разглядеть их в подробностях не представлялось возможным. Сам зал был небольшим, но извилистым, а от него уходили в разные стороны несколько боковых ходов.
Через несколько минут появился Амиран (он вышел откуда-то из глубины пещеры), и начался сеанс. Амиран произносил какие-то мантры на неизвестном нам языке, причем голос его стал на два тона ниже, чем тот, которым он обычно говорил. Помнится, Степан мне даже шепнул, что, может, это вовсе и не он. Потом надо было повторять за ним движения: то вздымать руки, то разводить их в стороны и приседать, то опускаться на четвереньки, то поворачиваться вокруг себя. И при этом гнусавить бессловесный «припев», которым перемежались мантры: что-то типа «ом-ом-ом».

Бегство

Что требовалось от участников действа дальше, Семен так и не узнал.
- Вскоре мне стало смешно от всех этих телодвижений, а если честно, то немного и страшно, и я сказал Степану, что собираюсь свалить, - признался он. - Но он был так увлечен процедурой, что, казалось, не слышал меня. Я дернул его за рукав, затем еще раз, но Степа, повернув ко мне лицо – белое, как смерть, с пустыми глазами, - зашипел на меня так, что я испуганно отпрянул. Я же после этого испытал еще более жгучее желание смыться. И в тот момент боялся лишь одного: что выход окажется запертым. Однако, на удивление, он был свободен, и его даже никто не охранял. То ли случаев бегства ни разу до того не случалось, то ли они были устроителям сеанса не страшны. То ли они были уверены, что беглецы никогда не отыщут дорогу назад.
Однако я не зря ранее занимался альпинизмом, и горы знал хорошо. Умея ориентироваться среди камней, я без особого труда нашел нужную тропу, а спустившись вниз, вскоре вышел к мощеной дороге и спустя время, поймав машину, уже прибыл к своему временному жилью.
Степан объявился только на вторые сутки, так что мы с трудом успели на рейс самолета. О том, что происходило на сеансе дальше, он не рассказывал, как я ни просил его о том. И, похоже, был на меня в обиде за то, что я его покинул. Это был наш последний совместный рейс. После этого наши дороги разошлись.

Цена удачи

Вскоре Семен бросил «челночную» аферу, устроился на работу и зажил с семьей хоть и небогато, но вполне стабильно, позволяя себе и отпуск за границей, и постройку нового частного дома на Левобережье. О Степане он слышал мельком. Знал, что тот стал «новым русским», таким образом осуществив свою мечту, без конца пропадал за рубежом, имел несколько предприятий, машин и загородных домов в разных частях света. Больше они не пересекались, так что подробности его жизни Семену были неизвестны.
Но вот недавно он случайно наткнулся на страничку былого друга в соцсети. Снимки на Мальдивах, в Афинах или Египте перемежались фотографиями рекламируемых продуктов его производств. Всюду глянец и блеск. На свой страх и риск Семен решил написать ему. Как раз выпадал его день рождения, так что повод имелся. Поздравив бывшего напарника с юбилеем и успехами, Семен намекнул, что, видимо, «месса удачи», с которой он сбежал, прошла успешно, и, видимо, зря он ее так испугался, иначе тоже жил бы припеваючи. К его удивлению, Степан на поздравление ответил. Но совсем не то, что предполагал услышать Семен. Финансовый магнат отписал, что это Семен поступил правильно, а он, Степан, ошибся. Потому что цена полученного свыше (или же из низа) везения оказалась жутковатой. Его дочь Анастасия в прошлом году умерла от лейкемии, сын родился с генетическим дефектом (каким, он не указал), жена пьет. «Денег немеряно – а счастья ни гроша», закончил Степан свое краткое послание.
Больше на связь с ним Семен не выходил. Именно это послание, к слову, и вынудило его рассказать о давнем приключении.
***
- Совпадение это, или в самом деле «месса удачи» принесла богатство Степану и в то же время сделало его уязвимым для темных сил, я так и не знаю. Но уверен в одном: нельзя пытаться обрядом поменять свою судьбу, взяв от нее то, что не положено, - делает вывод Семен, с нежностью обводя взглядом фотографии своих детей в рамочках, украшающие комод. – Ибо взамен она может забрать нечто куда более ценное.
И мы с мужем с ним совершенно согласны.

Любовь РОМАНЧУК

Метки: мистика
Loading...
Loading...