Марусина ива

каховское

На правом берегу Каховского водохранилища около Марганца (напротив – город Энергодар) расположено живописное село Добра Надия (Томаковский район). Водохранилище погребло под своими водами много интересных объектов природы, в частности, Великий Луг, часть верхнеднепровских каньонов и прочие. До того же, как оно залило окрестные степи и луга (а случилось это в 1956 году), среди плавней, сразу за поселением росла необыкновенно высокая верба, прославившаяся на полгубернии. Было ей, по словам селян, лет триста или еще больше. Однако, несмотря на столь почтенный возраст, каждую весну она покрывалась кудрявыми листьями. Имелось у нее и имя – Марусина ива.
По поводу этого краеведы передают такую историю. Я ее услышала, когда отдыхала на берегу Днепродзержинского водохранилища (возможно, кто-то спутал названия).
Были времена, и длились они не одно столетие, когда на Украину то и дело нападали татары. Они действовали хитро: дожидались, когда мужское население уйдет в поход, после чего совершали набег на неохраняемые территории, грабили и жгли дома, резали скот и людей, а молодых брали в плен. Чаще же всего уводили в рабство женщин. И вот однажды, возвращаясь после опустошительного похода в родной Крым, татары сделали привал там, где ныне раскинуто село Добра Надия. Они разбили походный лагерь, установили шатры и решили отдохнуть от ратных дел. Бояться им было нечего – как донесли лазутчики, казаки находились далеко, занятые войной с польской шляхтой.
Среди невольников было много девушек, одну из них звали Марусей. Из всех остальных она выделялась особой красотой, ростом и длинной, до земли, косой. Неудивительно, что на нее с самого начала положил глаз сам тысячник. Во время стоянки у него появилась возможность удовлетворить свое желание и заодно скрасить скупой на развлечения военный быт. Как только татары стали лагерем, он приказал привести Марусю в свою палатку, отличавшуюся от других высотой, шириной и рассыпанными по ткани украшениями. Внутри нее мог поместиться загон лошадей – такой она была просторной.
По его приказу слуги нашли Марусю, отвязали от остальных и повели к тысячнику. Маруся же, увидев пышную палатку, украшенную сапфирами и изумрудами, к которой ее с ухмылками подводили стражники, сразу обо всем догадалась. Но выхода не было. Попыталась она оказать сопротивление дюжим татарам, держащим ее за руки, и вырваться, да куда там. Стала она тогда их кусать.
От неожиданности и боли басурмане отпустили ее руки, и Маруся тут же воспользовалась своей свободой. Не теряя ни секунды, она устремилась из лагеря к густым плавням, среди которых рассчитывала найти укрытие. Кинувшиеся ей вдогонку воины так и не смогли ее настичь – так быстро она бегала. Хотели было пустить вслед беглянке стрелы, да тысячник не позволил: он все еще рассчитывал насладиться ее телом, и потому велел взять пленницу живой.
Наконец один из ордынцев догадался вскочить на коня. Но когда он уже почти настиг ее, Маруся добралась до высокой раскидистой вербы, свесившей свои ветви над рекой. Поняв, что до плавней ей не успеть, хоть до них и оставалось совсем ничего, она в мгновение ока залезла на дерево и стала взбираться как можно выше, пока держали ветки, метров на пять или шесть. А потом перекрестилась, прочла краткую молитву и, крикнув татарам слова проклятия, бросилась на землю вниз головой. Ничего не досталось тысячнику - Маруся разбилась насмерть. Похоронили ее там же, под вербой.
Тот же татарский отряд с ясыром (пленниками и рабами) до Крыма так и не дошел – сработало Марусино проклятие. Неожиданно раньше времени вернувшиеся казаки встретили их под Каховкой и разбили наголо, а плененных ими людей вернули домой.
Вербу, с вершины которой кинулась вниз гордая девушка, стали с тех пор называть Марусиной. Говорят, дерево потому и дожило почти до наших дней (если бы не похоронившее его Каховское водохранилище), что подпитывалось гордым и неукротимым духом девушки, оставшимся в нем после ее смерти.
У легенды оказалось и продолжение. Возле Днепродзержинского водохранилища, почти всегда заросшего густой ряской, мне рассказывали, что на его дне растет дерево, полностью погруженное в воду. И, несмотря на это, не погибает. На него, окруженное водорослями и плотной стеной ряски, иногда натыкались отчаянные ныряльщики. Говорили, что раньше под ним совершали ритуальные действия, а еще там находится чья-то могила. Не та ли эта верба, с которой бросилась Маруся, а люди просто перепутали водохранилища местами?
Любовь РОМАНЧУК, кандидат филологических наук

Метки: городские байки
Loading...