Магические игры

мистика

Владимир Петрович с дочкой в 70-е годы, когда он входил в состав спецотдела по изучению аномальных явлений

Когда я приехала к Владимиру Петровичу Сабугатенко, проживающему на проспекте Ивана Мазепы, то ожидала, что он мне расскажет какую-нибудь приключившуюся с ним любопытную историю с налетом мистики. Но вместо этого он после положенных слов приветствия указал на кресло и сказал: «Назрела пора серьезно поговорить».
И, угостив меня чаем с овсяным печеньем, завел разговор.
- Чтобы не выглядеть голословным, замечу, что в бытность свою я одно время входил в состав спецотдела по изучению аномальных явлений – он был сформирован в 70-х годах под эгидой Академии наук и, естественно, КГБ. Его филиалы располагались в различных регионах страны. Мы ездили в командировки, расследовали разные странные случаи, занимались и НЛО. Естественно, давали подписку о неразглашении, которая не была отменена и после развала Союза. Потому о том говорить не буду. Речь пойдет о другом. Люди, как правило, ищут мистики в каком-то конкретном явлении, в своей жизни, а ведь она, можно сказать, разлита во всей истории. Так что надо смотреть намного глубже.

Капризы фортуны
Вот вы заметили, наверное, такую закономерность: отличник учебы (и в школе, и в вузе), как правило, становится каким-нибудь заурядным работником, а бездельник и троечник вдруг выскакивает наверх. В моем классе был такой шалопай, над которым все смеялись. После окончания школы мы о нем долгое время не слышали, думали – может, спился. А потом выяснилось, что он стал помощником министра путей сообщения, получил апартаменты в Москве и жил на широкую ногу. Как он умудрился выбиться на такие высоты, загадка. У меня по этому поводу родилась теория о том, что нашу жизнь определяют вовсе не правила, закономерности, но и не случай, а… неведомые игры выcших сил или их посланников. Потому и нет в истории и жизни логики, справедливости и порядка – всё решает то, как ляжет карта. Ставкой в этой игре (а только ею можно объяснить все таинственные взлеты и падения как простых людей, как и правителей) выступаем мы с вами. На кого падет слепой выигрыш – тот выносится наверх, а чья карта оказывается битой, падает вниз. Вы помните 90-е годы с их знаменитыми криминальными войнами? Считалось, что побеждал в них сильнейший или хитрейший. Отнюдь. Большинство из них оказались в могиле, а «всплыли» вдруг совершенно не известные личности, словно кто-то перетасовал карты и вывел новых игроков. Одним из них оказался тоже мой однокашник – Юрик Краюк или Каюк, точно не помню, совершенно заурядный ученик и человек, из тугодумов. Он сидел за партой с Вовкой Шуваловым – вот тот был гением, самостоятельно теорию относительности усвоил, задачи щелкал как орешки, стихов знал кучу, после школы поступил в Ленинградский университет, и ему прочили будущее как минимум академика. Но он пропал, и никто о нем как ученом никогда не слышал. А вот Юрика в 90-е неожиданно вытянуло на директора не то завода, не то целого концерна. На нашу последнюю встречу лет десять назад он приехал на шикарном «вольво», прошелся с телохранителем по коридору, ни с кем даже не поздоровавшись, – видать, вконец забронзовел, и уехал.
- В таких случаях обычно ссылаются на капризы фортуны, - улыбаюсь собеседнику.
- Да, да, конечно. И такое объяснение можно было бы еще принять, если бы такого рода примеры были исключением, а не закономерностью. Согласны со мной? Ну какой из Юрика руководитель? Что в нем было такого, что выперло его наверх? А ведь такое сплошь и рядом – не только в политике или коммерции, но и в литературе, искусстве, музыке. Выбивается не тот, кто талантливей или хитрей, либо у кого больше «связей», а на кого выпадет мистическая карта неведомых игроков. Но это на житейском уровне.

«Черте что»
По случаю мне вспомнился аналогичный пример из моей деятельности. Еще лет восемь назад я принимала участие в сетевых литературных конкурсах. На их сайтах вывешивались произведения различных зашифрованных авторов на заданную тему (порой совершенно улетную, типа «Незнайка на помойке»), и участники проставляли им баллы. У кого их набиралось больше, объявлялся победителем. Существовали и штрафы (если автор не поставил вовремя оценку очередному произведению), и премии. Но не в том суть. Один рассказ был до того хорош, что, как мне казалось, первое место ему было обеспечено. И слог прекрасен, и сюжет (о высадке на какую-то планету экипажа и детективной истории с пропажей его членов), и идея, и концовка. Встречаются такие перлы, которые на голову выше общей массы. Я, естественно, проставила ему «десятку». Конечно, попадались и совершенно бездарные творения, один из них поразил меня особо. Он назывался «Черте что», и по сюжету, идее и языку вполне соответствовал названию. Собственно, сюжета как такового не было, на «фенечке» (сленге зэков) передавался монолог между карикатурным чертом и человеком с неудачными попытками кое-где его срифмовать. Ни смысла, ни идеи, ни концовки. Я даже подумала, что это админы запустили своеобразный тест-розыгрыш для проверки участников «на вшивость» Без раздумий я выставила этому шедевру предельной бездарности единицу. Но каково же было мое удивление, когда в финале выяснилось, что именно он занял первое место (!), а реально талантливый рассказ, отмеченный высшим баллом и мною и, судя по отзывам, другими, не попал даже в десятку лучших. Впечатление было, что в самом деле горе-рассказик «Черте что» вытащили демонические силы. Слетел и мой: среди правил конкурса оказалось и совершенно дурацкое, гласящее, что если два или больше авторов набирали одинаковое количество баллов, то проходил тот, кто первым подвесил свое произведение на страничку сайта, остальные же не просто опускались на ступеньку ниже, а – вылетали. После того случая в сетевых конкурсах я больше не участвую.

Наваждение нации
- А теперь давайте перейдем к историческому уровню, - продолжил Владимир Петрович, выслушав мой рассказ. – Два примера. Все помнят – и по хроникальным записям это легко увидеть – как одна из умнейших наций мира практически в одночасье вдруг прониклась небывалым преклонением перед одним довольно неказистым человеком. Его словам внимали, как гласу Божьему, глаза обывателей горели, душа рвалась навстречу. И это было почти поголовно.
- Историки, насколько мне помнится, сей феномен объясняют красноречием фюрера, его умением завораживать и, конечно, умело поставленной пропагандой, - пытаюсь блеснуть эрудицией.
- На мой взгляд, это полная чушь, - возражает Владимир Петрович. - Нынешние политики говорят куда красноречивее, и пропаганда не в пример мощнее, но ничего подобного не наблюдается. На самом деле объяснить тот феномен логично можно только одним – мощной инспирацией, наведенным свыше (или сниже) мороком, необходимым в затеянной игроками игре. Таким же наваждением было охвачено и большинство подданных другой империи – стычка между этими державами, видимо, и была главным козырем той игры. Только она окончилась, как наваждение спало.
- Увы, не у всех.

Враг народа
И я рассказала еще одну историю – о своем деде по материнской линии – Петре Васильевиче Романове-Романчук. Собственно о нем мне известно немного: окончил заочно МГУ, геолог, учитель географии (факультет географии), работал учителем, затем – бухгалтером общества “Художник”, в марте арестован по статье «организация вооруженного переворота» и, по всей видимости, расстрелян тогда же в Днепропетровске (ибо именно расстрел крылся за приговором «десять лет без права переписки»).
- Моя мать так боялась органов, что когда в 60-е годы ее вызвали в КГБ для вручения справки о реабилитации ее отца, она не смогла заставить себя туда прийти. Так эта бумажка и канула в Лету, а когда я уже в наше время пыталась ее найти, то оказалось, что в архивах о моем деде нет вообще никаких упоминаний, словно он и не жил на этом свете. Видимо, часть документов пропала, часть, как мне рассказывали, сожгли в начале 90-х. Так вот, несмотря на всё это, когда мы только заговаривали о Сталине, мама всегда говорила: «Если наше поколение его не судит, то и ваше не вправе», и этой фразой ставила точку в разговоре.
- Доля истины в этом есть, - согласился Владимир Петрович, задумчиво оглаживая короткую бородку. – В том, что судить кого-либо имеют право его ровесники. Но поедем дальше.

Дьявольская инспирация
- В наше время столь мощных инспираций, распространяющихся на всю нацию, не наблюдается (и, как говорится, слава Богу), но в локальном плане их масса. Яркий пример – мой племянник. Лет пять назад мальчик в возрасте 22 года едет с двумя друзьями в путешествие в Карпаты, на две недели. Возвращается – и я его не узнаю. Другое всё: манера говорить, убеждения, мировоззрение, интересы, вкусы. Словно его подменили неким двойником. Пытаюсь выяснить, что в горах с ним произошло, но он - ни слова о своем путешествии, что на него не похоже. А затем ни с того ни с сего и вовсе прекратил со мной общение, поменял номер телефона и уехал в другой город. Больше я о нем не слышу. Вот и думаю – что же могло случиться в горах, кого или что он там повстречал, чтобы в одночасье изменилась вся аура уже взрослого человека вкупе со всеми его пристрастиями? Обычными методами такого эффекта не достичь. Ясное дело, что тут имела место инспирация, наваждение, которым он подвергся в Карпатах. Опять же, не потому что он стал избранным, как, возможно, он себе вообразил, а просто так легки магические карты мистических игроков. Смысла в этом особого нет – просто идет игра.

Любовь РОМАНЧУК

Метки: мистика
Loading...