Лежбище Соловья-разбойника

река

Недавно во время капитальной уборки мне попалась на глаза книга «Былины» - самый полный сборник, выпущенный московским университетом в 1957 году, и я вспомнила о предании, услышанном мною от учительницы истории на уроке «Родной край» - как ее звали, напрочь не помню. Суть же предания состояла в следующем.
Многим знакома былина об Илье Муромце и Соловье-разбойнике, который сидит на тридевятом дубе и разит врагов и всех проезжих страшным посвистом, от которого никнут травы, гнутся деревья, а звери падают замертво. В этой былине описывается, как Илья едет из Чернигова в Киев и по пути (а скорее, совершив большой объезд) совершает свой первый подвиг, одолев грозного свистуна.
Пряма дорожка не проста стоит:
Заросла дорога лесами Брынскими,
Протекла тут речка Смородина;
Еще на дороге Соловейко-разбойничек
Сидит на тридевяти дубах,
сидит тридцать лет,
Ни конному, ни пешему пропуска нет…
Брынские леса есть в Брянской области, а еще в Калужской. В последней они долгое время служили пристанищем для разбойников. Поэтому часто упоминались просто как синоним опасных чащоб. Что касается речки Смородины, то одни отождествляют ее с конкретной речкой Смородинкой, протекавшей у села Девять Дубов Брянской области, а другие – с символической пограничной рекой, отделяющей мир живых от мира мертвых.
Ее название якобы обозначало сильный, резкий запах, зловоние, смрад. Река смородяная – это река зловонная. Что неудивительно, ибо от постоянно пылающей в лесу смолы дым столбом валил. На ее берегах лежали кости человеческие, символизировавшие её принадлежность к потустороннему миру. Это эдакий аналог древнегреческого Стикса. Когда настанет час Страшного суда, огненная река зальёт землю “с востоку солнца и до запада” и выжжет всё живое. То есть Смородина – от «Смородяная».
Учительница же передавала такое предание. Будто река Смородина – это на самом деле наша Самара, впадающая в Днепр. И в этом есть свой резон. Древнее название этой реки – Снепород, или Снопород. Его дали реке иранцы, но что оно означает, в точности неясно. Предположительно - «связывать, скручивать» либо «проход, протока». Арабские купцы, , возившие свои товары из пустынь Заволжья в Киев, дали ей, согласно легенде, другое имя - «Самара», от арабского «Сурра мин раа» – «обрадуется тот, кто увидит». Ибо река означала близкий конец их пути и несла прохладу изнемогшим от знойных лучей солнца телам. А согласно другой версии, так ее поименовали монголы: «самар» по-монгольски означает «орешник». Его заросли в те времена в неимоверном количестве окаймляли берега этой реки. Хотя еще задолго до нашествия монгольских орд река уже именовалась Самарой («летняя вода» на индоиранских диалектах), так что монголов подвинем в сторонку.
Но, так или иначе, это сталось позже. Первоначальным же названием было Снопород, а оно уже недалеко от слова «Смородина» или «Самородина» (то есть сама себя производящая), более привычном для уха славян.
Во-вторых (еще один довод в пользу местной легенды), Самара в те времена в самом деле являлась пограничной рекой, у которой обитали многоглавые Змеи или Змеи Горынычи, с которыми то и дело бились русские богатыри. И эти Змеи были вполне реальны. Именно так себя называли половцы (одно из их самоназваний «каи» переводится как «змеи»), а их орды как раз стояли с восточной стороны Самары. «Змеевыми» они называются и в летописях. Владимир Мономах, как писал летописец, «сокруши главы змеевыя» - имеется в виду победа князя над половцами в апреле 1103 года под Сутенью (ныне это река Молочная в Запорожской области).
Изображения змей, которым поклонялись половцы, украшали их знамена и бунчуки. Наконец, былинный Тугарин Змеевич – это хан Тугоркан, возглавлявший в 12 столетии орду кочевников.
Так что кажется вполне логичным, что описанные в былинах мифические битвы богатырей, как и победа Муромца над Соловьем-разбойником, скорее всего, происходили именно на берегах Самары-Смородины.
В-третьих, присамарские леса большей частью хвойные, смоляные, и они часто горели – отсюда смрад и образ пылающей смолы. Из-за едкого чёрного дыма и копоти реку в заговорах нередко называли чёрной.
Если принять эту версию, то остается гадать, почему Илья, выехав из Чернигова, сделал такой крюк по пути в Киев. Возможно, ему требовалась инициация, которую можно было получить у пограничной реки? Или он просто заплутал на заросших лесами дорогах? Или же искал именно разбойника по кличке Соловей, скрывшегося от него в далекой глуши Присамарья? Но в былине этот нюанс упустили.

Любовь РОМАНЧУК, кандидат филологических наук

Метки: городские байки
Loading...