Летописец птиц

Когда еще в Украине проведут перепись населения? С птицами куда проще. Наш земляк орнитолог-любитель Сергей Шибанов, кажется «пересчитал» всех местных пернатых и проследил, куда и откуда они к нам летят.

Сергей также коллекционирует птичьи яйца

Сергей также коллекционирует птичьи яйца

Ворон считают не только ротозеи
В роду по мужской линии у Сергея Шибанова все были голубятники. И отец, и дед, и прадед. Но орнитологические предпочтения самого Сергея значительно шире. Еще в детстве, сидя на уроке, он считал не только ворон, но и воробьев, ласточек, синиц и вообще всех пташек, казалось бы, безмятежно порхающих в бездонном игренском небе.
- Одно только птичье присутствие воодушевляет, вдохновляет, окрыляет, - убежден днепровский натуралист-любитель. - В январе 1964-го выдалась суровая зима, снега намело по окна, и я заболел воспалением легких, - вспоминает Сергей Юрьевич.- Я был совсем маленьким, еще в школу не ходил, а болезнь самая что ни есть противная. Температура под сорок, знобит, воздуха не хватает. Родители в шоке. И вдруг открывается дверь, и на пороге мой дедушка с птичьей клеткой в руках. В клетке сидел щегол. Я как увидел эту маленькую озорную неунывающую птичку, сразу почувствовал себя лучше. Этот бесконечный задор и удивительный щегольский оптимизм заряжал энергией и вселял надежду. Так и выздоровел во многом благодаря дедушкиному подарку! Потом я ухаживал за своим спасителем: кормил, поил и наслаждался его пением. Вот и увлекся птицами.
Первый «птичий поход» Сергей совершил еще в семь лет. Вместе с двумя приятелями он ушел в соседнюю Александровку. Троица юных путешественников почти до заката наслаждалась свободой. Домой Сережа вернулся под вечер, грязный и оборванный, переполненный впечатлениями, с дорогим трофеем – картонной коробкой с птичьими яйцами. Правда, восторга сына вовсе не разделял отец…
- Отец в тот момент был одновременно и громом, и молнией, - отмечает собеседник. - Он грозно спросил: «Где был!?» и после закатил мне такую оплеуху, что искры из глаз посыпались уже у меня. Я забился под кровать, а он мне пообещал: «Пристегну тебя наручниками к этой кровати, чтоб не убегал!»
К счастью, свое обещание отец не сдержал, но и увлечению сына не слишком обрадовался. Юрий Иванович, коммунист старой закалки, искренне считал, что настоящий мужчина должен имеет крепкую, «кормящую профессию», а тут какие-то птички. Тьфу!

С птицами забывал всё на свете!
По настоянию отца Сергей Шибанов пошел работать на Нижнеднепровский трубопрокатный завод и три десятилетия спустя, по горячему стажу с кучей болячек вышел на пенсию. И если раньше бригадир механиков с нетерпением ждал выходных, чтобы отправиться на очередную «птичью» прогулку, то теперь свидания с пернатыми возможны хоть каждый день. Ну а четыре года назад орнитолог-любитель увлекся кольцеванием пернатых, став единственным на Днепропетровщинене профессионалом, помогающим науке совершенно безвозмездно. Но первое кольцо он надел не на птичью лапку.
- Моя супруга Таня – любимая воспитанница моей мамы, всю жизнь проработавшей в детском саду. И так случилась, что спустя годы она стала и моей любимой. Вот её первую и окольцевал,- улыбается Сергей.
Заметим, что жить вместе с фанатично увлеченным человеком не так просто. У него одни птицы на уме, а ты при нем, как на птичьих правах. Сколько семей распадалось из-за этого. Но Сергей и Татьяна Шибановы - исключение.
- Он вообще со своими птицами забывает все на свете, - улыбается Татьяна. - Вот, клеили обои, и я попросила мужа принести швабру или палку, чтобы удобней было сверху прижимать их. Ушел он, и нет его и нет. Часа через два вернулся и …без швабры. «Какие там обои, когда свиристели прилетали!», - говорит супруг. У него даже в школе кличка была – Дрозд.
Случается, что натуралист-любитель и дома не ночует. Это у него называется «уехал в ночное».
- Мы с приятелями выезжаем не позже двух ночи, поскольку ловчие сети надо поставить до трех, - рассказывает Сергей Шибанов. - Ночная жизнь – это что-то! Кричат ушастые совы и сплюшки, козодои поют. Сказка! Ловим в основном на заброшенных полях, где скапливаются жаворонки, садовые овсянки, луговые чеканы, трясогузки. Потом обходим сети и смотрим, что в них попало. Но, конечно, каждую птицу надо ловить в определенное время года и даже суток. Чижей, щеглов, дубоносов, снегирей я ловлю осенью и зимой. На весеннем пролете – зарянок, горихвосток, потом соловьев, камышовок, трясогузок и жаворонков. Молодняк и полевых птиц как наиболее боязливых птиц лучше ловить по ночам.

Окольцованная кукушка

Окольцованная кукушка

Пернатые возвращаются чаще бумерангов
Ну и что потом птицелов делает с пойманными пленницами? Как, собственно, происходит кольцевание?
- Аккуратно выпутываю птиц из сетей, надеваю на лапку кольцо и зажимаю его плоскогубцами, - рассказывает Сергей Юрьевич.- Птице такое «украшение» ничуть не вредит. На кольце отмечен его класс, страна и порядковый номер. Обычно кольца алюминиевые, но для водно-болотных пернатых, например, для куликов, существуют кольца из нержавейки. Ну а в журнале я записываю соответствующие данные. За четыре года я окольцевал около четырех тысяч птиц. Что можно сказать о пернатых путешественниках? Очевидно, что птицы, как правило, возвращаются, в места, где они появились на свет. Плюс минус километр-два. Однажды я поймал жаворонка, которого окольцевал три года назад. Недавно такой же случай был с соловьем. Иногда наблюдается поразительные вещи: новое гнездо варакушки я обнаружил лишь в полуметре от прошлогоднего. А как-то в сети попалась белошапочная овсянка. По всем литературным данным, этот вид гнездится восточнее Урала, а зимует в Китае и в Монголии, и как она оказалась в нашем Орельском лесу – загадка. Неужели поменяла место зимовки?
Заметим, что в Украине научные «наблюдательные пункты» за миграцией птиц установлены под Мелитополем и Львовом. Считается, что объекты эти определили сами летуны только по им самим известным причинам. Но, по мнению нашего наблюдательного орнитолога, в последнее время несколько изменились миграционные маршруты пернатых.
- Дело в Чернобыле, - предполагает Сергей Шибанов. - Известно, что в заброшенных сельских домах поселились звери и птицы. Есть дом волка, а есть и кошкин дом, в котором «прописалась» кошачья семейка. В таких деревнях полным-полно птиц. Никто их не пугает, вот они и живут в так называемой зоне отчуждения. Там тысячи аистов, дрозды в оконных рамах гнезда устраивают. Возможно, пролетающие птицы и облюбовали эти места.

Птицами орнитолог начал заниматься с детства

Птицами орнитолог начал заниматься с детства

Пернатыми лучше любоваться в дикой природе
Наблюдая за птицами, днепропетровский натуралист-любитель воочию убедился, что их нравы вполне звериные. Еще в детстве Сергей увидал, на что способна иная безобидная пташка.
- Самый агрессивный среди мелких воробьиных – сорокопут-жулан, - констатирует собеседник. - Как-то мой школьный товарищ решил показать мне гнездо сорокопута и полез за дерево. Так жулан налетел на него и так клюнул в голову, что шишка с неделю не сходила. А однажды я нашел гнезда обыкновенного канюка и черного дрозда. Они находились примерно метрах в тридцати друг от друга. У дрозда вылупились птенцы, а через неделю, смотрю, их уже нет. А под гнездом хищника только ошмётки валяются. Канюк каким-то образом нашел этих птенчиков и скормил их своим деткам. Но дикая птица должна оставаться дикой. А всякие там сюсюканья, придуманные клички – это все ерунда. Я, к примеру, держу дома птиц, но через некоторое время отпускаю. Назад, в родную стихию.
Любопытно, что и птички благодарны своему «смотрителю». Каждый год перед отлетом в теплые края они прилетают попрощаться.
- Уж не знаю, почему, но иные пташки в сентябре-октябре часто кружат над моим домом, - замечает Сергей Шибанов.- Прилетают аисты, журавли. Наведываются даже и те птицы, которых никогда не кольцевал (орнитолог–любитель «метит» только мелких пернатых - Авт.) К примеру, орлан- белохвост. Вообще птицы могут много рассказать внимательному наблюдателю. Когда нынешнем августом вдруг дружно попёрли на юг пеночки, славки, горихвостки, я сразу понял, что нас ждет холодная осень. Так оно и случилось.
Общение с Сергеем Юрьевичем убедило меня в том, что человек он, безусловно, счастливый. Но в чем секрет этого счастья?
- Для меня жизнь - секунда, - замечает «птичий надзиратель». – Я и не видел жизни из-за этих птиц. Синица в руке, которую я кольцевал, для меня однозначно лучше журавля в небе. Может, это и есть счастье?

Александр Разумный

Метки: орнитолог, птицы, Сергей Шибанов
Loading...
Loading...