Лестница для адюльтера

дом

Еще об одной любопытной детали по поводу мифических (или же реальных, но пока неисследованных?) подземных ходов под Соборной горой поведал Владимир Алексеевич Громов, бывший слесарь.
- Своего сына Валеру в 60-х годах минувшего века я водил в детсад возле парка имени Шевченко, - рассказал он. – Этот элитный садик располагался в бывшей дворянской усадьбе напротив сельхозинститута. Попал я в него случайно, по знакомству. Это был красивый мансардный домик-теремок на три этажа с двориком и садом. В его подвале располагалась котельная. Я часто помогал ремонтировать там то кран, то трубу, то еще что-то, так как был по профессии слесарем. В подвале мое внимание привлекла мощная металлическая дверь с большим медным замком. Я не раз просил заведующую садиком Марью Васильевну, муж которой работал преподавателем в вузе, открыть ее, так как было любопытно, что за ней могло скрываться. Но она каждый раз отнекивалась: дескать, не знаю, где ключи. Но однажды, когда мы раззнакомились ближе, рассказала такую историю.
По словам заведующей, за той дверью располагался подземный ход, который вел к Потемкинскому дворцу. Прорыт он был в то самое время, когда строился дворец для Потемкина. За дверью была установлена винтовая лестница, покрытая вензелями, ведущая прямо в опочивальню княгини. С какой целью эта лестница использовалась, догадаться нетрудно.
Признаюсь, что когда я по предоставленным мне приметам искала этот детский сад, то испытала затруднение. Вроде бы на него по описаниям похож легендарный «дом Струкова» по улице Вернадского, 33, в котором после войны и до нашего времени располагался детский сад №141 (до войны там селились партийные бонзы). У него тоже теремочный вид, есть дворик, а раньше это в самом деле была дворянская усадьба. Причем одна из первых крупных дворянских усадеб в городе.
Построил ее в конце 18 века статский советник и предводитель губернского дворянства Петр Иванович Штерич, выходец из древнего венгерского дворянского рода. Но после смерти в 1802 году своей первой жены, оставившей ему четверых детей, перебрался в Петербург, так и не завершив строительства усадьбы. Там он женился вторично, обзавелся еще одним сыном и спустя 30 с лишним лет умер от чахотки. В Екатеринослав он иногда наведывался, но имение запустил. Так что в 1804 году оно по распоряжению екатеринославского губернатора барона фон Берга Петра Ивановича было передано сакральной организации - Духовной семинарии. А через 35 дет, в 1840 году продано губернскому предводителю дворянства Петру Ананьевичу Струкову, который снес прежние строения и построил на их месте новые каменные. Такова предыстория.
Сейчас комнаты бывшего детского сада заняли офисы. Однако есть ли под ним подземный ход, никто не знает. То ли после ремонта дверь наглухо заложили, то ли это не тот дом. Если же все-таки тот самый, тогда, выходит, «княгиней», в опочивальню которой вела винтовая лестница из подземного хода, была первая жена Штерича, умершая в молодом возрасте при неизвестных обстоятельствах.
Однако есть и свои «но». В этом садике два этажа, а не три по воспоминаниям рассказчика. И расположен он не напротив бывшего сельхозинститута, а намного дальше, хотя и по той же улице.
Правда, других детских садов в округе парка Т.Шевченко в советское время (да и сейчас) не было (если верить справочной литературе). Разве что элитные сады намеренно шифровали. А если двигаться от колоннады главного входа вдоль забора в другую сторону до дороги, по которой в парк заезжает транспорт (как напутствовал меня читатель), то никаких зданий нет вообще. Может, садик снесли, либо я его просто не нашла, так как, каюсь, страдаю редкой формой дезориентации (есть клаустрофобия – боязнь замкнутого помещения, а есть агорафобия – боязнь открытого пространства, это у меня).
Однако в этой неопределенности местонахождения детсада чудится еще одна загадка.
Так вот, по поводу винтовой лестницы есть такая легенда. Будто бы при строительстве дворца Потемкин распорядился соединить его тайными проходами с домами именитых семейств, чтобы тем было сподручней добираться до дворца вместо того, чтобы в отсутствие дорог взбираться по камням. А потом эти проходы использовались в любовных приключениях и оказались весьма удобными для адюльтера. При малейшей опасности любовник скрывался в замаскированном проеме, и ревнивый муж, ворвавшись в опочивальню жены, никого в ней не заставал. Когда же слух о таких ухищрениях распространился, проходы эти были заложены, а полы перестелены.
Любовь РОМАНЧУК, кандидат филологических наук

Метки: горбайки
Loading...
Loading...