Легенды о характерниках

Сирко

Окончание. Начало в номере от 27 февраля.
Итак, второй чудесной способностью характерников (помимо неуязвимости для пуль и сабель) было умение наводить морок, когда врагам казалось, что они видят перед собой то, чего на самом деле не было. К примеру, перед ними вдруг возникало огромное войско, от которого им приходилось давать дёру. Либо они неожиданно обнаруживали казаков в своих рядах, которых начинали яростно рубить, и в итоге перебивали друг друга. Или же перед ногами разверзалась непроходимая пропасть среди степи, которую они принимались объезжать.
С помощью каких же средств характерники создавали такой морок («омману»)? Возможно, в самом деле путем таинственных заклинаний. А возможно (что нам мешает предположить?), с помощью голограмм, искусством создания которых могли владеть древние маги (или же люди будущего), а также галлюциногенов, подмешанных лазутчиком в пищу врагу. Достаточно их малейшей дозы, чтобы в нужный час вызвать массовые видения. Называли разрыв-траву (она также использовалась для снятия цепей и отпирания замков), нечуй-траву (с ее помощью еще искали и находили клады), чаклун-траву и прочие снадобья.
Если верить легендам, днепровские характерники умели совершать и иные чудеса. К примеру, ворожить. С помощью особых зеркал (подобия мощных подзорных труб, военно-полевые бинокли, неведомая система навигация?) они видели за много верст вокруг, узнавали вражьи замыслы (ясновидение) и владели секретами чародейного зелья, которое десятикратно увеличивало силы и даже могло воскрешать мертвых. В этом ритуале они использовали чаклун-траву, помогавшую совершать колдовство. Но это мог быть и какой-нибудь анаболик или допинг, многократно увеличивающий силы, а за воскрешение из мертвых обычные люди вполне могли принимать выведение человека из комы, что в те времена приравнивалось к чуду. Говорят, что и Христос, воскресивший Лазаря, сделал, по сути, то же: попросту вывел его из коматозного сна.
Наконец, согласно преданиям, характерники могли оборачиваться, и это самая интересная из всех их способностей. В Европе умением принимать облик животных (обычно волка, но иногда медведя, кошки или змеи) наделялись темные персонажи: оборотни, вампиры, ведьмы, демоны. И дар этот, как считали священники, они получали от дьявола. Характерники же сами боролись с нечистью (к темным персонажам они относили и басурман). Именно они, как утверждают, изгнали из Приднепровья всех черных ведьм. Ради этой цели, если того требовали обстоятельства, они и применяли свое умение превращаться. Впрочем, это вполне мог быть результат всё того же морока, наведенного наваждения (с помощью голограммы либо галлюциногена направленного действия). И врагу казалось, что перед ним волк, хотя на самом деле там стоял обычный человек.
Еще один нюанс. Принять личину животного оборотни могли c помощью самых разных средств, либо довольно сложных в исполнении ритуалов: специального зелья, волшебного пояса или колдовской мази, полученных от дьявола, особого заклинания либо, напротив, проклятия, волчьей шкуры, повторения специальных па, укуса другого оборотня. Характернику достаточно было просто перекувыркнуться через голову.
Среди многочисленных легенд о кошевом атамане Запорожской Сечи Иване Сирко есть такая.
Как-то пошли казаки в поход. А татары, прослышав о том, совершили набег на опустевшую Сечь, взяли в плен всех православных и повели с собой. Узнав о том, Сирко быстро собрал казаков и пустился в погоню. Когда же они настигли татарский обоз с пленными, то увидели, что врагов слишком много, и малым отрядом с ними не справиться. Тогда Сирко пошел на хитрость. Соскочил с коня, перекувыркнулся и превратился в волка (хорта). В таком виде прибежал к басурманам и давай ластиться. И так им понравился красивый и ласковый зверь (возможно, турки приняли его за собаку), что его взяли с собой, накормили и оставили в лагере. И вот когда татары легли отдыхать, хорт усыпил их, подсыпав в казаны с едой снотворный порошок, затем вернулся к казакам, перекувыркнулся и вновь стал человеком. После чего запорожцы спокойно вошли во вражеский лагерь, порубали усыпленных басурман, а плененных ими христиан вернули домой.
Рычание волка (хорта) слышно в названии острова Хортицы – главного запорожского оплота. Запахом и злостью «серого» отдают слова «сiрко» и «сiрома» (так называли рядовое казачество). Легко представить, как в сражениях ярость преображала лица наших воинственных предков, придавая им сходство с тотемным зверем предков и спутником громового бога Перуна.

Метки: городские байки
Loading...