Круги в степи, или Искривление пространства

Вспомнить эту историю меня, как ни странно, подтолкнули фотографии Сергея Протальника, опубликованные в номере от 9 октября в разделе «Мистика». Память – странная штука, и порой ее пробуждают совершенно посторонние вещи. А история вот о чем.
Сразу за амурскими дачами на левой стороне Днепра, что за кладбищем, идут огороды, а затем степь и поля. Справа от них расположился аэродром, откуда совершаются тренировочные вылеты на «кукурузниках» и планерах, а также прыжки с парашютом.  Узкая виляющая тропинка в степи, на треть мощеная шлаком, ведет к трассе, сразу за которой открывается пруд. Когда-то в нем плескалась всегда чистая и свежая вода, и водители проезжающих мимо грузовиков и машин останавливались возле него, чтобы пополнить  запасы вода и умыться. После 2003 года пруд навсегда лишился освежающей жидкости и теперь зияет бетонными, поросшими мхом и растениями плитами, уходящими на глубину трех метров. Причиной его «осушения», по словам сведущих людей, стал планировавшийся приезд в те места тогдашнего губернатора с самим президентом Кучмой с  инспекцией аэродрома (а, по слухам, и спортивного пилотирования). А поскольку  стояла страшная жара, высоких гостей решили свозить к пруду на купание. Ради этого в нем за несколько суток до того спустили воду, тщательно вычистили, продезинфицировали, а затем покрасили дно, завезли песок для пляжика и ожидали отмашки, чтобы запустить в резервуар заранее подогретую воду, но так и не дождались, поскольку приезд высоких гостей не состоялся. С тех пор пруд и стоит высохшим. Его приватизировали, однако лить задаром воду желания у хозяев нет.
Но речь, в конце концов, не о нем. К этому пруду до самого его закрытия ездили дачники, у кого были велосипеды, поскольку расстояние было приличным. Вода в нем в те благословенные времена постоянно и по-барски щедро обновлялась через широкие трубы, образуя водопады, и была холодной, зато чистой, как стеклышко.

Сын и дочь на тропе, ведущей к вожделенному пруду, спустя 5 лет

Сын и дочь на тропе, ведущей к вожделенному пруду, спустя 5 лет

На ведущей к этому пруду узкой тропинке с автором сих строк однажды произошел такой случай.
Как-то августовским днем первой половины 90-х годов ХХ века мы втроем (я, сын и дочка) на двух велосипедах возвращались с купания. Уже вечерело, но  было еще светло. Пятилетняя дочка сидела у меня за спиной, и мы мчались, спеша на ужин.
Когда тропинка, окруженная стеной трав, в очередной раз вильнула, нашим глазам предстала компания юнцов, перегородивших путь. Их велосипеды были свалены в кучу у обочины, а их обладатели – человек десять – сгрудились на тропе, поджидая путников. Наше появление было встречено радостным смехом и непристойными выкриками.
Понять, что через их строй мы не проедем, хватило доли секунды. А в следующие пришло решение. Ребята никак не ожидали, что мы одинаково хорошо ездим как по тропе, так и по степным кочкам.
Однако мы так часто тренировались там, то выезжая по грибы (дождевики тогда здорово выручали нас), то просто играя в догонялки, что научились держать руль на любой пересеченной местности. А уж эту знали как свои пять пальцев.
Поэтому, не доезжая до лихой братвы метров двадцать, мы дружно через траншею «прыгнули» в поле, на максимальной скорости объехали их сборище по большому кругу, привычно подскакивая на знакомых кочках и объезжая чересчур глубокие впадины, и вернулись на тропу.
Вслед раздались проклятия. А когда озорники поняли, что остались в дураках, то прибегли к последнему средству: камням (с места, где они стояли, как раз начиналась щебенка).
Булыжники разного размера понеслись в наши спины. Сын ехал впереди, поэтому ему ничего не грозило. Самой уязвимой оказалась дочка, замыкающая гонку. Камни пролетали по обе стороны велосипеда, иногда в сантиметре от головы, и мне страшно было даже подумать, какую удобную мишень для хулиганов представляла спина дочери. Казалось неизбежным, что один из камней в конце концов перебьет ей позвоночник или  размозжит голову. Я лишь благодарила Бога, что догадалась страховки ради прикрепить ее к седлу полотенцем, и потому слететь с велосипеда она не могла.
Казалось, погоня длится вечность. Я налегала на педали изо всей силы, аж ноги гудели, и так, в шлейфе несущихся по бокам камней, подскакивая на кочках и рытвинах, мы мчались вперед, молясь, чтобы не упасть. А когда наконец очутились вне досягаемости каменных «орудий» и остановились, я, боясь обернуться, с замиранием сердца окликнула дочь. К моему удивлению, она оказалась в сознании и отозвалась, хотя и была сильно напугана. Сняв ее с велосипеда, я осторожно повернула спиной и не поверила своим глазам: на ней не было ни царапинки. Это казалось невозможным, нереальным, но ни один камень не долетел до ее тела, словно оно было заговоренным.
Доехав до дачи, мы рассказали о происшествии нескольким соседям. Некоторые припомнили, что эту компанию уже не раз ловили на хулиганстве и воровстве овощей с огородов или фруктов с дач. Именно из-за них в поселке ввели дежурство – наряды из четырех человек. Несколько ограблений домов и даже поджог одного из них тоже приписывали их рукам.
- Так что вам повезло, - сделали заключение дачники.
Другие же считали «везение» закономерностью.
- Разве вы не знали, - удивился дядя Коля, - что в том месте работает эффект искривления пространства? Потому камни и не летели по прямой.
И рассказал (а потом и показал), почему.
По его словам, года три назад июльской ночью сторожа, охранявшие огороды (маленький кусок имелся в то время и у нас), заметили в степи свечение. Вначале подумали, что пожар (степь часто горела летом), но огня не было, да и вряд ли ночью пересохшие стебли могли загореться. Потом решили, что на аэродроме работала электросварка, и успокоились. Однако утром и эта версия рассыпалась. Свечение то разгоралось, то гасло всю ночь, а под утро исчезло, словно его языком слизало.
А спустя несколько дней в центре поля обнаружили пять ровных кругов диаметром по два метра каждый, с обожженной в середине их землей.
Объяснений их появления никто дать не мог.

В таинственном круге с выжженной землей

В таинственном круге с выжженной землей

Дядя Коля сводил к этим кругам и нас. Стало понятно, почему раньше мы их не заметили: по окружности круги прикрывали высокие травы, свесившие внутрь свои стебли, за которыми их поверхность не просматривалась. Эти участки вовсе не были похожи на знаменитые «круги на полях» с уложенными внутри них по спирали растениями, создателями которых уфологи считают или мошенников, разыгрывающих людей подобными мистификациями, или НЛО. Собственно, травы в тех кругах не было вообще. Она была выжжена и больше расти не хотела. Ни в тот год, ни в последующие.
По прошествии времени, правда, чахлая растительность там появилась, но совсем не та, что росла вокруг.   Степные растения внутрь их упорно не проникали, а заканчивались четко по окружности, словно за края их что-то не пускало. В самих же кругах поднялась какая-то низкая, в сантиметр высотой травка, не свойственная этим местам. Вокруг – полынь, ковыль, чабрец, шалфей, тимьян, тысячелистник, высокие колючие кусты чертополоха или бодяка, кукушкины слезы и прочие степные травы, а внутри – какая-то болотная растительность. Хотя поверхность пяти участков была вовсе не болотистой, а напротив, твердой, как камень.
Эти круги просуществовали до 2007 года, а потом вместе со степью были распаханы под фермерские участки. Не знаю, как там с урожаем в тех местах, но по поводу того, что над ними по-прежнему искривлено пространство, говорят до сих пор. Этим, в частности, объясняли и неожиданные «залеты» парашютистов, попадающих в аномальную зону: их вдруг резко сносило вбок, то на огороды, то в посадку, а на тот участок, в окружности десяти метров не мог приземлиться никто.

***
Вы думаете, после того едва не ставшего трагическим происшествия с обстрелом камнями мы перестали ездить к пруду? Как бы не так. Ведь отныне мы знали, что сама местность охраняет нас. И в свою очередь оберегали ее, даже кузнечиков, которых ловили, всегда отпускали на волю, а если замечали непотухшее кострище, то обязательно тушили.

Метки: мистика
Loading...
Loading...