Карающий и спасающий

Всем наверняка хорошо знаком фильм «Волшебная сила искусства», состоящий из трех новелл. Смысл его в том, как искусство (и кино в частности) вторгается в нашу жизнь, меняя ее то в лучшую, то в худшую сторону. Аналогичную историю, в которой кино сыграло фатальную роль в жизни нашей землячки, я услышала от Людмилы Буровой, жительницы Бабушкинского района, до пенсии работавшей в музыкальной школе (она вела сольфеджио). Эта история так потрясла меня, что я решила передать ее с ее же слов, ничего не меняя:

«Обычно люди вспоминают юность как рай. Моя же жизнь в эти годы была похожа на ад, - начала свой рассказ Людмила Тимофеевна, когда мы устроились на лавочке в парке Лазаря Глобы, напротив театра М.Горького, куда она привела меня неспроста. - Если ад и существует реально, то я представляю его именно таким. Так получилось, что в 80-е годы мы стали проживать в проходной комнате коммунальной квартиры, на шести квадратных метрах, за двумя отгораживающими комнату шкафами. В потолке – дыра, ванная наполовину провалилась в арку, но не в этом был главный ужас. В свое время родители оберегали меня от встреч с соседями, и даже в туалет я ходила в сопровождении отца, который ждал меня за дверью. Почему так, я не задумывалась. А когда родители съехали, и я осталась в квартире одна, и причина таких предосторожностей стала ясна.

Один из соседей, как выяснилось, был буйнопомешанным, и когда не лежал в больнице, выходить в кухню и даже туалет без крайней надобности никто не рисковал. Говорили, будто он убил свою жену – по крайней мере, та однажды бесследно исчезла. Сосед уверял, что она просто сбежала от него, когда он в очередной раз накинулся на нее с топором, и вроде как уехала к матери в село, но какое именно, он запамятовал. Женщину – между прочим, владелицу той квартиры - так и не нашли.

Когда наступало обострение, сосед расхаживал по коридору с топориком в руках, которым то и дело замахивался на воображаемого противника».

Добавим, что на период, когда родители (отец был инвалидом войны) съехали в новую кооперативную квартиру, Людмиле было всего 19 лет. Спустя несколько месяцев она вышла замуж – возможно, чтобы подсознательно оградить себя от этого кошмара. Но это мало помогло.

место

Виртуальная казнь

«Соседями с другой стороны коридора, - продолжала Людмила Тимофеевна, -  были скандалисты, устраивавшие разборки по любому поводу, так что ни о каком досуге нечего было и думать. В конце концов я купила электроплитку и готовила прямо в комнате, хотя при этом расходы за электричество резко возросли.

Гости перестали захаживать в наш дом, обходя его, как чумной. Ко всему прочему, скандалисты, мечтавшие завладеть нашей жилплощадью, которую они после отъезда родителей уже считали своей, без конца строчили доносы в милицию. Благо, участковый принял мою сторону. Однажды он показал мне папку с 27-ю заявлениями, которым не дал ход. И предупредил, что видит для меня всего три выхода из ситуации: тюрьма (если соседям в конце концов удастся меня подставить или же спровоцировать, ради чего они не жалели сил), психушка (если сдадут нервы) или суицид. Я тоже не видела выхода, хотя перебрала все варианты. Одно время мы с мужем даже подумывали перебраться на Алтай или в Амурский край по специальной правительственной программе, вышедшей в те годы и ставившей целью заселить безлюдные просторы России. Там переселенцам выделяли большой деревянный дом, хозяйство и подъемные. Но, поговорив с людьми, мы узнали, что условия выживания в тех краях столь суровы, что не выдерживают даже привычные к сельскохозяйственному труду селяне и, бросив всё, возвращаются назад. Пробовали переселиться на дачу родителей, но зимой она не обогревалась, и выжить на ней было проблематично.
Последней каплей в этой череде неурядиц стал… отказ родителей. Вместо того, чтобы поддержать меня, они посоветовали бросить квартиру и уехать на заработки на Север, с глаз долой. Как я поняла, они хотели обеспечить себе несколько лет спокойной жизни, без разборок и переживаний, а на меня им было плевать. Всё внимание они уделяли другой дочери. Были и другие моменты, о которых говорить не хочу.

Вот так и получилось, что я стала всерьез подумывать о сведении счетов с жизнью, даже выбрала способ, решив броситься под колеса машины.

Жила я на улице Комсомольской, возле парка имени Чкалова, в котором любила гулять, и с которым была связана масса воспоминаний.

Потому местом своей гибели выбрала пересечение улицы Новой с проспектом Карла Маркса, - и она указала рукой на место, каковое с нашей лавочки проглядывалось хорошо. - Это выглядело символично: по левую руку – театр имени М.Горького, в котором я провела всё детство (я посещала театральный кружок в школе и одно время даже подумывала о карьере актрисы), по другую – театр оперы и балета, из которого одно время тоже не вылезала (там работал мой родственник), а напротив – два любимых кинотеатра.
В том месте в те годы еще не стоял светофор, и машины мчались с огромной скоростью, стрелой вылетая из-за искривленного поворота дороги. По слухам, там часто происходили несчастные случаи».

Киноспасение

«И вот, выбрав день, я купила чекушку водки для смелости (хотя на тот момент никогда не пробовала спиртного), а также моих любимых копченых колбас типа «Сервелат» и сыров, чтобы организовать последний ужин, какой обычно себе не позволяла. Так совпало, что накануне я как раз закончила последнюю книгу – «Бесы» Достоевского, которая легла очень кстати. В ней два человека тоже сводят счеты с жизнью: Кириллов и Ставрогин, хотя и по разным причинам и разными способами.

Муж был в командировке и, поев, я отправилась в последний путь: мимо юношеской библиотеки, в уютном читальном зале которой любила проводить время, затем пруда, на котором не раз каталась в лодке. На мосту остановилась, по традиции бросила лебедям хлебных крошек. Шла медленно, зная, что это моя последняя дорога.
А когда дошла до перекрестка и увидела знакомый до боли абрис кинотеатра «Родина» с огромными афишами на торце, вспомнила, что из-за всех передряг года два как не была в кино. Получалось, что у меня был последний ужин, последняя книга, последняя дорога, а вот последнего фильма не было. И я решила перед запланированным актом сходить в кинотеатр.

Помню, шел исторический фильм «Василий Буслаев». Я купила билет за 25 копеек и, на удивление, с головой погрузилась в сюжет. Одна сцена была словно обращена ко мне. В ней некий старец (волхв) говорит Василию: «Никогда не спеши с тем, чего потом не вернуть. Обожди пару деньков – глядишь, и утрясется».

Фильм и слова старца так меня захватили, что когда я вышла из кинотеатра, то просто отправилась домой, перебирая в уме увиденное. А о том, что собиралась совершить на перекрестке, напрочь забыла. И только на следующий день, когда полезла в сумку и обнаружила в ней чекушку, вспомнила, для чего она предназначалась. Ее я потом выбросила в урну. И сводить с собой счеты раздумала. Решила: буду терпеть.

Вот тогда и произошло то, объяснения чему не могу найти до сих пор.

Спустя неделю ровно на том месте, где я планировала окончить свою жизнь, погиб сумасшедший сосед. Он шел в поликлинику, что редко когда делал сам (обычно его принудительно забирала неотложка), задумался, и его переехал трамвай. Через два дня, не приходя в сознание, он умер в больнице. А в его комнату за вещами наведались родственники, сокрушаясь о том, что не успели сюда въехать. Как выяснилось, в последнее время сосед занимался пропиской к себе семьи сына. И не хватило буквально пары-тройки дней.

Через месяц обнаружилось еще одно обстоятельство: я оказалась беременной, срок – восемь недель. А еще через пару месяцев в доме произвели капитальный ремонт.

С новорожденным сынишкой я уже въехала в отремонтированную отдельную и большую комнату погибшего соседа.

И еще одна странность. Потом я не раз пересматривала фильм, спасший меня от самоубийства, и ни разу не находила в нем сцены со старцем. То ли ее почему-то вырезали из всех копий, то ли она привиделась мне, то ли была странслирована откуда-то свыше».

***
С тех пор жизнь Людмилы Тимофеевны наладилась, и поводов для мыслей о суициде больше не возникало. Сын вырос, стал кандидатом наук, затем доцентом. Они выстроили дом. И тот день остался в памяти лишь как страшная виртуальная реальность.

- Когда мне рассказывают об ангелах-хранителях и чудесных спасениях, - завершает повествование Людмила Тимофеевна, - я часто думаю о том, что нет добра, которое не сопровождалось бы каким-нибудь злом. Если одних ангел-хранитель спасает от аварии, значит, в нее попадают другие. Если одним помогает с работой, значит, другие остаются без нее. И так далее. Но, видимо, при этом наши невидимые сторожа выбирают между злом большим и злом меньшим. В этом и кроется высшая справедливость. А тот злополучный день ангел (карающий и спасающий одновременно), видимо, пожалел не только меня, но и моего ребенка, о котором я еще ничего не знала. Другого способа сохранить малышу жизнь и избавить нас от буйного соседа, по всей видимости, не было. Ну а абсолютного добра все равно не существует.

В этом месте, напротив бывшего кинотеатра «Родина», в советские времена происходила масса несчастных случаев. Именно тут чуть не свела счеты жизнью и героиня этого очерка

Метки: мистика
Loading...
Loading...