Искатели сокровищ

DSCN7776

Поликарп Васильевич так и не смог отыскать закопанный отцом в огороде сундук с сокровищами

Вызывает загадку, почему при столь распространенных легендах (и вполне реальных фактах) о зарытых сокровищах редко кому удается их извлечь. Даже в том случае, если точно известно место. Не исключение в этом ряду и наш край. Согласно историческим данным, кто только на его территории не прятал своих богатств: и пираты, и казаки, и Мазепа, и махновцы! Да и дворяне после революции оставили в своих имениях не один клад. А были еще и разбойники, и купцы, и военные трофеи. Но ничего из всей этой россыпи сокровищ так и не найдено. Так, отдельные монетки, словно дразнящие кладоискателей и лишь разжигающие их азарт.

По поводу того, почему клады за здорово живешь не даются в руки, существует масса легенд. Те, которые касались нашей области, собирали Яков Новицкий, Дмитрий Яворницкий, Виктор Чабаненко и прочие краеведы.
Мне же в связи с этим вспомнилась история, которую мне рассказывал мой супруг. Его дедушка Поликарп проживал в селе Котовка Магдалиновского района. Мать деда умерла , а отец был зажиточным купцом и фермером. Бабушка Марьяна была родом из села Прядовка Царичанского района, из богатого купеческого рода. На одной из ярмарок они познакомились и спустя время поженились. А через два года, только родилась дочка, завертелся маховик раскулачивания, и семья, несмотря на то, что Поликарп служил у самого маршала Семена Буденного конюхом, потеряла всё: усадьбу, мельницу, стада и отары. Благо, хоть сами избежали ссылки в Сибирь. А если говорить точнее, то успели сбежать. Подались вначале в один город, затем в другой, и в конце концов купили половину дома в Днепре на улице Таганрогской (АНД-район), где прожили до самой смерти в 90-х годах. Причем оба дожили до девяноста лет с гаком. Поликарп Васильевич не раз говаривал, что его оберегают. Но кто, что, почему? О том ни слова. Так, он избежал ссылки как кулак, воевал в Финскую войну, ни разу не отведав пули, с 1943-го подался на фронт, дойдя до Берлина, и получил Орден Отечественной войны 2 степени. Но тоска по утраченной мельнице осталась у него на всю жизнь, именно из-за нее он до самой пенсии проработал на элеваторе у речпорта, отказываясь от более прибыльных должностей на иных предприятиях.
А теперь, собственно, история. Отец Поликарпа, Василий Слипкань, когда почувствовал приближение своей кончины, позвал к себе сына и на смертном одре признался, что имел темное прошлое, в чем очень раскаивается. В молодости он разбойничал на волжских трактах, однако воспользоваться награбленным не решился, так как грянула революция, и быть богатым стало опасно. Только с воцарением НЭПа кое-что он вложил в дело – вот откуда и мельница, и всё хозяйство. Большую же часть добра он, по его словам, сложил в деревянный сундучок, обитый железом, и закопал с левой стороны под грушей, на глубине в полметра. Он и место по чертежу показал сыну. А в заключение добавил:
- Когда я умру, выкопай тот сундучок. Сейчас времена, кажись, изменились в лучшую сторону, возьми старые золотые монеты, украшения и золото, постепенно обналичь их, а на вырученные деньги сделаешь то, что у меня записано в планах. И будет достаток и у тебя, и у твоих детей, и у внуков.
Как же он ошибался по поводу изменения времен в лучшую сторону! В тот же день Поликарп сходил к старой раскидистой груше (она в их саду была одна), подкопал с нужной стороны, и его лопата в самом деле наткнулась на что-то твердое. Дальше выгребать он не стал, так как отец был еще жив, и получалось некрасиво, ведь тот наказал выкопать сундучок только после своей смерти. Через несколько дней старик наконец испустил дух, его отпели, похоронили, и через девять дней (до сорока не дотянул) Поликарп отправился к вожделенной груше. Но в этот раз сколько он ни копал, с какой бы стороны ни подходил к дереву, под лопатой ворочалась только мягкая, с примесью глины земля, и ни на что твердое черенок больше не наталкивался.
Супруги периодически копали в том месте и позже, но с тем же результатом. Словно хозяин унес с собой на тот свет и свою кубышку. Либо забыл раскрыть сыну секрет заговора, которым заклял клад.
Поликарп и поныне, возможно, искал бы его во дворе, кабы их не раскулачили и не выгнали из усадьбы. Так что клад, возможно, и до сих пор лежит где-то там. Но вряд ли кому-то дастся в руки, раз уж и сын потерпел в этом деле неудачу.
По поводу этого (то есть почему клад сложно изъять), повторимся,- в народе сложена масса легенд и примет. Собирала их и я, о чем охотно поделюсь с читателями.
Продолжение следует

Любовь РОМАНЧУК, кандидат филологических наук

Метки: городские байки