Хомовой

Окончание. Начало в номере от 21 марта

Айтишник (или компьютерщик по-официальному) Игорь Лесняк спустя время рассказал такой случай, произошедший с ним лично.

Игор_

Зловещий аккаунт
- Года два назад я, как и многие из моих сверстников, буквально не вылезал из соцсетей. Не читал, не смотрел телевизор, не ходил в кино или театр, а чуть выпадала свободная минутка – сразу туда. Мой аккаунт (своеобразный интернет-паспорт на сайте. – Автор) был забит в нескольких приложениях (YouTube, Вконтакте, Одноклассники, Facebook, Twitter и прочих), и всюду я оставлял свои следы: заполнял блоги (онлайн журналы. – Автор), рассылал виртуальные подарки, размещал фото, знакомился, заводил друзей, вел дневник и многочисленную переписку. Реальный мир меня практически не интересовал, только чтобы попить-поесть. Соцсети, как и компьютерные игры, – это своеобразный виртуальный наркотик. Кто пробовал – знает, о чем я. И вот где-то год назад вечером, как обычно, открываю комп, а в моей «личке» (личная страница пользователя той или иной соцсети. – Автор) сообщение: «Привет, давно не виделись. Как дела?». Ничего крамольного в нем не было, за исключением того, что оно пришло… с аккаунта моего друга Василия, погибшего три года назад в ДТП.
- Ничего себе, - непроизвольно вздрагиваю.
- Так вот. Первой мыслью было, что кто-то с неясной целью взломал его аккаунт, чтобы, скажем, разыграть меня. Но как хакер понимаю, что каждый аккаунт имеет тройную защиту, и взломать ее просто нереально. Никому. И, тем не менее, Васин блог кто-то активизировал. Вторая мысль была фантастическая – Васька на самом деле не погиб, а лишь инсценировал свою смерть и теперь объявился. Но тут же вспомнил, что сам присутствовал на его похоронах. Он разбился на никопольской трассе, выскочив с шоссе на скорости 190 километров. Почему, никто так и не понял. То ли устал, то ли ему что-то примерещилось. На такой скорости подушки безопасности не успевают сработать, да и пользы от них – ноль. У Василия, кстати, не оказалось сломанным ничего: ни ноги, ни руки, ни позвоночник, только все внутренние органы оторвались от своих мест. Он и умирал в полном сознании. Так что перепутать его с кем-то другим было невозможно.
Оставалась еще надежда на машинный сбой или спам. Поэтому на первое сообщение я не ответил, но через день пришло второе: «Почему молчишь? Мне скучно», так что идею о спаме пришлось отбросить. На автомате я отстрочил: «Ты же умер?» и почти тут же получил ответ «Смерти нет». После чего без тени сомнений удалил свой аккаунт из соцсети (что, кстати, далеко не всегда можно сделать сразу). А когда подобное сообщение, но уже с вопросом («Смерти нет?») пришло в «личку» другой соцсети, отключился и оттуда. И так постепенно перекрыл себе доступ в эти виртуальные забегаловки.
А чуть позже утешил себя тем, что это, возможно, были проделки хомового, который, пугая и стращая, пытался отвадить меня от переросшего в манию увлечения. Теперь я живу полной жизнью, женился, ращу ребенка, а о соцсетях вспоминаю как о кошмарном сне.

Искусственный интеллект
Еще одна история, но с иным концом, произошла с его другом, или, скорее, коллегой Матвеем. Вместе с Игорем он работал сисадмином на нескольких фирмах, а свободное время посвящал хобби - разработке искусственного интеллекта, для чего превратил сарай в настоящую лабораторию. Дело продвигалось медленно, если вообще продвигалось, но Матвей не унывал. Как говорил он сам, сложилось впечатление, что человечество уперлось в тупик. Нужны совсем иные скорости, технологии, а они не даются. Ведь никакой, самый навороченный компьютер по быстродействию даже близко не может сравниться с обычным человеческим мозгом. Потому что «нейронная конструкция» гораздо продвинутей электронной. Чтобы увеличить скорость счета, необходима, по словам Матвея, иная материальная основа. Небольшой пример. Число переборов из ста факториалов (факториал – это произведение всех натуральных чисел до ста) – а оно больше количества всех песчинок на всей Земле - машина будет считать всю человеческую жизнь.
Но в конце концов Матвею удалось создать если не сам ИИ, то его имитацию – самообучающуюся программу, которая сама заходила на нужные сайты, скачивала информацию, расширяя свой словарь, словом, развивалась. И главное - с ней Матвей мог общаться с помощью специальных команд, причем ответы программа выбирала сама, они не были изначально заложены в нее как один из многочисленных вариантов. Вначале Матвей задавал ей простые вопросы, просил совета в разных ситуациях, затем постепенно усложнял, пока не перешел к космической тематике. Интересно стало ему выслушать мнение машины по поводу того, есть ли в небесах Бог или некий Высший разум. Может, в своей космогонии она заменит его компьютерным Богом как некой машиной более высшего разряда.
Игорь полушутя отговаривал его от попыток влезать в такие дебри.
- Не искушай ребенка, - смеялся он. – А то как задумается над тем, чего знать не положено. И пиши пропало – взбунтуется, как пить дать.
- Или же создаст свою религию, - парировал Матвей.
Вот так шутили-посмеивались несколько месяцев. Матвей передавал результаты своего общения с ИИ, которые они вдвоем расшифровывали на разные лады. К примеру, на вопрос «Почему утонул теплоход «Адмирал Нахимов» ИИ ответил «ответ у Эйнштейна». Как это было понимать? Просить разъяснить было бесполезно – Матвей сам заложил в него функцию неповторяемости и краткости, вот ИИ и стал своенравным. Но логика в ответах была – возможно, речь шла о телепортации, эксперимент с которой проводился в Филадельфии в 1948 году под руководством легендарного физика. На вопрос же «Кто убил президента Кеннеди?» ИИ выдал «четверка». То ли оценка вопроса, то ли убийц было четверо. Такие вот загадки.
- Всё было довольно забавно,- заканчивает свой рассказ Игорь, - пока однажды, зайдя к Матвею в лабораторию (у меня имелись от нее ключи), я не застал его мертвым. Он сидел в кресле напротив компьютера, руки на клавиатуре, а на экране крутилась его последняя переписка с ИИ. Он спрашивал «Есть ли Бог?», а в ответ посыпалась какая-то тарабарщина. То ли вопрос вызвал зацикливание и сбой машины, то ли это был какой-то тайный код, то ли неизвестный язык, на который ИИ вдруг перешел. Как установила экспертиза, Матвей умер от сердечной недостаточности – видимо, пересидел у компьютера, как сделали вывод врачи. Но мне кажется, что от испуга. Что-то сильно напугало его. Возможно, он даже пытался уничтожить свою программу, ряд файлов успел стереть – отсюда тарабарщина.
- Откуда такая мысль?
- От выражения его лица. Такое не забудешь. Его же компьютер я потом разобрал и продал на запчасти.
- Искушения заглянуть в него не было?
- А смысл? Я все равно ничего не понял бы. Да и желания не было повторять судьбу Матвея. Возможно, конечно, что его испугала вовсе не программа, а что-то иное, что он нечаянно вызвал.

КОММЕНТАРИЙ СПЕЦИАЛИСТА

Николай

Николай Мормуль, кандидат технических наук, преподаватель кафедры прикладной математики и информатики Университета таможенной службы и финансов:
- В 80-х годах я и сам занимался разработкой программ искусственного интеллекта, даже посвятил его проблемам объемистый реферат по философии в рамках кандидатского минимума, которому поставили высший балл. Так что тема мне знакома. Не верится, что в скором времени удастся создать разумный машинный интеллект , равный человеческому – все же любой мозг намного сложнее и оперативнее самой быстродействующей машины. Но загадывать рано. Искусственным интеллектом (разумными роботами, живыми программами, думающими машинами) в кинематографе и литературе, начиная с эпохи романтизма, по традиции принято пугать людей. Дескать, неизбежная конкуренция в конце концов приведет к бунту машин и их войне с человечеством. Этот зловещий сценарий нам знаком по целому ряду культовых фильмов: «Терминатор», «Матрица», «Лекс», «Идеальный солдат», «Робокоп». Но есть и другой путь создания ИИ – перенос сознания, путем сканирования и картирования головного мозга, в машину или компьютер. Этой проблеме, в частности, посвящен роман нашего земляка «Жажда всевластия», вышедший в Москве в 2006 году под псевдонимом. А еще – фильмы «Газонокосильщик», «Судья Дред», «Превосходство», «Трон: Наследие», «Тринадцатый этаж», «Матрица». Есть еще фильм о двойниках, где сознание переносят сначала в компьютер, а затем – в новое тело, чтобы продлить свою жизнь (не всем, разумеется, а избранным), но не помню его названия. На самом деле и такое вряд ли возможно, поскольку у компьютера нет «чувствилища», то есть органов чувств, а значит, огромный объем информации ему будет непонятен или вообще закрыт. Поэтому если сознание худо-бедно туда и перенесется, то в столь урезанном виде, что станет просто неузнаваемым. Человек потеряет себя как личность. Что касается зловещности ИИ, то и она сильно преувеличена. Единственно, чем они, на мой взгляд, могли бы навредить человеку – это дать неверный прогноз или совет. А вот смерть за компьютером – довольно частое явление среди сетеманов (фанатов Интернета) и геймеров (компьютерных игроков). От напряжения, недосыпа, обезвоживания организм постепенно слабеет, появляются галлюцинации, и однажды не выдерживает сердце. Вполне вероятно, случай с Матвеем именно из этого разряда. Испугать же его могла собственная галлюцинация либо заглянувший в его ноутбук через Сеть внешний наблюдатель из иного мира, о которых я говорил в прошлый раз. Жаль, что сам Матвей о том уже не расскажет.

Любовь РОМАНЧУК

Метки: мистика