Феномен Х

В свое время разные люди часто рассказывали мне о необычных природных или атмосферных феноменах. Но тогда меня больше интересовали истории, связанные с людьми, и эти случаи я отложила в сторону. Однако теперь, просмотрев записи, свою точку зрения я поменяла. Возможно, необычные природные феномены у кого-то вызовут даже больший интерес. Вот несколько примеров.

Томатная эпопея
Аркадий Степанович Очереватый, преподаватель информатики и математики, вспоминал следующее.
- В далеком 1973 году, в сентябре нашу группу направили на сельскохозяйственные работы. Была в те времена такая практика – приобщать студентов к сельскому труду. Мы тогда были первокурсниками, только сдали экзамены на механико-математический факультет ДГУ (теперь ДНУ), и вот в первых числах сентября нас, 23 человека, усадили в электричку, и мы начали свой трудовой стаж. Каждую группу тогда послали в разные села. Нам досталась Варваровка (Синельниковский район) на берегу реки Осокоровка, основанная в середине 19 века. Кстати, в Украине такое название имеют 24 села, два из них – в нашей области. Откуда оно пошло, неизвестно. На станции Синельниково 2 нас ждали грузовики с установленными в кузовах лавочками, которые после двух часов тряской дороги наконец развезли нас по домам. Больше трех человек никакая хозяйка принять не могла, поэтому всего для нас было выделено восемь домов (или, скорее, хат). Вначале нас на тех же грузовиках возили в поля – очень далеко - на сбор помидоров. Их тогда было море. Кустики были маленькие, низкие, но до самой веточки усеянные плодами. Кажется, сорт так и назывался - «Колхозный». Очень урожайный и необычайно вкусный.
Забегая вперед, скажу, что именно позже, когда нас отправляли в другие села, меня потрясло. В 1973 году сбор был организован идеально. Помидоры мы складывали в ящики, а мальчики относили их к грузовику. Когда тот наполнялся, его место занимал другой. Нормой было 20 ящиков на каждого. К концу дня руки становились черно-зелеными, и отмыть их могли только томаты.
Позже, года с 1977 и дальше (как аспирант, а затем преподаватель, я продолжал ездить со студентами в сёла и в дальнейшие годы) картина изменилась. Помидоры мы складывали в кучи по периметру поля и накрывали их брезентом. И так они там стояли - день, неделю, месяц. Говорили, будто область не выделяет машин. Почему? С какого такого перепуга? Потом шли дожди, помидоры гнили, и кучи в конце концов разгребали. В те годы город страдал от недостатка овощей, корнеплодов и помидоров (естественно, не было в продаже и томатных паст, соусов и морсов), а тут такое обилие красных плодов зазря сгнивало, потому что якобы не на чем было их вывезти. Раньше, рассказывали, председатели колхозов зачастую вывозили овощи и на своем транспорте «налево», зарабатывая личную копеечку. Но в те годы с этим было строго: и им не разрешали зарабатывать, и урожай не вывозили.
Та же история была с белокочанной капустой и свеклой, кучи которой гнили на соседних полях. В свободной продаже в городе в те годы их нельзя было купить, только в так называемых «борщевых наборах», куда клали несколько картофелин, одну квелую свеклу и половину капустины. А по телевизору в разных передачах рассказывали, как готовить борщ или подливы без томатов, с добавлением уксуса или маринада. Чтобы избежать паники, жителей настойчиво убеждали в том, что помидоры вообще не особо-то и нужны, и человек вполне может обходиться без них.
Тогда мне такая политика казалась непонятной. Теперь же, думаю, всё это было специально спланировано: таким образом создавали искусственный дефицит и, как следствие, рост дополнительного недовольства в массах советским строем.
Однако вернемся в Варваровку 1973 года. Кроме помидоров, нас, бывало, возили и в сады на сбор яблок, которые отправлялись на Урал, в Сибирь и дальше. Мы их складывали в ящики с дырочками, и тут сами допускали непростительное головотяпство. Собирать яблоки следовало с лестниц, однако такой сбор был долгим и утомительным, поэтому мы, как только бригадир уходил, поступали проще: расстилали под деревьями одеяла и трясли их. А потом, быстро наполнив ящики и выполнив за пару часов дневную норму, садились на траву и резались в карты. Так было веселее. То, что битые плоды будут быстро гнить и до пункта назначения вряд ли дойдут в товарном виде, нас тогда не интересовало. А зря.
Ну а вскоре для некоторых из нас нашлась работа поинтересней.

Поля Варваровки в 1973 году ломились от урожая. Фото из семейного альбома Аркадия Очереватого (сам он – на первом плане справа)

Поля Варваровки в 1973 году ломились от урожая. Фото из семейного альбома Аркадия Очереватого (сам он – на первом плане справа)

Два солнца
На окраине села находился винзавод (на нем производили вино «Яблучне»), и когда нам предложили работать на нем, то от желающих не было отбоя (тем более что на нем еще и зарплату платили). Но выбрали тех, кто в минувшую неделю выполнял или даже перевыполнял план. Как награду за трудолюбие. Среди отобранной пятерки (две девочки и три мальчика) оказался и я. Работа на винзаводе была гораздо легче полевой. Вначале надо было уложить порезанные на конвейере яблоки в холщовые мешки, расстеленные на поддонах (всего их было восемь), затем завернуть края и включить пресс. И пока он постепенно давил из яблок сок (на это уходило около часа) мы бились в «дурака». Затем вынимали жмых, мыли мешки и пол (эта часть работы была самой трудной) и – по домам. Главное было не передержать пресс – в противном случае с диким треском ломались деревянные поддоны. Один раз мы такую оплошность допустили, и с нас сняли трехдневную оплату.
Ну а раз в неделю добавлялся еще и контроль качества вина в подвале. Сок с пресса через длинную трубу стекал в огромную ванну и там неделю бродил, после чего его переливали в деревянные бочки и оставляли на месяц, а потом – если брожение заканчивалось - еще раз переливали. Вот этот момент нам и надо было контролировать. Понятное дело, что в процессе дегустации мы напивались как поросята, так что больше никогда в жизни желания пить «Яблучне» у меня не возникало. В общем, всё было очень весело – не работа, а праздник.
И вот, собственно, о чем я хочу рассказать. Однажды, закончив все дела, мы вышли из помещения винзавода во двор. Сентябрь тогда был очень теплым, солнечным. Ни одного дождя или просто пасмурной погоды. Настоящая золотая осень. Впрочем, листья с деревьев еще не облетали, еще дышали летом. Был последний день недели – я это запомнил, так как вечером нас должны были впервые свезти в баню. И вот идем, закатное солнце – необыкновенно багровое – светит нам в глаза, и мы вовсю любуемся зрелищем, недоступным для наблюдения в городе. И что-то еще не совсем обычное ощущается во всем этом великолепии, а что именно – не сообразим. Пока Сергей – он был наиболее прагматичный из нас – не заметил:
- Так это же восток. С него солнце восходит, а заходить должно в противоположной стороне. Когда мы возвращаемся, оно всегда в спину нам светит.
Что за черт? Поворачиваемся – а там висит точно такой же ярко-багровый диск. Картина совершенно фантастическая, словно мы вдруг оказались на другой планете. Смотрим то на один диск, то на второй. Тот, что за спиной, точно солнце. А тот, что впереди, непонятно что. На луну не похоже (она гораздо меньше и другого оттенка, да и всходит в другом месте). А других небесных тел тут не бывает. Мелькнула мысль – может, это некое подобие миража, когда слои воздуха, перемешиваясь, переносят изображение на большие расстояния? Но ведь солнце располагается вне зоны действия этих воздушных слоев, так что этот эффект тут невозможен. Комета тоже имеет иной вид – это просто летящая звезда. Может, какая-то планета (к примеру, Венера) подошла так близко к Земле – или, скорее, ее изображение в силу каких-то аномалий приблизилось к ней? Или же это был какой-то объект некоего стороннего наблюдателя (внеземного), который просто отражал солнечные лучи, отчего казался его зеркальным отражением. На всякий случай сделаю ремарку: в тот день никакого контроля в подвале мы не производили, так что подвыпившими не были.
По мере того, как солнце опускалось за горизонт, садился вниз и его багровый двойник. Пока оба не исчезли с неба. Никто, кроме нас пятерых, это явление не наблюдал – селяне и наши однокурсники были заняты работой далеко в поле, а домохозяйки следили за скотиной и едой. Ну а в бане, когда мы рассказали сокурсникам об увиденном, никто нам не поверил, говорили – мол, чего только после винзавода не увидишь. И смеялись.
Ну а мы – пятеро невольных свидетелей – до сих пор нет-нет да и вспомним виденное нами необычное явление, объяснения которому так и не нашли (а ведь среди нас позже были и кандидаты и даже доктор физико-математических наук – им стал тот самый Сергей). Между собой мы это явление прозвали «феномен Х». Любопытный момент: из всей группы (или даже, кажется, потока) защитились только мы пятеро. Может, именно благодаря тому «осиянному свету» второго солнца?

Поля Варваровки в 1973 году ломились от урожая. Фото из семейного альбома Аркадия Очереватого (сам он – на первом плане справа)

Поля Варваровки в 1973 году ломились от урожая. Фото из семейного альбома Аркадия Очереватого (сам он – на первом плане справа)

Любовь РОМАНЧУК

Метки: мистика