Фантом из колодца

Эту историю мне рассказал бывший одноклассник Миша Карасевич, с которым я с недавнего времени стала общаться в соцсетях, совершенно случайно найдя его по снимку. Сейчас он живет в Израиле, куда переехал из Днепропетровска в 2004 году. Это единственный однокашник, которого я нашла и с которым  поддерживаю связь. Естественно, я не раз приставала к нему с просьбой вспомнить что-нибудь необычное и мистическое, что случалось в его жизни. Тем более, что живет он в столь экзотической стране. Но каждый раз Миша уклончиво отвечал, что бывало в жизни многих всяких странностей, но вот оформить их в цельную историю сложно. Тем более по прошествии долгого времени. Детали из памяти, мол, уже стерлись, связи утрачены. Одним словом, прозрачно намекал на то, чтобы к нему не приставали с подобной ерундой.
Поэтому я удивилась, когда он однажды в моей «личке» написал:
«Помнишь историю с Дауном? Хочешь узнать продолжение (или, скорее, окончание)? Сам недавно узнал».
Естественно, я хотела. Но прежде следует прояснить историю, связанную с упомянутым человеком.

Даун

Дауном ребята прозвали большеголового мальчика, появившегося с октября в школе по переводу, в параллельном с моим 8-м классе. Он был, мягко говоря, довольно странный – ни с кем не сдружился, на переменках одиноко подпирал стену, словно статуя, от уроков физкультуры был освобожден по какой-то справке. Словом, изгой.
Свое прозвище он получил из-за того, что на многие вопросы односложно отвечал «Ну да, ну да». Если переставить слоги – получится «даун». Каким было его настоящее имя, никто уже не помнит. Говорили, что его отец разведчик или летчик-испытатель. Это означало, как мы сообразили намного позже, что его вообще нет. Так вот. Летом при школе работал пионерский лагерь. И туда мать после окончания 8-го класса отдала своего сына. И, наверное, зря. Потому что после этого осенью его никто уже больше не видел.
Потом мы от учеников параллельного класса по частям узнали о случившемся.
По их рассказам, однажды отряд на автобусе повезли на экскурсию в село, в Царичанский район. Там располагалась братская могила и музей народного творчества с прялками, ухватами, горшками и прочими аксессуарами сельского быта. После осмотра экспозиции ребятам разрешили немного погулять по селу. Заблудиться там было невозможно, поскольку состояло оно из одной улицы и пары переулков. В конце этой улицы стоял старый, давно не использовавшийся колодец с огромным скрипучим журавлем. Естественно, ребята устремились к нему – и  воды напиться, и журавль покачать. Учителя отстали. А когда подошли, увидели, что все столпились вокруг деревянного остова и в молчании смотрят вниз.
Через несколько секунд выяснилась причина столь пристального массового внимания: в темную глубь колодца упал Даун – то ли сам прыгнул, то ли его толкнули, неизвестно. Поднялась суматоха. Из райсовета прибыл голова с сотрудниками, рабочие спустились вниз по закрепленному к «журавлю» канату, но никого в воде не нашли. Даже подумали, не пошутили ли ребята. Однако Дауна все же не было.
Потом приехал участковый. Но никто не мог сказать ничего вразумительного. Все утверждали одно: они видели, как Даун прыгнул в колодец. А почему его тела там не оказалось, не знают. В конце концов автобус отвез их домой, а в селе несколько дней длились поиски. Прочесали всю местность с ее оврагами, лесопосадками, лесом и пастбищами, но нигде никаких следов пропавшего обнаружено не было.
Воспитатели школьного лагеря были наняты со стороны, и какое они понесли наказание за пропажу ученика, никто не знал. Может, и никакого. Так закончилась история мальчика по прозвищу Даун.
Колодец же вскоре засыпали землей, чтобы больше никому неповадно было в него прыгать.

Сэр и Вован

Во дворе этого дома на ул. Савченко (ныне Ежова) жила злополучная троица

Во дворе этого дома на ул. Савченко (ныне Ежова) жила злополучная троица

А вот то, что я узнала от Миши.
«Постоянными обидчиками Дауна в школе была троица ребят из «кооперативного двора» рядом со школой, - написал он. - Ты их вряд ли помнишь, у девчонок были свои контакты, а мне с ними приходилось не раз сталкиваться. Во-первых, мы в том дворе часто играли в казаков-разбойников – двор большой, с несколькими выходами, гаражами, - есть где спрятаться. И компанию нам составляла та самая троица. Чтобы поиграть во дворе, нам приходилось мириться с их присутствием, хотя оно, честно говоря, у нас не вызывало  положительных чувств. Одного звали Сэром (от Сергея), другого Вованом (от Владимира), а третьего – просто Гошей. Это были типичные хулиганы, любители драться и хамить.
Поговаривали, что именно они вынудили Дауна свести счеты с жизнью. В то лето они тоже были вместе с ним в школьном лагере и так достали, что тот не выдержал. Но мне почему-то думается, что они могли и намеренно столкнуть его в колодец – шутки ради.
Наверное, думали, будет весело смотреть, как он будет там барахтаться и звать на помощь.  Они бы ему, конечно, спустя время помогли, когда  вдоль насмеялись бы. Но Даун не барахтался и на помощь не звал. А исчез. В этом и состоит мистический налет истории. Куда он мог деться? На этот счет можно строить разные версии, но факт есть факт».
«После окончания школы наши дороги разошлись, - писал дальше Миша. – И я ничего не слышал об этой троице до нынешнего года. Пока уже тут, когда однажды выехал с семьей к Мертвому морю полюбоваться здешними красотами, неожиданно не встретил Гошу. Собственно, я его не узнал. Он сам подошел ко мне и спросил, не я ли тот днепровский Миха, с которым они когда-то играли. Так мы вновь познакомились. Он рассказал, что живет тут с 1988 года, когда родителям в срочном порядке пришлось оформить визу. А на мой вопрос «что за такой срочный порядок?» ответил неопределенно: дескать, так сложились обстоятельства. Возможно, я никогда бы и не узнал о них, если бы по счастливой случайности Гоша не жил в том же городе, что и я... Естественно, время от времени мы стали встречаться, ностальгируя по ушедшим временам. Нам доставляло удовольствие говорить по-русски и в обществе друг друга не чувствовать себя людьми второго сорта, каковыми всегда ощущают себя эмигранты.
И в одну из наших встреч в кафе, он рассказал мне причину поспешного переезда его семьи в Израиль. И связана она была с… Дауном.
После трагического случая с ним (а тело его так и не было найдено) прошло десять лет, когда в судьбе былой троицы стали происходить странные изменения. Вован тогда учился в строительно-монтажном техникуме и собирался жениться. Он и стал первым, кто увидел Дауна. По его словам, он стоял во дворе – как обычно, молча и неподвижно - и смотрел на окна его квартиры. Ошибиться он не мог, это был именно Даун, причем совершенно не изменившийся со школьной скамьи. Стали строить догадки, полусмеясь между кружками пива. Сэр предполагал, что, возможно, Дауну тогда удалось спастись – к примеру, через какой-то из боковых ответвлений колодца, но после этого он сильно тронулся головой и несколько лет пролежал в психушке. И вот наконец вышел и теперь хочет поквитаться со своими обидчиками. Гоша же склонялся к тому, что Вован всё выдумывает развлечения ради, либо ему померещилось. Всё бы так и осталось шуткой, если бы через неделю Вован не погиб – на него во время практики на строительной площадке свалился ковш. Хоронили его в закрытом гробу, так как от головы почти ничего не осталось. После этого случая смеяться друзья уже перестали. А потом Дауна увидел Сэр. Он тоже стоял напротив окна его квартиры и смотрел вверх. Сэр сразу сказал: «Это он за мной пришел, мне хана». Гоша пытался его успокоить, они даже в церковь сходили поставить свечку и заказать молебен за упокой души Дауна (если он в самом деле погиб), однако так как они не помнили его настоящего имени, то отходная, как пояснил священник, не подействует.
Сэр никому, кроме друга, не рассказал о своем видении, а вот Гоша посвятил в эту историю своих родителей. И когда Сэра сбила машина в том месте, где они проезжают крайне редко (причем найти ее не удалось), стали срочно оформлять документы на выезд из страны. Переезд, видимо, и спас Гошу. Хотя и тут, по его словам, он постоянно живет в напряжении, ожидая со дня на день увидеть под окнами своего дома знакомую фигуру».

Фрагмент моей переписки с Мишей в «Вконтакте» в марте и апреле этого года

Фрагмент моей переписки с Мишей в «Вконтакте» в марте и апреле этого года

***
После окончания этого рассказа мы с Мишей пустились в объяснения, что бы это на самом деле могло быть. Миша как врач по профессии предположил, что видение (а он оставался на этой точке зрения) могла вызвать нечистая совесть. Они, мол, настолько ощущали себя виноватыми, что однажды психика дала сбой. Странно, конечно, что одновременно у двоих. Но это, во-первых, со слов Гоши. А во-вторых, ведь неизвестно, какое событие этому предшествовало. Я возражала, приводя  довод, что если бы это было так, то почему переезд в другую страну оказался спасительным для Гоши.
«Потому что перемена места и климата забила и частично сняла чувство вины», - написал в ответ Миша. А потом добавил, что забыл упомянуть еще одну деталь: одежда погибших ребят почему-то оказалась мокрой. Об этом Гоше сказали во время следствия. Возможно, это случайность. А возможно, и нет.
По крайней мере, рационалист Миша на всякий случай запретил публиковать его фотографию, чтобы не привлекать внимания того, кто выдавал себя за Дауна. И, соответственно, не называть города, в котором он живет.
«Не хочу однажды увидеть темную фигуру за окном», - то ли в шутку, то ли всерьез пояснил он. И я пообещала.

Любовь РОМАНЧУК

Метки: мистика
Loading...
Loading...