Дворянское проклятие

В 1790-х годах, сразу после основания Екатеринослава, вокруг оврага, расположенного в районе современной Баррикадной улицы и отделяющего холм от низинной части, выросли дома. С нагорной стороны – усадьбы с роскошными садами, тянущимися вверх по холму. А с другой – самозастройки городской бедноты. Их слобода получила название Невенчанной по названию одноименной балки и просуществовала до 1915 года, когда в соответствии с планом архитектора Красносельского была преобразована в продолжение улицы Кудашевской. Невенчанная вплотную прилегала к Половице, поэтому какое-то время оба названия в народе использовались для обозначения нового губернского центра.

балка
С этой слободой связана трагическая история запретной любви.
Как гласит легенда, однажды, в середине XVIII века, балка стала последним приютом для брата и сестры, сбежавших из отчего дома – богатого имения под Полтавой. Причина бегства была проста: двойняшки были не просто родственниками, они вступили в кровосмесительную связь. Когда служанка случайно стала свидетельницей их страстных объятий и донесла об этом хозяевам, родители приняли решение отослать сына в армию, а дочь срочно выдать замуж. Смириться с разлукой влюбленные не могли, и той же ночью, спустившись по связанным простыням через окно, сбежали. Проснувшись поутру и не застав чад в своих спальнях, отец за неповиновение и позор в гневе проклял их. И проклятие не заставило себя долго ждать.
В Диком поле беглецов, направлявшихся на юг, в Крым, где располагалась усадьба их тетушки, застигла буря, вскоре превратившаяся в настоящий  ураган, и заставила их свернуть с пути и искать укрытие. Чуть раньше они попытались обвенчаться в местной церквушке, но священник, увидев их внешнее сходство, отказал. С трудом, ничего не видя в сплошной завесе дождя, преодолевая напор мощных грязевых струй и порывов ветра, уворачиваясь от  бьющих в поверхность земли молний, они наконец нашли убежище в густом лесу на склонах оврага, примыкавшего, как оказалось позже, к Половице. Там они пережидали разгулявшуюся непогоду, в то время как ураганные шквалы и  разряды небесного электричества не давали им возможности попытаться найти другое, более надежное укрытие. Никого в ненастный час в округе не было, и их крики о помощи были напрасны.
Понимая, что гибель не за горами, они предались последней вспышке страсти, пожелав умереть в объятиях друг друга. И в этот момент молния ударила в росший над ними дуб, под сенью которого они занимались любовью. С жутким треском дерево треснуло и накрыло влюбленных. Причем придавило их с такой силой, что разверзлась земля, и любовники, и дерево  рухнули в ее недра, исчезнув  бесследно.
Об этом случае рассказывали пастухи, пережидавшие грозу на противоположном склоне балки и наблюдавшие развернувшуюся перед их глазами трагедию, предотвратить которую они были не в силах. Когда же стала известна история беглецов, то причастные к ней лица пришли к выводу, что это сами небеса наказали влюбленных за инцест – грех, считавшийся в христианстве одним из самых тяжких, и отправили грешных в подземный ад. Другие же всему виной полагали отцовское проклятие, обрушившее на головы грешников грозные силы природы. Сами родители пережили смерть детей недолго и вскоре погибли, задавленные колесами перевернувшейся кареты. Ибо, как утверждает молва, рано или поздно проклятие возвращается к тому, кто его навел.
Так это или нет, только балку, а позже слободку, раскинувшуюся на ее крутых склонах, с тех пор стали называть Невенчанной.
Иван Манжура в работе «Невенчанная балка» (1887) приводил другую версию. Согласной ей, в слободе проживало много невенчанных пар, поскольку обитателями ее в большинстве своем были беглые солдаты и крепостные, либо преступники, скрывавшиеся в глуши от наказания. Незаконный статус не позволял им обращаться к священнику для совершения обряда венчания, чтобы не привлекать к себе внимания. Потому слободу и назвали Невенчанной.
Одно «но»: название балки появилось задолго до возникновения на ее склонах слободы, и, стало быть, у первой версии больше прав на существование.
В эту балку, согласно поверьям, в мае 1820 года спускался Александр Пушкин. По дну ее протекал ручей, в водах которого поэт омыл лицо и руки. Вокруг росли ягоды, а от сломанного дуба, убившего двойняшек, уже ничего не осталось.

Любовь РОМАНЧУК,  кандидат филологических наук

Метки: байки, Екатеринослав
Loading...
Loading...