Дух Павлика

ясюковичСвоим превращением из маленького села в крупный город Каменское во многом обязано польскому дворянину и крупному промышленнику Российской империи Игнатию (Игнацио) Игнатьевичу Ясюковичу. Он, в частности, был строителем и директором Днепровского завода, основателем костела и «автором» самого вида Верхней колонии города, предназначенной для состоятельных людей. В Нижней колонии селились заводчане, ремесленники и прочий бедный люд. А в Верхней стояли респектабельные дома зажиточных горожан: банкиров, купцов, помещиков, промышленников.
Сам Ясюкович вместе с супругой пани Брониславой Генриховной Лабунской и детьми обитал, естественно, в Верхней колонии, в собственном доме, в окружении так называемого «директорского парка».
И карьера его, и достаток никаких нареканий не вызывали. Одна беда: все дети у польской четы рождались больными. И не просто с физическими недостатками, а умственно отсталыми. Исключением был только первенец Станислав.
Говорили, что всему виной было проклятие. Якобы один из конкурентов, разозленный быстрым возвышением поляка в екатеринославской губернии и разоренный вследствие этого роста, с помощью черного мага проклял его семью, обрекши род на вымирание. С тех пор последующие дети и стали рождаться с изъяном. Да и самого Станислава, родившегося до наложения проклятия - в Санкт-Петербурге в 1882 году (в 1901 году он окончил Екатеринославскую мужскую гимназию с отличием, а потом экономическое отделение в Мюнхене), судьба не пощадила: в 1945 году он был расстрелян по решению Московского суда как член подпольного польского правительства Польши.
Но вернемся в дореволюционное время. Троих рожденных после Станислава мальчиков (Игнатий, Ян и Павел) возили в коляске по директорскому парку, а в хорошую погоду и по улицам Верхней колонии. По воспоминаниям старожилов, дети не разговаривали, только глядели вокруг себя пустыми глазами, пуская слюни. Заводчане любили своего директора и очень сопереживали ему в его горе.

заводское кладбище
Наиболее «смышленым» из троицы деток оказался самый младший, Павлик, родившийся в феврале 1889 года. Он, в отличие от своих братьев, научился худо-бедно общаться с взрослыми, освоил элементарные правила поведения, и его даже подумывали обучать письму и грамоте. Отец возлагал на него свои последние надежды. Со Станиславом к тому времени вышла размолвка: старший сын отказался идти по стопам отца и подать документы в Петербургский технологический институт, вместо этого выбрав стезю юриста. А директору нужен был преемник.
Но как ни опекали Павлика, проклятие настигло и его. 23 сентября 1894 года мальчик умер от скарлатины в возрасте пяти лет. Похоронили его на Заводском общественном кладбище, а на могиле безутешный отец воздвиг огромный памятник с вытесанной из камня фигурой. Сюда он приходил каждую неделю, если только не бывал в разъездах.
Сам Игнатий Ясюкович не дожил до революции, он умер в 1914 году в своем имении в Кутно (Польша) – там, куда позже переселится Станислав. А в 30-х годах Заводское кладбище в Каменском по решению властей было стерто с лица земли. Надгробные плиты, памятники, гробы, ограды просто вывозились на свалку. Никто никого не перезахоранивал, а многие скелеты, до которых не достал ковш бульдозера, так и остались в земле. На месте кладбища по устоявшейся в те времена традиции разбили городской парк, дав ему имя Феликса Дзержинского (открыт он был в 1945 году), причем по иронии судьбы «чертово колесо» пришлось как раз над могилой Павлика.
Если вы поедете в Каменское, то экскурсоводы обязательно расскажут вам, что жители часто видят в районе этого аттракциона фигурку маленького печального мальчика. То он сидит в кабинке, в которой секундой раньше никого не было, и грустно смотрит вниз, то неподвижно стоит возле аттракциона. Мгновение – и его уже нет.
Говорят, что это призрак Павлика, на чьих гостях установлено гигантское колесо. Оно перекрыло ему выход в наш мир, в котором, по поверьям, умершие получают право появляться в определенные дни года (в частности, в пасхальную неделю). Вот его неупокоенный дух время от времени и появляется в парке, чтобы проверить, по-прежнему ли колесо продолжает стоять над его могилой, или его уже убрали.
Кстати, сейчас в парке полным ходом идет реконструкция, большинство аттракционов вывезено, но колесо обозрения демонтировать пока не планируют. Так что душе Павлика по-прежнему нет покоя.
Любовь РОМАНЧУК, кандидат филологических наук

Метки: городские байки
Loading...
Loading...