Другой мир

Такое название имеет серия фэнтезийных фильмов об оборотнях и вампирах, снятая в третьем тысячелетии от Рождества Христова. Но речь пойдет не об этих инфернальных созданиях, а совсем о другом. О мире, который находится рядом с нашим, и которого мы в гордыне своей и равнодушии не замечаем.

620416

В этом доме проживает Лидия Бондарь. А из дома напротив выселили ее соседа

Лидия Сергеевна Бондарь проживает в расположенном в глубине дворика старом двухэтажном доме екатеринославской застройки (улица Шмидта), через три квартала от меня. Когда-то мы по воскресеньям вместе с ней водили наших детей на секции в Доме культуры Ильича: рисование, английский, танцы и акробатика. Четыре в одном, на всё про всё три часа. Очень было удобно. Родители в это время общались в фойе или смотрели телевизор в зале. Так мы познакомились. А этой осенью я встретила Лидию на проспекте, почти не изменившуюся. Разговорились, я рассказала, чем занимаюсь, и она пригласила меня домой, сообщив, что по этому поводу у нее есть любопытная история. Возможно, если предать ее огласке, она поможет ее действующему герою. А именно это и было главной целью моей знакомой.

- Год назад летом из квартиры нашего дома выселили мужчину, Андрея Солового, - на другой день, когда мы уселись за чашкой чаю, приступила она к повествованию. – Приехали на машинах бандюганы, взломали двери, силой выволокли из квартиры хозяина, все вещи упаковали в загодя привезенные мешки и выставили их во двор. После чего поставили на дверь новый замок. Мужчина был хороший, и на защиту его вышли почти все жители нашего двора. Но что мы могли сделать против бандитов? Вызвали полицию, но наглецы показали полицейским документ купли-продажи квартиры с подписью ее владельца (то ли они силой выбили ее у хозяина, то ли филигранно подделали, неясно), и те были вынуждены ретироваться. Подоплека же этой аферы была такова. После смерти прежнего владельца, 90-летнего дедушки, в наследство, помимо проживавшего с ним Андрея, вступил его младший сын. Он давно жил в Киеве, и отца своего практически не навещал. Тем не менее, свою половину квартиры получил, и в скором порядке, поскольку ему срочно нужны были деньги - продал тем самым бандюганам. Это была отработанная схема: кто, скажите, из нормальных людей купит половину жилплощади? Ну а аферисты покупали, прекрасно зная методы, с помощью которых быстро выживут со второй половины владельца. Так Андрею никто и не смог помочь, и он очутился на улице. Естественно, вслед за тем потерял и работу. Пока было тепло, жил в беседке двора, а жильцы подкармливали его чем могли. А когда похолодало, пропал. То ли уехал на юг, где теплее, то ли перебрался к тепломагистралям.

На единственной дворовой фотографии Лидии Бондарь Андрей Соловой запечатлен накануне своего выдворения из квартиры и вынужденного бомжевания

На единственной дворовой фотографии Лидии Бондарь Андрей Соловой запечатлен накануне своего выдворения из квартиры и вынужденного бомжевания

Кстати, в Крым, куда податься было бы логичнее всего, бомжей никогда не пускали, даже когда он был нашим, с этим там всегда было строго. Так что места, где им перезимовать было бы наиболее комфортно, для них были закрыты. Об этом мне, то есть автору, рассказали на Симферопольском вокзале в 2000 году.

- Прошел год, и в конце весны я неожиданно встретилась с Андреем, - продолжала Лидия Сергеевна. - Он похудел, загорел, оброс щетиной, но в целом выглядел не так уж плохо, как, казалось, мог выглядеть человек, оставшийся без дома. Да и одет был более-менее – в поношенный, но чистый пиджак бежевого цвета, в меру протертые джинсы и оригинального малинового цвета рубашку. Почти щеголь. Он узнал меня и поздоровался. Ну а я пригласила его в уличное кафе, желая заодно сделать доброе дело и накормить изголодавшегося бомжа. Но он меня удивил, сказав, что недавно наелся и есть не хочет, но с удовольствием со мной посидит. И там между нами состоялся удивительный разговор, который и передаю почти слово в слово.

Итак, когда мы уселись, Андрей, заказав лишь чашечку кофе, улыбнулся и спросил:

- Наверняка все считают меня несчастным и обездоленным? – и, помолчав, добавил:

- Ты не поверишь, но на самом деле я рад, что всё получилось так, как получилось, и вполне доволен тем, кем стал.

- Андрюша, ты о чем? – всплеснула я руками, вдруг подумав, не тронулся ли он в результате бездомных скитаний рассудком.

Но он отнюдь не выглядел сумасшедшим.

- Я не сумасшедший, - словно угадав мои мысли, предупредил Андрей. – Кем я был раньше? Неудачником, сиделкой при больном отце, меня бросила жена и предал родной брат. Ни друзей, ни подруг, ни будущего. Нудное прозябание изо дня в день. Теперь же я хозяин своей жизни, у меня есть цель - так сказать, смысл бытия. И она не сводится только к тому, чтобы выжить. Это еще и азарт охоты, добычи, давно позабытый нашим обществом. Я словно открыл для себя новый мир.

- Как же ты выживаешь зимой? – поинтересовалась я.

- Это не так трудно, как тебе кажется. Есть много мест, - неопределенно ответил Андрей. – За городом, у одной из свалок существует даже целый картонный городок, построенный из выброшенных коробок. И там живут даже дети. Я побывал там, но мне он не пришелся по душе. Вонища, грязь, дети почти не умеют говорить, идет постоянная борьба за добычу. Люди там живут по много лет, постепенно теряя человеческие привычки и даже речь. Как-то я встретил там бывшего кандидата философских наук, которого знал по своей прежней работе, но он так и не открыл рта, когда я пытался разузнать у него, как случилось, что он оказался тут. То ли разучился говорить, то ли не хотел, то ли целиком погрузился в иной мир, где прежние атрибуты цивилизации (как-то: образование, научная степень, работа, престиж, деньги) уже не имеют никакой ценности. Тогда я его не понимал, а сейчас, стоя на пороге этого самого иного мира, постиг.

- О каком ином мире ты говоришь? – спрашиваю его.

Андрей улыбнулся и, выдержав довольно долгую паузу, пояснил:

- Не секрет, и о том многие говорили, что, выбрав путь технического прогресса, машин и автоматов, человек отказался от иного пути, на котором смог бы научиться проделывать все это сам: за считанные секунды перемещаться в любую точку планеты, не только левитировать, но и летать, и так далее. В лоне цивилизации мы слишком заняты ежеминутными хлопотами, чтобы развивать свои почти утраченные способности. И только освободившись от этих пут, можем себе позволить заглянуть внутрь себя. Конечно, далеко не все этим заняты, большинство по инерции деградируют, но я знаю многих… оказавшихся в моем положении (Андрей настойчиво избегал слова «бомж»), кто развил в себе, как сказали бы, экстрасенсорность. Но на самом деле это иное. Такие люди при необходимости могут поддерживать в себе любую температуру тела, и морозы становятся им не так страшны, как раньше. Могут совершать быстрое перемещение – пока на небольшое расстояние, но порой этого оказывается достаточно, чтобы избежать гибели от собак или своих подельников. Я видел это собственными глазами.

- И ты тоже можешь? – невольно ухмыльнулась я.

Андрей заметил мою ухмылку и наморщился.

- Знаю, что это звучит неубедительно, - произнес с нажимом, - а я пока не могу показать подобные возможности тебе на наглядном примере. Но в том-то и секрет, что когда я научусь это проделывать, то есть вступлю одной ногой на территорию иного мира, мне уже будет не нужно кому-то что-то доказывать. Может, и тебя тогда уже не узнаю, ибо начну видеть иные вещи и иными глазами.

- А ты знаешь, - вдруг перескочил на другую тему, - что под нашим мегаполисом пролегает гигантский подземный город, в котором мы ориентируемся с закрытыми глазами. Но в нем небезопасно. Помимо хищных животных -мутантов, там встречаются и настоящие каннибалы. Мне рассказывали, что где-то в его ответвлениях расположена сеть закрытых и давно не используемых катакомб, в которых обитает целая каннибальная секта. Ты наверняка читала о случаях пропажи людей. Человек вышел из дома – и не вернулся. Куда пропал, что с ним стало – никому неведомо. Так вот, многие пропавшие в нашем городе, по словам рассказчиков, оказывались в этих катакомбах, где их приносили в жертву подземному божеству, а затем поедали. Похищали их через люки или подвалы, куда выходил один из отростков лабиринта. Подземные люди очень гибкие и перемещаются не по-человечески быстро. Шел человек наверху – раз, и его уже нет. А родственники много лет будут искать пропавшего, не подозревая об его участи. Так мне рассказывали. Не брезгуют каннибалы и своими сородичами – время от времени мы находим в коридорах кости и обрывки одежды, по которых и опознаем их. Поэтому я старался бывать в катакомбах лишь в самых крайних случаях, когда надо было быстро скрыться от полиции или убежать от хулиганов, либо согреться в лютый мороз. Или же принять ванну – да, да, там можно хорошо помыться и даже искупаться в подземных озерах, теплых даже зимой. Самое же главное, что тут у меня появились друзья – Гришка Ломоть, Боря Лиходей, Лора Кусачка. Разумеется, это их прозвища, фамилии они давно забыли (или не хотят вспоминать). И у нас за год случается столько приключений, сколько в прежней жизни не происходило за век. Если не наскучило, я расскажу о некоторых из них.

И он выжидающе посмотрел на меня. Я кивнула, ибо мне в самом деле было интересно. Да и сам Андрей вызывал симпатию: вместо того чтобы наткнуться на потерянного, потерявшего интерес к жизни и опустившегося человека, я неожиданно повстречала полного оптимизма, надежд и силы искателя приключений. У него даже глаза по-другому смотрели – как бы немного поблескивая, словно через них пробегала яркая искра. И это при том, что жил он в условиях, мягко говоря, отнюдь не комфортабельных. Мне не верилось, что ему могла нравиться такая жизнь, или, скорее, существование. Может, думалось мне, он просто держал передо мной марку? Или отчаянно фантазировал, чтобы не ударить лицом в грязь и продемонстрировать, что его вовсе не вышвырнули из жизни, а, напротив, он обрел иной, куда более интересный для себя мир? Или же занимался самообманом, чтобы окончательно не дать себе пасть духом?

На эти вопросы у меня не было ответа. Между тем Андрей, получив мое согласие, заказал себе еще кофе, устроился в кресле поудобнее и начал свой рассказ.

Окончание следует

Любовь РОМАНЧУК

Метки: мистика
Loading...