Дом с шаром, или Проклятие часовщика

Там, где сейчас расположена полукруглая и полупустая стекляшка «Ротонда», раньше стоял большой красивый четырехэтажный дом в стиле модерн дореволюционной постройки, с башенкой и стеклянным шаром на юго-западном углу крыши. Каковым его, шара, было предназначение, было неизвестно. Может быть, чисто декоративное, чтобы выделить дом среди окружающих его зданий. Однако были и такие, кто считал его в каком-то роде магическим. До революции, пока дом был частной собственностью, поговаривали, что шар приманивает для хозяина клиентов, что отводит порчу и сглаз завистников, что аккумулирует энергию и даже якобы может выполнять желания, если правильно их загадывать. А еще о том, будто внутрь шара вмурована самая большая драгоценность владельца – бабушкино колье с тринадцатью изумрудами, приносящее удачу.

Дом Грановского

По легенде, в шар на крыше владения Грановского «на удачу» было вмуровано бабушкино колье с тринадцатью изумрудами

Возведен этот необычный дом был в 1913 году на месте двухэтажной торговой лавки, а его проектировщиком стал екатеринославский архитектор С. Виленский. Этот подзабытый ныне зодчий, о котором история не сохранила даже имени – известны только его инициалы С.В., указанные в списке жителей Екатеринослава в «адрес-календаре» на 1915 год, – до революции был одним из наиболее востребованных: он построил также гостиницу «Астория», доходный дом Андриевских на углу улицы Казачьей и Садовой и фасады домов Первого Екатеринославского домостроительного общества (ПЕДО) на улице Казачьей, в одном из которых в 1918 году родился Александр Гинзбург (Галич). Все эти издания стоят до сих пор, кроме дома с шаром.
Идея водрузить на крыше стеклянную кругляшку принадлежала заказчику и владельцу дома Борису Грановскому. Это был известный ювелир города, у которого покупали украшения самые знатные дамы Екатеринославского общества. Ибо таких эксклюзивных коллекций, какие были у Грановского, найти в другом месте было невозможно. На верхних этажах его дома размещались жилые комнаты, гостиные, помещения для контор, которые сдавались внаем, кабинет хозяина, спальни, а первые два занимала ювелирная мастерская, арендуемое фотоателье, магазинчики и салон, где продавались не только украшения, антиквариат и старинные поделки, но и часы всевозможных размеров, форм и марок.
И с ними связана любопытная легенда. Согласно ей, ровно за год до Октябрьской революции в мастерскую зашел некий мужчина, выглядевший довольно бедно. Вид его был изможденным, а одежда - сильно поношенной. Назвавшись часовщиком, он без всяких предисловий открыл свой старый дорожный баул и выложил из него семь карманных часов, изготовленных в середине 19 века, но выполненных почему-то в стиле 16-го. В ту далекую эпоху часы имели лишь одну часовую стрелку, у них не было стекла на циферблате, зато с обратной стороны они обладали открывающейся крышкой, куда часто помещались фотографии, рисунки или портреты барышень.

ротонда

Сейчас на месте легендарного дома стоит стекляшка торгового центра «Ротонда»

Свое имя часовщик не назвал, но рассказал, что когда-то был подмастерьем Федора Ковальского, который считался первым часовых дел мастером в Екатеринославе. И о нем стоит сказать несколько слов. Переехал Ковальский в город на Днепре из белорусского Дубровно по указу Екатерины Второй. 30 мая 1793 года за три года до своей смерти императрица распорядилась, чтобы «крестьянские семейства Дубровенской суконной, часовой и позументной фабрик и свечных мастеров, по открытию первого подножного корма из прежних своих жилищ в Екатеринослав отправить». Прибывших переселенцев (всего 285 семей -1792 человека) собрали в безымянном поселении, которое потом стали называть Дубровенским, а затем - Слободой Сурской по названию реки Сура, впадающей в Днепр. Среди переселенцев были первоклассные часовщики - выпускники Дубровенской казенной фабрики-школы, принадлежавшей Потемкину. Одним из них был Федор Ковальский. Предприимчивый мастер вместе с товарищами открыл на казенной фабрике в Екатеринославе часовую мастерскую, которая вскоре переросла в отдельную фабрику и заняла лидирующие позиции по производству часов в Российской империи. Ее изделия на равных конкурировали даже со швейцарскими часами. Многие экспонаты были столь оригинальны, что даже сейчас вызывают удивление современных часовщиков: к примеру, «дилижансные» часы с тремя заводами, или фузионный механизм на цепях Гауза. Сам же Ковальский в середине 19 века даже выдвигался на должность городского головы и владел участком на углу Торговой площади и Большой дороги.
И вот бывший подмастерье столь легендарной личности осенним днем 1916 года предстал пред ее очи.
Окончание следует

Любовь РОМАНЧУК, кандидат филологических наук

Метки: городские байки