Дом с шаром, или Проклятие часовщика

Окончание. Начало в номере от 12 февраля
Странный посетитель ювелирного салона Грановского предложил ему необычную сделку. С одной стороны, он хотел продать свою коллекцию часов. А с другой… Но по порядку.
Предложенные часовщиком часы были абсолютно одинаковыми, за исключением помещенных за крышкой, с обратной стороны, рисунков, на которых были изображены пасторальные сценки: вот юноша смотрит на девушку неземной красоты, вот они знакомятся, и юноша склонился в легком поклоне, будто готовясь поцеловать ручку барышне, вот они идут вместе под ручку, вот девушку увозят в карете, а юноша в отчаянии смотрит ей вслед, вот ее венчают с каким-то человеком, на много лет ее старшим, они стоят в церкви, глаза у новобрачной печальны, а по щеке скатывается слеза, вот юная жена лежит в постели, она бледна и изнурена долгой болезнью. И, наконец, последняя сценка, изображающая похороны: женщина – еще более красивая, чем в жизни - лежит в гробу, вокруг него – ее степенный муж, отец с матерью, какие-то родственники, все рыдают, мать готова упасть в обморок, и ее поддерживает муж, а чуть в стороне, у соседней могилы стоит знакомый нам юноша и тоже тихо плачет. Семь сценок – семь часов – семь эпизодов скоротечной жизни. И две разбитые судьбы.

Дом Грановского
- Это дочка Ковальского, Аннушка, - ответил гость на немой вопрос Грановского. – Остальное вы уже знаете.
Домыслить трагедию, исходя из рисунков, было несложно. Подмастерье влюбился в дочку хозяина, но отец, который сам был выходцем из бедной семьи, не желал для дочери повторения своей судьбы. Он нашел для нее более выгодную партию и против ее воли отдал замуж за богатого купца. От страданий и печали девушка заболела (то ли чахоткой, то ли малокровием, точно неизвестно) и вскоре умерла. А влюбленный в нее часовщик в память о ней изготовил коллекцию, запечатлевшую историю их любви и разлуки. Почему он при этом выбрал тяжеловесный стиль 16 века, осталось загадкой. По одной из догадок, Анна увлекалась эпохой Возрождения, что и обусловило такой выбор.
Одно в этой истории казалось странным: Ковальский жил в начале и первой четверти 19 века. И ежели молодым на тот период было лет по восемнадцать, то к 1916 году часовщику должно было стукнуть около ста лет или свыше. Между тем он выглядел лет на сорок – сорок пять. Выдумал ли он эту историю, чтобы набить цену своему товару, или это был уже его сын, Грановский так и не узнал. Однако первая версия вскоре отпала сама собой, поскольку цену за свой товар часовщик назвал если не смехотворную, то намного ниже себестоимости своей продукции: по 5 рублей за каждый экземпляр, всего за всю коллекцию – 35 рубликов. Для сравнения: в те годы корову можно было приобрести за три-четыре рубля, а за 30 купить хороший дом.
Однако при этом странный гость поставил одно условие (тот самый нюанс сделки): все часы следовало продать только тем покупателям, в семьях которых была девушка по имени Анна. В противном случае они, по его словам, принесут в их дом несчастье.
- Беда в этом случае постигнет и ваш шар, - напоследок пообещал продавец.
Невзирая на столь неприкрытую угрозу, ювелир подмахнул выгодный договор, ну а потом то ли забыл о данном часовщику обещании, то ли не придал ему важности, то ли заподозрил в нем вора, по дешевке сбывающего украденное. Довольно быстро он продал по завышенной цене все семь экземпляров часов, хотя они по нынешним временам казались хоть и красивыми, но довольно громоздкими и неудобными в обращении. А потом, как и предсказывал часовщик, началась полоса неудач. Четверо покупателей неожиданно обанкротились, и один из них пустил себе пулю в лоб, еще один через месяц после покупки часов внезапно скончался, еще одного ограбили и убили на улице, а другой бесследно пропал.
После революции вынужден был эмигрировать и Грановский. Дальнейшая его судьба неизвестна. Не обошла беда стороной, как и предрекал часовщик, и сам стеклянный шар вместе с домом, крышу которого он венчал со стороны главного проспекта. В 1942 году немцы взорвали здание, а восстановить его после освобождения города так и не удалось. Говорят, что перед взрывом немцы расстреляли в нем несколько сот жителей, их кости якобы и мешали восстановлению дома. По другой версии, в дом Грановского попал снаряд во время боёв за город осенью 1941 года. Его руины были разобраны только во второй половине 1950-х годов. И на этом месте долгое время был пустырь. Встретила я и версию о том, будто этот дом можно было увидеть еще в 60-х годах, что подтверждала и его фотография.
Истину в этот вопрос могут внести только старожилы. Возможно, кто-нибудь из них и вспомнит этот дом и его историю?
Любовь РОМАНЧУК, кандидат филологических наук

Метки: городские байки