Днепровские демоны

Днепровские пороги у всех, кому приходилось преодолевать их (а среди таких были купцы, путешественники, казаки, крестьяне и даже цари), вызывали такой страх, что легенда о том, что среди наиболее опасных круч поселился сам дьявол, не вызывала в давние времена сомнений.

ненасытец
У лоцманов сложилась система верований, первое место в которой занимал Господь Бог, а второе – пороги. Причем каждый порог и забора имели свое имя и обладали своим норовом, знание которого и позволяло благополучно преодолевать препятствие.
По твердым убеждениям лоцманов, в Днепре обитали души утопших и погибших запорожцев. «Ночью души погубленных казаков носятся по порогам», – объясняли лоцманы.
Погибнуть на порогах считалось проклятием, ибо в этом случае, как верили казаки, дьявол похищал не только тело, но и душу, которая оказывалась навеки запертой в пучине и не могла вознестись на небо.
Согласно легенде, сам Днепр создан змеем по воле божьего коваля: “…кузнец победил змея, обложившего страну поборами, впряг его в плуг и вспахал землю; из борозд возникли Днепр, днепровские пороги и валы вдоль реки (Змиевы валы)”. В местах своей остановки змей создавал пороги, общим числом 13 (чёртова дюжина). И обитал в каждом свой демон.
Лоцманы рассказывали, что иногда у Ненасытца (самого большого и грозного порога длиной в два километра, который еще называли Дедом) можно было увидеть страшного старика, стоящего по колено в бурлящей воде. Как он держался в водовороте, неведомо. Но те, кто рискнул подобраться ближе, уверяли, что под водой разглядели копыта. Эту легенду со слов лоцманов отобразил в 1817 году побывавший тут накануне знаменитый поэт Василий Жуковский в поэме «Громобой» из цикла «Двенадцать спящих дев».
«Готов он прянуть с крутизны...
И вдруг пред ним явленье:
Из темной бора глубины
Выходит привиденье -
Старик с шершавой бородой,
С блестящими глазами,
В дугу сомкнутый над клюкой,
С хвостом, когтьми, рогами».
Звали днепровского беса Асмодей, а с чуть не сведшим счеты с жизнью Громобоем он заключил договор, который по истечении срока платежа разрешил продлевать на один год в обмен на его 12 дочерей.
Согласно лоцманским преданиям, в районе порогов нельзя было даже заходить в воду, не говоря о том, чтобы купаться или пытаться переплыть реку. Водную стихию, помимо дьявола, населяли множество духов, как злых, так и добрых. Как-то выпускник Екатеринославской гимназии, земской врач, впоследствии - доктор медицинского факультета императорского Харьковского университета Сергей Вербов вместе с друзьями предпринял путешествие через Днепровские пороги. Впечатление об этом переходе и собранные по дороге легенды в 1956 году он опубликовал в вышедшей в Париже книге «По Днепру через пороги», разошедшейся почти мгновенно. В ней эмигрант писал, что ночью «души погубленных носятся по порогам и плачут по земле, по родным, по покинутым зазнобам. Оттого так силен рев порогов по ночам».
В 1932 году, когда возводилась плотина, ученые подсчитали, что поднявшаяся вода не скроет Ненасытца – столь высоки были его скалы. Поэтому было принято решение срезать верхнюю часть (макушку). Работу по разрушению Ненасытца поручили местным строителям. И как ни уговаривали их старые лоцманы с Лоц-Каменки не трогать порог – дескать, Ненасытец и его обитатель потом отомстят,– к их мнению не прислушались. В камень заложили взрывчатку, а когда рвануло, и Ненасытец лишился трети своей высоты, забросав осколками побережье, дружно зааплодировали.
Как гласит легенда, никто из взрывников не прожил больше года. Самая страшная смерть настигла руководителя. Спустя пару месяцев во время работ в Таромском карьере его завалило камнями. Разобрать глыбы не удалось, и несколько дней из-под завала раздавались его крики и стоны.
Если верить народным преданиям, то обитавший под Ненасытцем злой дух, лишившись своего убежища и регулярной добычи, отправился бродить по ненавистной ему суше, ожидая, когда вода в Днепре вновь спадет, обнажив его владения. Такая удача улыбнулась ему в 1941-43 годах, когда немцы взорвали плотину, и залитые водой пороги и островки вновь выступили на поверхность. Но ненадолго. В 1943-м заработавшая Днепрогэс вновь надежно упрятала их под воду.
Говорят, что в человеческом обличье дух порогов с тех пор появляется на той или иной станции, лелея свои давние планы. Энергетики прозвали странную силу, ощущаемую на многих объектах, демоном плотин. И, видимо, не зря.

Любовь РОМАНЧУК,  кандидат филологических наук.

Метки: Екатеринослав
Loading...
Loading...