Чудеса на пленке

Приведу еще пару историй о необычных природных явлениях, и не только.

Странные нимбы
Лет пять назад Фаина Коновалова, учительница начальных классов на пенсии, но еще подрабатывавшая в школе уроками домоводства (год назад она, к сожалению, умерла), показала мне фотографии, сделанные в различных церквях города - во время литургии, акафиста, внесения мощей и других обрядовых таинств. К счастью, некоторые оцифрованные снимки я так и не удалила из своего компьютера. А недавно, сортируя фотобанк, наткнулась на пару-тройку. Так вот, на одних из них четко виден ореол (нимб?), окружающий голову священника. Подобное сияние окружало и мощи, которые в 2005 году проносили крестным ходом. На других явно виден световой столп, снизошедший на читающего отходную батюшку (не душа ли это лежащего в гробу умершего поднимается ввысь?). На третьих на покрывале проступал нечеткий лик Христа - его можно увидеть только при большом увеличении, но тем не менее он там присутствовал.
Многие скептики и фотографы предположат, что всё это может быть результатом эффекта размытых огней многочисленных свечей, преломленных на пленке в виде странных пятен. О чем мне и говорили, когда я показывала эти снимки. Но тогда возникал вопрос – почему этих пятен нет над головами прихожан? Что за такое избирательное действие предполагаемого светового, или, точнее, свечного эффекта? Дефект фотоаппарата (еще пленочного, марки ФЭД) тоже исключался, так как пятна на снимках появлялись в разных местах. И только в какой-то определенный день. В другое время сделанные им фотографии выходили обычными. Еще одну – смешную – версию выдвинул кандидат физико-математических наук и мой родственник Александр. Он предположил, что в головные уборы священников, как и в святые реликвии, мог быть зашит (вставлен) какой-нибудь «фонящий» (к примеру, радиоактивный) элемент, который и давал на пленке слабое свечение. Но, во-первых, возразила ему я, к чему бы священнослужителям такое делать? В расчете на случайный снимок какого-нибудь прихожанина? Во-вторых, в таком случае фотографии светились бы всегда, а не в определенный день. А в-третьих, батюшки бы тогда умирали очень рано от лучевой болезни, чего нигде никогда не наблюдалось. И вообще, церковь – это не то место, где людей будут подвергать угрожающей жизни опасности, там, наоборот, их исцеляют – и физически, и духовно. В чем кандидат наук со мной целиком и полностью согласился, признавшись, что на самом деле просто пошутил.
У Фаины же Алексеевны было свое объяснение случайно заснятых ею необычных явлений.

На похоронах дедушки фотоаппарат запечатлел сноп света, спускающийся над батюшкой

На похоронах дедушки фотоаппарат запечатлел сноп света, спускающийся над батюшкой

Пропавшая девочка
- Всё дело еще и в фотоаппарате, - рассказывала она мне. – Мой принадлежал еще моему дедушке, страстному фотолюбителю. Груды проявленных пленок, так и не дошедших до стадии печати, до сих пор хранятся в чулане его частного дома на улице Таганрогской. Когда он заболел и понял, что умирает, то просил положить фотоаппарат ему в гроб. Сам дед всю жизнь был неверующим, церковь посещал только в качестве сопровождающего своей жены или дочери, а тут вдруг и батюшку позвал для исповеди, а позже соборования, и икону в комнате попросил повесить, и молитвы стал читать. Как-то в ответ на мой вопрос он признался, что ему было видение. В тот день, когда он узнал свой смертный приговор (где-то полгода до нашего разговора), от охватившего отчаяния и страха решил наложить на себя руки, чтобы не мучиться и уйти из жизни достойно. Взял старое ружье, оставшееся еще со времен войны (немецкий трофей удалось не сдать, и он так и остался неучтенным), почистил его, затем пошел в сарай и, усевшись на табурет, упер ружье прикладом в пол, а стволом в свой подбородок, после чего вдел большой палец ноги в спусковую скобу. Осталось только нажать на курок. В последний раз дед поднял глаза на открытую дверь сарая, в проем которой было видно покрытое редкими облаками небо, верхушки уже начавших плодоносить деревьев (его участок шел слегка под уклон), и тут увидел спускавшуюся (хотя, по логике, следовало, напротив, подниматься) фигуру маленькой девочки с короткой стрижкой. Спускать курок при ребенке дед не хотел и потому на время отложил ружье в сторону. Девочка подошла к сараю, стала в дверях против света, так что ни лица ее, ни одежды было не разглядеть – только темный силуэт, и молча взирала на него.
- Ты чья? – спросил он, так как по соседству никаких детей не имелось.
В ответ – тишина.
- Ну заходи, - пригласил он ее. – Ты, может, в гости пришла к кому-то и заблудилась? Как тебя зовут? Где ты вообще живешь?
И тут девочка подняла две руки вверх, словно указывая на небо – место своей постоянной прописки. После чего развернулась и тихо ушла. Выйдя из ступора, дед бросился ей вслед, но девочки нигде не было. Его участок просматривался далеко, так как спускался к небольшому ручью (теперь его засыпали), но он был пуст. Только птицы (воробьи, скворцы, галки, изредка – дрозды) летали над ним как ни в чем не бывало. Заинтригованный, дед отправился к соседу, но тот никакой девочки не видел. По его уверениям, на всем квартале не было семьи, у которой имелись бы родственники либо знакомые с ребенком. Так что в гости девочка прийти ни к кому не могла. Возможно, забрела сюда из соседних кварталов, но в таком случае куда она делась? В решении этой загадки дед провел весь вечер, напрочь забыв о своем первоначальном намерении.
Ночью она опять приснилась ему и так же молча стояла у его постели, пока не растаяла под лучами рассветного солнца.
- И с тех пор он стал веровать, - догадалась я.
- Не сразу, - покачала головой Фаина. – Но чем-то девочка его сильно зацепила. Он даже стал собирать легенды о пропавших в округе детях. Согласно одной из них, на месте нынешнего дедушкиного дома, который он купил в 70-х годах, стояла глинобитная хибара. Однажды, в середине 60-х, она загорелась. Мать в это время была на работе, дома оставались две девочки. Причину пожара так и не установили – возможно, они игрались со спичками или взорвался газовый баллон. Так или иначе, одна девочка выжила, и с ожогами ее доставили в больницу. А вторую найти так и не удалось – ни костей, ни пепла. И только когда новый хозяин участка стал строить дом и выкапывал землю под фундамент, обнаружил под землей длинный подвал с двумя перемычками, и за одной из них – маленький скелет. Видимо, девочка спряталась от огня внизу, а мать то ли не знала о существовании подпола, то ли от шока и горя забыла о нем, ну а затем его придавили рухнувшие стены, и девочка так и не смогла выбраться на поверхность. Найденный скелет, хорошо сохранившийся, забрали органы правопорядка, а затем, по слухам, передали медицинской академии для учебных целей. Может, думал дед, именно эта девочка пришла в свой бывший дом? Но почему именно тогда, когда он решил свести счеты с жизнью?
- Ну а потом случилось так, что он попал к одному практикующему батюшке в селе Александровка, - продолжает Фаина. – Попутно тот занимался целительством. И в его доме среди икон он увидел фигуру виденной им девочки. Только это оказалась совсем не девочка, а Иисус в малолетнем возрасте. Как же, наверняка спросишь ты (а я и в самом деле собиралась задать этот вопрос. – Авт.), он его распознал, если лица явившегося ему в роковой час подростка так и не разглядел, так как тот стоял спиной к солнцу? Отвечу – а никак. То ли внушил себе это, то ли распознал по неуловимой позе и приметам. Только вот с тех самых пор и изменился. Умер он, кстати, вопреки ожиданиям, легко, с улыбкой на устах и особо не мучился.

Волшебный фотоаппарат
- Ну а теперь о фотоаппарате, - перешла она к сути дела. - Просьбу положить его деду в гроб мы, понятное дело, не выполнили. Не потому, что стало жалко дорогой камеры, а как-то было неловко и стыдно. Людей вокруг деда собралось много, сердобольные бабушки постоянно поправляли его руки, ноги, заглядывали по бокам, так что незаметно подложить прибор не получилось бы. Им я позже и стала снимать, хотя большинство в то время уже перешло на цифровые аппараты. Никаких дефектов при съемке дедушкиной камерой никогда не получалось, за исключением сцен в церкви. Кстати, на том снимке, где на священника нисходит столб света, в гробу лежит как раз мой дед. И это первый подобный феномен, проявившийся на пленке. Разумеется, увидела я его только месяца через три, когда отпечатала фотографии. Но тогда списала на брак. А когда он стал повторяться – задумалась. Позже я даже относила снимки жившей по соседству гадалке – Марфе Ильиничне. И та на выбор предположила три варианта.
Согласно первому, нет ничего удивительного в том, что в сакральных местах иногда проявляются сакральные и чудесные явления. Во втором варианте дед, по мнению Марфы, подает таким образом знаки, к которым следует прислушаться: может, он просит заказать по себе сорокоуст, за упокой или поминальную? Или же жалуется, что его забыли? А согласно третьему, сама его душа витает поблизости его детища, то бишь фотоаппарата, с которым он не расставался ни на день, и периодически (и только в сакральных местах) становится видимой, на краткий миг обретая форму дыма, тени, световых вспышек.
- А возможно, имели место три варианта сразу, - добавила женщина напоследок.
А я, когда узнала о ее смерти, подумала, не повторила ли она просьбу своего деда по поводу фотоаппарата?

На снимке, сделанном в 2005 году, на покрывале, укрывающем святые мощи, проступил лик Христа, которого обычный глаз не видел

На снимке, сделанном в 2005 году, на покрывале, укрывающем святые мощи, проступил лик Христа, которого обычный глаз не видел

Любовь РОМАНЧУК

Метки: мистика