Черная воронка

Душещипательную историю, происшедшую в минувшем году, рассказала знакомая мне ранее Лариса Дерябина, вместе с которой я когда-то занималась альпинизмом. Муж ее Леонид погиб во время воинских учений, когда ей едва стукнуло 24 года, и с тех пор она жила одна, так и не изменив памяти супруга. История же, о которой пойдет речь, приключилась с ее дочерью Аленой, после замужества переехавшей в Харьков. А точнее, с роднёй ее мужа Арсения Коваля, хотя косвенно затронула и ее. Родители супруга были уроженцами Приднепровья, пгт Синельниково, а в Харькове закрепились после окончания института культуры. Со всеми действующими персонажами нижеследующей истории Лариса перезнакомилась, когда гостила у дочки в бывшей украинской столице, и сама стала непосредственным свидетелем многих событий.

мистика

На фрагменте наброска родословного древа, которое начала составлять Лариса, видны задействованные в истории персонажи

Переезд
Предыстория такова. У Ларисиного зятя Арсения был старший брат Антон (разница между ними составляла десять лет). Их родители давно развелись, и у каждого была своя жизнь. Антон тоже повторил их судьбу: лет десять назад он расстался с женой, от которой имел сына Матвея, и с тех пор жил бобылем, коротая время в холостяцкой однокомнатной квартире со своим отцом, Григорием Степановичем.
Так бы худо-бедно всё и катилось, но год назад у Антона появилась девушка, а вместе с ней надежда на новую жизнь. Потому, продав прежнее жилье и доложив денег, они купили двухкомнатную квартиру, расположенную на последнем этаже восьмиэтажного дома.
Теперь, спустя время, Алена припомнила, что именно после переезда у ее деверя появилась мания преследования. Когда Арсений звонил ему, тот без конца жаловался, что за ним следят и порой просил пожить у брата недельку-другую. Тогда родичи списывали эту манию на депрессивное состояние Антона: он потерял работу, с девушкой рассорился и стал часто прикладываться к бутылке, а иногда и баловаться травкой – вот, мол, и стало ему мерещиться разное. Говорил он что-то и о голосах, которые пытаются завязать с ним контакт, но брат только отмахивался, советуя меньше пить. Да и кто станет придавать такому значение?

Оно
Прошло три месяца после переезда, когда в квартире Алены и Арсения зазвонил старенький стационарный телефон. Был холодный октябрьский день, семья собиралась на дачу заканчивать сезонные работы, и муж взял трубку неохотно. Вначале на том конце молчали, слышалось только сопение и шорох, а когда он уже хотел было кинуть ее на рычаг, раздались слова:
- Папу убили.
Голос Антона был хриплым и почти неузнаваемым, но брат нисколько не сомневался в том, что это он.
- Я еду, - так же хрипло ответил он и выскочил из дома.
Как он потом рассказывал Алене, вот что произошло. Утром, вернувший с дачи (той самой, на которую собирались ехать Алена с мужем), брат вернулся в свою квартиру и застал отца лежащим в кухне с пробитой головой. Никаких следов постороннего присутствия не наблюдалось. Приехавшая полиция зафиксировала несчастный случай. Дескать, напившись, мужчина упал и разбил голову о край батареи. Однако в больнице перед вскрытием патологоанатом сказал Антону, что глубина раны не соответствует той, которая образовалась бы при падении с высоты собственного тела. «Впечатление, что его сильно толкнули», сделал он вывод.
Но тогда возникал вопрос: кто это мог быть? Брат выдвигал свои соображения. Дверь в квартиру, по его словам, была заперта, а ключи имелись только у него и отца. И в тот день, когда случилась трагедия, они, как обычно, лежали в потайном ящичке в прихожей. То есть, если бы отец и впустил кого-нибудь в квартиру, то уйти преступник из нее сам не смог бы. «Пришлось бы высаживать дверь либо воскрешать папу, чтобы тот дал ему ключи», - говорил Антон.
Через неделю, так ничего и не выяснив, отца похоронили. В полиции быстро закрыли дело, и жизнь покатилась своим чередом.
- Антон не любил говорить на эту тему, как мы ни пытались узнать у него подробности, - рассказывала Алена своей матери. – Но после смерти отца он сильно изменился. Мания преследования не проходила, даже, казалось, усилилась. Однажды за рюмкой он вдруг признался, что знает, что убило папу (он так и сказал «что убило», а не «кто убил»), но говорить о том пока не может. А как-то вдруг заявил, что хочет продать квартиру и перебраться за город, в частный сектор, но Арсений его отговорил. И, как оказалось, зря.

Странный кашель
Прошло полгода, и Антон вступил в наследство. Правда, он планировал тут же отписать квартиру 18-летнему сыну Матвею, проживавшему с матерью, и просил отказаться Арсения от своей доли. Тот не возражал. Но сделать ни то, ни другое никто из них не успел.
Потому что ровно через неделю после оформления документов Антон умер. И тоже, как и его отец, дома.
Но странность была не только в двух смертях, последовавших одна за другой в одном и том же месте. А и в их обстоятельствах. Вот что рассказывал Матвей, который на тот период временно проживал с отцом, чтобы скрасить его одиночество. Его показания были записаны следователями, но те только разводили руками, объясняя позже расхождения в обстоятельствах дела тем, что у парня был шок.
«В десять часов я, как обычно, вернулся домой, света не зажигал, так как мне показалось, что папа уже спит, - рассказывал Матвей. - Заглянув в его комнату, увидел, что ноутбук против обыкновения остался включенным, а на столе не стоял стакан с водой – его папа всегда ставил, так как ночью ему часто хотелось пить. Тут я услышал, что он сказал мне «Привет». Голос был глухим, я еще подумал, это, наверное, оттого, что папа говорит спросонья. Я ответил ему, мы перекинулись парой фраз, и я пошел в душ. А спустя минуты две из комнаты вдруг раздался жуткий душераздирающий кашель. Папа частенько покашливал во сне, но совсем иначе. Что-то в этом кашле было не так. Накинув одежду, я выскочил из ванной и включил свет в комнате. А глянув на диван, обомлел. Папа лежал на нем совершенно неподвижно, както неестественно выгнувшись, и не дышал. Его лицо, руки и грудь были синего цвета. Приехавшая через полчаса скорая констатировала смерть от инфаркта. Потом вызвали полицию, и начались расспросы».

Дух отца
Собственно, недоумение у органов вызвал тот факт, что, по словам врача «скорой», смерть мужчины, судя по признакам и трупным пятнам, вызванным спускающейся к конечностям кровью, наступила вовсе не полчаса назад, когда Матвей набрал номер 103, а несколько часов назад. Получалось расхождение во времени. То ли, по мнению оперативников, сын что-то путал, то ли с какой-то целью придумал разговор с уже мертвым отцом, чтобы объяснить, почему так долго не вызывал врачей, то ли у него были слуховые галлюцинации.
Но Матвей никогда не употреблял ни спиртного, ни наркотиков, и даже не курил. С чего бы у него вдруг появились видения? А время, когда он вернулся домой, потом скрупулезно проверили: до девяти тридцати он находился в гостях у девушки, и раньше чем за полчаса добраться до квартиры отца никак не мог.
- Тогда возникал вопрос: с кем он говорил перед тем, как отправиться в душ? – недоумевала Лариса Михайловна. - Если принять рациональную версию, то можно предположить, что это мог быть убийца, спрятавшийся в темной комнате, а затем незаметно улизнувший. Ведь не мог же здоровый мужчина в возрасте сорока лет ни с того ни с сего умереть от инфаркта. Что-то его вызвало. Может, таблетки или укол? К примеру, кто-то решил свести с ним старые счеты или позарился на его квартиру. Но к чему, спрашивается, злоумышленнику было выдавать себя разговором с пришедшим? Решил пошутить? Или напугать его? А если бы Матвей сразу включил свет? Это не укладывается ни в какие рамки. К тому же, как бы он выбрался из запертой квартиры? Если же принять мистическую версию, то тогда, выходит, с сыном прощался дух умершего отца. Потому и голос был глухим, и кашель странным, как бы потусторонним.
Этот кашель Матвею потом часто мерещился в квартире, и на третий день после похорон он с нее съехал. А Лариса с дочкой и внуком Котей отправились в Днепр. Там жила знакомый им экстрасенс, женщина по имени Альбина, с которой они однажды уже имели дело. Она практиковала неофициально и еще за год до того предсказала появление в жизни Алены «смертоносной петли».
Какой она вынесла вердикт, мы расскажем в следующем номере.
Окончание следует

Любовь РОМАНЧУК

Метки: мистика
Loading...