Блуждающие огни Севастопольского парка

севастопольский парк

Многие парки Днепра, как известно горожанам, разбиты на месте кладбищ. Под парком Памяти и Примирения (бывший парк имени Калинина был основан в 1946 году) находится старое Чечеловское кладбище и военные захоронения: во времена оккупации там хоронили немцев и итальянцев, а после освобождения города – советских воинов, погибших при освобождении правобережной части Днепропетровска в октябре 1943 года, или умерших от ран с октября 1943 по апрель 1944 гг. в городских госпиталях.
Парк имени 40-летия освобождения Днепропетровска на «Развилке» разбит на месте бывшего Нового городского кладбища начала ХХ столетия. Еще в 60-х годах прошлого века на нем производились захоронения. Из всех могил остался только воинский некрополь, в котором нашли упокоение 2076 солдат Красной Армии, погибших в местных боях или умерших от ран в 1943 – 1946 годах.
Широкая аллея парка имени Писаржевского, расположенного между «Развилкой» и универмагом «Славутич», пролегла на месте надгробий еврейского кладбища.
Ну а Севастопольский парк, как и парк Калинина, накрыл сразу два кладбища: городское и военное. Во время русско-турецкой войны 1854-1855 годов тут хоронили защитников Севастополя (матросов и солдат), умерших от ран в екатеринославских госпиталях. А в период оккупации города фашистами, 1941-1943 гг., немцы подзахоранивали на нем солдат вермахта.
Неудивительно, что многие из этих парков считаются аномальными зонами. Студенты-медики, проживавшие в расположенном рядом с Севастопольским парком общежитии, рассказывали, что частенько слышат доносящиеся по ночам из парковой зоны скрипы, стоны, шелест, хотя всем известно, что в вечернее время даже шпана туда опасалась ходить, не то что проказничать. Студенты признавались, что даже поутру, особенно в туманную пору, там можно было столкнуться с непонятными и загадочными явлениями.
По этому поводу наш читатель Николай Валерьевич Черепанов припомнил такую историю. Связана она как раз с Севастопольским парком. Как-то осенью 1990 года ему пришлось заночевать во флигеле, стоявшем в правом углу парка. Произошло это так. В то время Николай Валерьевич «горбатился» в одном кооперативе замом по снабжению. И однажды встретился со своими коллегами в этом флигеле обсудить вопросы поставок. Заседали до поздней ночи (беседа велась с «выпивончиком – закусончиком»), в конце- концов заключили договор, обмыли подписи и ввиду позднего времени и винных паров решили переночевать на переговорном столе и стульях. Один из деловых партнеров предупредил, чтобы ночью никто не ходил во двор, а нужду справлял в ведро, если в том возникнет потребность.
- Но ночью с бодуна меня так придавило, - вспоминает Николай Черепанов, - что я, забыв о предостережении, пулей выскочил из домика и еле-еле успел облегчиться. Вот тут меня испуг и настиг – гляжу, в метрах тридцати от крылечка, на котором я стоял, извивалась гирлянда каких-то огоньков-светлячков (а откуда тем светлячкам было взяться, если на дворе стоял ноябрь?). Ноги сработали сами, я и сообразить не успел, как уже оказался за дверью. Стою за ней, дрожу, тело колотит озноб, сердце рвется из груди, в душе – неясная тревога. Решил никому ничего не говорить, а то на смех подымут. А из-за дверки – то ли показалось, то ли в самом деле было – послышался звук колокольчика: дзен-дзен, тоненько так, как бы завлекающе. Я перекрестился, тихонько возвратился на свое место (спал на картоне, рядом с переговорным столом), и сердце помаленьку успокоилось. Но вдруг во входную дверь будто кто-то постучал, легонько так – тук-тук, тук-тук. И – тишина. Мой лоб покрылся испариной, в висках зацокало. Потом послышались шажочки – и опять тишь.
До утра Николай так и не сомкнул глаз. Но больше никаких поползновений «нечисти» на флигель не наблюдалось. Утром «снабженцы» ушли не сразу. Немного попили пивка, почесали языками. После чего наш герой не вытерпел и спросил про явления блуждающих огоньков и призраков-привидений, которые одолевали его ночью.
- Ха! Так это один из братуганов, - ответствовал один из ребят. – Тут этого добра, как и мусора, хватает, даже днем, бывало, встречаем. Привыкли, хотя некоторая оторопь каждый раз все равно берет. Так мы сплюнем три раза через левое плечо – и ничего, не липнет никакая зараза.
С тем и разошлись. Однако что же собой представляла загадочная движущаяся гирлянда странных огоньков, так и осталось загадкой. Как и то, кому принадлежали звуки колокольчика, стуков в дверь и шагов. Легенды относят эти явления кладбищенским призракам; дескать, то дух захороненных иногда поднимается на поверхность и что-то или кого-то ищет.
Любовь РОМАНЧУК, кандидат филологических наук

Метки: городские байки
Loading...