Блуждающие огни днепровских «каменщиков»

В бытность свою, до того как в 60-х годах ХХ века берега Днепра одели в гранит и намыли широкую Набережную, протянувшуюся от одного конца города до другого (от жилмассива Победы до Паруса), левый берег имел угрюмый и неприступный вид. Подобраться к реке, кроме некоторых расчищенных мест (в районе нынешнего речпорта и там, где теперь располагается [рам в честь собора Святого Иоанна Крестителя), было практически невозможно. Берег покрывали нагромождения камней и бревен, вынесенных течением реки и прибитых к суше. Лишь в первой половине XIX века там появились пристани, лесные склады и лесопильни, которые отнюдь не упростили проход к реке.

1
Зато среди первозданного каменного хаоса было хорошо укрываться разного рода преступникам. Небольшие пещерки, домены и завалы давали укрытие от непогоды и посторонних взглядов, а близость реки – возможность в момент опасности тронуться в путь.
Согласно преданию, в XVII веке среди этих камней скрывались бывшие казаки, совершившие преступление и пытавшиеся избежать кары рассерженных запорожцев. Казацкий устав был немилосерден к правонарушителям. Долгое время на каменных берегах Днепра отступникам удавалось скрываться от гнева сечевиков. Со временем их собралось там несколько десятков. Незавидное положение вынуждало беглецов добывать себе пропитание разбоем, а поскольку населенных пунктов в округе было мало, то они совершали набеги на проходившие торговые суда и держали под контролем переправы. А густой смешанный лес, росший по берегам реки, служил им дополнительным укрытием на случай опасности.
На зиму они выкапывали землянки и жили там, пережидая холодное время.
Преступники разных мастей оседали и в других местах нашего региона – к примеру, в узких и длинных каньонах, выходивших к нынешнему Днепродзержинскому водохранилищу за Верхнеднепровском, которые до затопления были раза в три длиннее. Или в глубоких и ветвистых балках Солонянского района. Или в песчаных пещерах малых рек. Наконец, в лесах, которые на ту пору еще не перевелись в Левобережной Украине.
Тех же разбойников и бывших казаков, которые осели в районе будущего Екатеринослава, народ окрестил «каменщиками» – из-за того, что они укрывались среди камней. Что дало основание впоследствии отождествлять их с отпрысками масонов, как известно, именуемых себя «вольными каменщиками». Но, кроме названия, ничего общего между ними, конечно же, не было.
«Каменщики» орудовали в округе довольно долго, но в конце концов, по легенде, запорожцам с помощью характерников удалось вычислить их местонахождение и в один прекрасный день положить конец всем безобразиям. Разбойников скрутили и предали казни: рядовых повесили, а главарей сожгли живьем, развеяв пепел над рекой, на которой они бесчинствовали столько лет.
Однако, как гласит народная молва, нескольким пиратам удалось избежать наказания. При виде подходивших к берегу длинных и маневренных казацких «чаек» они благоразумно сбежали и, дождавшись, когда запорожцы, завершив свои дела, направят ход своих лодок в обратную сторону, то бишь в Сечь, нашли приют чуть ниже по течению, под склонами будущей Соборной горы, где их потомки отсиживались до той поры, пока не началось строительство города. Но и тогда не сразу ушли с облюбованных ими мест. Особо они уже не разбойничали, перебиваясь набегами на дорогах, грабя ехавших на ярмарки крестьянские повозки.
Жители Половицы, расположенной под холмом (а в то время он имел более величественный и первобытный вид), а позже первые поселенцы Екатеринослава постепенно забыли истории и легенды о «каменщиках». И когда безлунными ночами порой видели внизу среди камней «блуждающие огни», то принимали их за огоньки, горящие, по поверьям, над кладами и схронами. Им и в голову не приходило, что это, скорей всего, варили себе нехитрую пищу редкие, скрывавшиеся среди камней преступники.
И по поводу этих огней в народе сложились свои легенды:
будто бы под Соборной горой  казаки перед ликвидацией Екатериной Великой Сечей устроили свои «схованки», в которые, помимо оружия и регалий, сложили деньги и трофеи, добытые в  боях и унесенные ими из Сечи. После чего «заговорили» их.
Окончание следует

Любовь РОМАНЧУК, кандида филологических  наук

Метки: городские байки
Loading...
Loading...