Бизнес-вампирша

Виталий Чередняк из Новомосковска, известный читателям как охотник за привидениями, обещал рассказать со временем о своих встречах с вампирами (см. номер от 25 января с.г.). И свое обещание сдержал, прислав мне историю о киевской вурдалачке, с которой ему однажды довелось пересечься.

UQt7WjwjLBA

Виталий Чередняк в начале 2000-х годов подрабатывал в офисе Анжелы охранником и там насмотрелся всякого

Холодильное сердце
В украинской столице Виталий останавливался, когда в начале 2000-х годов учился на заочном отделении института экономики и культуры. Во время сессии проживал в общежитии, а когда задерживался на больший срок, то снимал квартиру. И, конечно же, всякими способами пытался подзаработать – устраивался то грузчиком на складе, то продавцом на книжном рынке, то консультантом, то просто охранником. Во время работы в последнем качестве ему и довелось повстречаться со странной женщиной по имени Анжела. Она была владелицей того самого офиса, который Виталий взялся охранять. Помимо офиса у нее было три квартиры и загородный дом.
Еще до того, как он познакомился с ней лично, ему рассказывали о хозяйке вещи, от которых кровь стыла в жилах. Но Виталий списывал россказни на обычные сплетни, которые всегда окружают богатых, успешных и знаменитых людей.
К примеру, говорили, что она несколько месяцев (или лет) держала в морозильной камере сердце своего мужа, погибшего года четыре назад в автокатастрофе. Тем самым как бы удерживая его астральный дух возле себя, и он якобы помогал ей советами и предупреждал об опасности. Или о том, как в самом начале своего бизнеса она подставила свою лучшую подругу. Дело было так. Однажды ей удалось провернуть очень выгодную сделку, и когда деньги легли на счет, Анжела решила не делиться ими с партнерами и не отстегивать «крышующим» бандитам. Обналичив всю сумму, она пригласила в гости свою единственную давнюю подругу, учительницу русского языка, которую в свое время вытянула из какого-то задрипаного села, накормила невиданными деликатесами и за минуту до запланированного приезда братков отпустила домой. Но так, чтобы они столкнулись с ней в подъезде. После чего разыграла сцену «Ой, а где мои деньги? Они же только что вот тут лежали. Не могла же моя подруга их взять».
Смекнув, в чем дело, за ни о чем не подозревающей учительницей развернулась погоня. Догнали бедную женщину уже в ее квартире, где подвергли жестокому допросу с пытками. И, так ничего и не вызнав о деньгах, отправили к праотцам. В это время другая часть крышующих тщательно обыскивала квартиру хозяйки, но никаких следов денег не нашла. Из чего на совете (сходке) пришли к выводу, что виновата все же коварная училка. Видимо, по пути она передала украденную сумму своему напарнику (или любовнику), имя которого не выдала даже под пытками. В конце концов от «обворованной» хозяйки отстали, даже ссудив ее на первое время деньгами, и спустя год она, так и оставшись вне подозрений, раскрутила свой бизнес уже по полной.
В то время как Виталий познакомился с ней, она занималась недвижимостью (как понял студент-охранник, не совсем праведными способами), торговала лесом, который сплавляла за рубеж через свои каналы (ее первый умерший муж был норвежцем, с его отцом и своим свекром она и мутила дела). А также имела какую-то долю в шоу-бизнесе, куда периодически проталкивала нужные ей таланты. И, чувствуя свою силу, позволяла себе скандальные выходки на крутых вечеринках.
«А где же на самом деле были деньги, если их не нашли?», спрашивал Виталий. По секрету, шепотом ему отвечали, что, по слухам, она заранее купила печень, завернула в нее купюры и положила в морозильную камеру. Такой совет ей якобы дал астральный дух умершего мужа. Бандитам и в голову не могли прийти, что внутри одного из замороженных кусков мяса лежат дензнаки. Так она обрела богатство.
Инфернальность владелицы бизнеса проявлялась и в другом.
За глаза владелицу бизнеса называли немного пошловато - кровосоской. Но вовсе не из-за этого случая и не из-за ее тяги к деньгам с бесконечными обманами партнеров и сотрудников, которым могла не платить месяцами. И Виталию вскоре довелось узнать, почему.

дом

Загородный особняк бизнес-вумен под Киевом бывший охранник воссоздал на компьютере по памяти, так как фотографировать у себя его хозяйка категорически запрещала

Ментальная битва
В один из мартовских вечеров Виталия попросили посторожить ее квартиру, на которую недруги угрожали совершить наезд. Пришли и другие охранники, и еще какие-то люди. Там Виталий и увидел Анжелу с глазу на глаз. Она оказалась довольно крупной, плотно сложенной мадам. Днем, несмотря на погоду, всегда носила огромные затененные очки, добавлявшие шарм загадочности, а теперь, когда сняла их, обнаружились немного косящие, но очень пронзительные глаза, от которых, казалось, ничто не могло укрыться. От ее взгляда по спине невольно пробегали мурашки. Впрочем, внешне она отнюдь не отличалась привлекательностью, и было непонятно, почему к ней так тянулись мужчины (неужели только лишь из-за денег?). Но уже через полчаса общения с ней Виталий разгадал секрет ее притягательности: она буквально излучала энергетику, бурлила ею, это был вулкан энергии, и те, кто оказывался в поле ее действия и поддавался ему (а устоять удавалось единицам), теряли всякое сопротивление и доводы разума, становясь практически ее рабами. Никого из своих мужчин она не сделала богатым, все рано или поздно плохо кончали (кто умирал, кто пропадал без вести, кто попадал в тюрьму, кто серьезно заболевал), но новые толпы готовы были пасть к ее ногам за один только взгляд, одно касание, одну ночь.
Симпатичного охранника Анжела сразу выделила из собравшейся в ее квартире толпы и во время трапезы не сводила с него колючего взгляда своих маленьких глаз. Виталий физически ощущал, как вокруг него сгущаются энергетические потоки, а сознание обволакивает некая истома, отключая разум. И тут какой-то голос внутри него шепчет «Не поддавайся. Это опасно». Однако сопротивляться напору владелицы казалось невозможным. Сводили с ума и невиданные яства, расставленные на столе. Анжела кратко поясняла: «Это саподилла из Бразилии, это выращенная в Перу под заказ карамбола, это лягушачьи лапки в собственном соку, ночью из Парижа ящик доставили». От всего этого изобилия у привыкшего во многом отказывать себе студента кружилась голова.
Когда часы со старинной кукушкой, висящие в огромной кухне, пробили полночь, Анжела поднялась из-за стола и зычным голосом крикнула: «На сегодня хватит, приживалы. Всем спать. И не дай Бог, кому-то ночью понадобится в туалет – загрызу».
Она подмигнула Виталию и повела за собой в спальню. Остальным предстояло разместиться на кухне, так как другие комнаты (сколько их, Виталий никогда не мог сосчитать) всегда были под замком, и она никогда никого туда не пускала. Как шесть человек устроятся на ночь без дивана и кроватей, ее не волновало.
- Ощущение было таким, будто меня ведут на плаху, - рассказывал позже Виталий. – А сделать ничего не могу. Голова словно ватная, а ведь я и не пил ничего. Вспомнилось, что вот так же вела ведьма и Хому Брута в гоголевском «Вие». Сейчас оседлает меня – и за окно.
Окно действительно было распахнуто настежь, и в него врывался холодный мартовский воздух. На улице еще стояли морозы, и комната была целиком выстужена. У Виталия тотчас застучали зубы – их дробь немного и привела его в чувство. Когда Анжела потащила студента к огромной, на пятерых человек, кровати, он попросил для начала закрыть окно. Но хозяйка заупрямилась, заявив, что всегда спит на холоде, иначе не может. А летом спасается кондиционером, выставленным на минимально низкую температуру. Это насторожило, и Виталий, включив все свое обаяние, попытался потянуть время.
- Это была настоящая ментальная битва, - вспоминал он. – У меня же в те часы было только одно желание: выбраться из этой комнаты и квартиры вообще. И чтобы поскорее наступило утро. Возник какой-то панический необъяснимый страх.
Вот тогда-то Анжела, пьяная и возбужденная, и предложила ему сдать кровь из вены. Дескать, это помогает налаживанию отношений и понимания. А когда Виталий сделал круглые глаза, пояснила, что это не больно. И потянулась к ящику тумбочки, в котором лежал шприц. Виталий понял, что или сделает так, как хочет хозяйка, или может не выйти отсюда живым. Надежда оставалась только на чудо. Или хитрость.
Помогло первое. Неожиданно заверещала сигнализация (как вскоре выяснилось, это была ложная тревога), все подхватились, началась суета, беготня, и момент был упущен. Выбравшись наконец из квартиры, студент трижды перекрестился, невольно подумав, не ангел ли хранитель помог ему.
Первой мыслью было немедленно уволиться, но Виталий этого так и не сделал. Во-первых, нужны были деньги, а во-вторых, когда он заикнулся о том, начальник охраны заявил, что по собственному желанию отсюда никого не отпускают, только вышвыривают по распоряжению хозяйки. Причем не всегда на свободу.
К счастью, вскоре подоспела подмога. В Киев из Норвегии на один день (проездом) приехал Стас, глава одной из промежуточных фирм, реализующих за рубежом ее продукцию. И Анжела положила на него свой косящий взгляд. «Проезд» затянулся на год, и в конце концов семья, заждавшаяся своего кормильца, подала заявление в полицию, а та – в Интерпол.

Две недели Виталий как мог избегал возможности оказаться с бизнес-вумен наедине, но потом встреча все же произошла. Во время нее он и узнал о том, что она вампир. Причем не в переносном, а в буквальном смысле этого слова.

Вышло это так.

Кровавые деликатесы
Однажды студенту поручили занести в квартиру делового монстра тяжелую посылку. Квартира располагалась над офисом по недвижимости и занимала весь этаж. По какому-то капризу Анжела скупила на нем все квартиры, превратив их в расположенные анфиладами и разноуровневые комнаты, в которых можно было легко заблудиться. Одна из них размещалась всего на метр ниже потолка, подпираемая снизу спортивным комплексом. Зачем было создавать такую сложную конструкцию своего жилья, казалось непонятным.
Скрипя сердце, Виталий поднялся на третий этаж. На этот раз Анжела принимала в «античном зале». В огромной светлой комнате, уставленной дорогой мебелью в стиле ампир, царил сказочный беспорядок. Сидя в круглом вращающемся кресле с изогнутой ножкой в виде бронзовой змеи, Анжела совершала по телефону очередную сделку. Завидев Виталия, она оторвала трубку от островерхого уха (был у нее и такой изъян), смерила его пронзительным затаенно-недоверчивым взглядом и, ткнув пальцем в сторону дивана, на котором тяжело и медленно пытался протрезветь молодой, заросший щетиной человек (это и был разыскиваемый родственниками Стас из Норвегии), крикнула:
- Падай туда!
На диване небрежно валялся дорогущий зеркальный фотоаппарат, и Виталий припомнил еще одну странность бизнесменши. Анжела обожала фотографировать всех и всюду, даже в ресторане, дойдя до крайней степени кондиции, без устали нащелкивала кадры. Но никогда не давала фотографировать саму себя, заявляя, будто она нефотогенична. Однажды один из ее дружков во время пирушки тайком заснял ее на мобильный телефон, однако всегда держащая любую ситуацию на крючке бизнес-вумен заметила это и разнесла гаджет на куски, после чего едва не проломила череп нарушителю запрета.
От воспоминаний Виталия отвлекла хозяйка апартаментов, заявив, что сейчас прилетит заказанный вертолет, они закинут в него Стасика, Виталия и отправятся в Крым, в какой-нибудь кабак дня на два. Возражения не принимаются.
- Вам деньги некуда девать? – искренне удивился Виталий.
- Глохни, чуждый мне мужчина. С тобой мы потом разберемся, - в свойственном ей тоне пригрозила хозяйка, и будущий охотник за привидениями сник.
И тут – то ли ожидаемая поездка с предстоящим разгулом так на нее повлияла, то ли принятое за согласие ошеломление Виталия, то ли просто под настроение – она призналась, что лучшим для нее лакомством является кровь.
Чтобы лучше знать и чувствовать близких людей, ей необходимо обмениваться с ними кровяной жидкостью. По пробирке. Если свежую кровь получить не удается, она высушивается на батарее и потом съедается в сухом виде. По ее словам, при таком способе общения все слова, даже самый контакт становятся излишни. Тщательно прожевывая свернувшиеся сгустки красных телец, которые она называла «кровавым деликатесом», она узнает всю необходимую ей информацию об их хозяине. Если человек далеко, пробирки высылаются по почте. Это обязательное условие общения с ней (для партнеров, любовников и просто знакомых, нуждающихся в ее поддержке).
Теперь Виталию стало понятно, почему она в любой мороз непременно спит в любой с распахнутым настежь окном (вампиры любят холод), ночную деятельность предпочитает дневной, а днем при любой погоде никогда не снимает огромные солнцезащитные очки. Анжела предложила и Виталию в знак ее особого расположения к нему попробовать высушенные сгустки коричневого цвета, хранящиеся в ее холодильнике, но тот отказался, уклончиво пояснив, что еще не совсем готов для столь экзотичной трапезы.
- Тогда растворись в серной кислоте, - неожиданно сменила милость на гнев миллионерша, и Виталий поспешил ретироваться.
На следующий день своевольного студента вышвырнули вон. Так он потерял работу, о чем, впрочем, никогда не жалел.
А во время летней сессии до него дошли слухи о том, что Анжела вместе с личным шофером разбилась на машине в районе Андреевского вала. Говорили, будто авария была странной, а в самой машине обнаружили три трупа. Кто был этим третьим, установить не удалось. Возможно, тот самый злополучный Стас. Впрочем, идентифицировать погибших однозначно тоже не смогли, настолько сильно обгорели тела. Так закончился крутой бизнес-вираж экстравагантной вампирши по имени Анжела.

В этой приморской таверне Гурзуфа Виталий неожиданно повстречал сгоревшую в машине Анжелу

В этой приморской таверне Гурзуфа Виталий неожиданно повстречал сгоревшую в машине Анжелу

Лёжка у моря
С тех пор минуло 15 лет, когда Виталий с другом отправились на отдых в Крым, бывший тогда еще украинским. В планы входило посетить несколько приморских городков. Начали они с Феодосии, побывали в Коктебеле, добрались до Курортного, посетили Судак, побродили по Кара-Дагу, по Алуште. Конечным пунктом их вояжа стал Гурзуф, в котором они остановились на несколько дней.
На крутом спуске к морю, перед цепью санаториев и немного в стороне от тропы курортников, там располагалось летнее кафе (в Гурзуфе большинство их именуют тавернами), в котором они всегда завтракали. Оно было небольшим, но очень манило необычными закусками (особенно ребятам пришлась по душе щедро натертая чесноком сладкая булочка с нежнейшим домашним салом), да и людей там обычно бывало немного. Правда, цены слегка кусались, будучи выше, чем в столовой на самом верху города или даже в центре, но выигранное время и уют того стоили. Вечером же ужинали в мансарде двухэтажного старого дома на центральной улице, с внутренним двориком, которую они по дешевке сняли.
Последний вечер своего пребывания в Гурзуфе ребята решили подольше провести на море. Потому ужинать отправились не домой, а в облюбованное ими кафе. Там царил уютный полумрак, разбавленный пригашенными светильниками, негромко играла музыка – в основном шлягеры 80-х годов. Несколько пар танцевали, медленно перемещаясь по небольшой площадке. С моря долетал соленый бриз, слышались крики чаек, монотонный шум волн - где-то балла два по девятибалльной шкале. Нарастал шторм, так что, подумалось, они уезжают вовремя.
Потягивая коктейль, Виталий вдруг спиной ощутил чей-то пристальный взгляд. Словно что-то буравило его лопатки – возможно, всему виной узко направленный и сильный энергетический импульс. Он резко обернулся и увидел в дальнем затемненном углу сидящую за столиком в одиночестве даму в широкополой шляпе. В руке она держала бокал с темным вином (или кровью?). Эту даму, как и ее колючий и пронзительный взгляд он не мог перепутать ни с кем. «Ах, витязь, то была Анжела», - мелькнула переиначенная фраза из «Руслана и Людмилы» Пушкина.
Виталий окаменел, в то время как мысли зароились в его мозгу пчелиным роем. Как она могла выжить в той катастрофе? Или вместо нее в машине был кто-то другой – но тогда, выходит, авария была подстроенной? Но зачем? И кто сыграл ее смертельную роль? Судя по показаниям, с которыми тогда по старой дружбе познакомил его охранник, свидетели уверяли, что видели, как в тачку садилась именно Анжела. Тогда, может, она… воскресла? Или в принципе не могла умереть таким образом? Наконец, почему оказалась в Крыму и что тут делает? Устроила себе очередную временную лёжку? Выслеживает лично его?
Разом вспомнились все окружающие ее странности: боязнь фотографироваться, пристрастие к «кровавым деликатесам», островерхие уши и косящий колючий взгляд, ночной образ жизни, большие темные очки, загадочное появление на бизнес-поле и в Киеве вообще. И не от нее ли в ассортименте кафе всегда имелись натертые чесноком пряные булочки? К слову, не эта ли сдоба в итоге уберегла и его самого от нелицеприятной встречи с погибшей и непостижимый образом восставшей бизнес-вумен?
От зловещих мыслей его отвлек бармен, предложивший ребятам как постоянным клиентам новый особый вид коктейля. Он стал объяснять его состав и ингредиенты, нахваливая как вкус, так и послевкусие, но Виталий не слушал. Сделав заказ, он поинтересовался у него, кто та дама, сидящая в дальнем углу. Случайная посетительница или же постоянная гостья? Если вторая, то он наверняка должен знать ее.
- Какая дама? – удивился бармен, вытягивая шею в указанном направлении.
Виталий обернулся, но столик был пуст.

Любовь РОМАНЧУК

Метки: мистика
Loading...