Бес отчуждения

В поминальные дни, когда я проведывала могилы своих родственников, мне вспомнилась еще одна история, рассказанная Джелалией. Напомним, Джелалия - экстрасенс родом из Днепропетровска, обретшая экстраординарные способности после случившегося с ней в конце 80-х годов ЧП: когда она возвращалась с дачи, получила удар  молнии. С тех пор она поменяла профессию, прошла обучение у Джуны, получила диплом и стала практиковать, а в середине 90-х ее пригласили в Москву, где она и осталась. Так получилось, что в Днепропетровске я стала ее первым клиентом в профилактории, где была по путевке. И она помогла вправить смещенный в результате давнишней травмы диск.

В минувшем году мы с ней встретились, когда она приезжала в Днепропетровск к своей родне, и Джелалия снова помогла мне. Во время массажей она и рассказала кучу историй, случившихся с ней во время ее экстрасенсорной практики. А нижеследующая история вспоминалась мне во время посещения Сурско-Литовского кладбища.

Когда-то дружная родня Завадько из поколения в поколение распадалась, словно над ней тяготело проклятие

Когда-то дружная родня Завадько из поколения в поколение распадалась, словно над ней тяготело проклятие

Встреча в зазеркалье

В Днепропетровске Тамара (так звали Джелалию до того, как она стала магом) дружила с соседкой Мариной Завадько с верхнего этажа. Они были погодки, работали по смежным специальностям, и им было о чем поговорить. Марина с самого начала знакомства жаловалась на то, что по странной иронии судьбы все родственники как с ее стороны, так и мужниной, рассорились друг с другом, причем бесповоротно. И это ее очень огорчало. Как она ни пыталась наладить хоть с кем-то отношения (по телефону или через Интернет), ничего не получалось. Причем если в одних случаях находились какие-нибудь косвенные (хотя порой и смехотворные) причины для обиды, то в других разрыв отношений был совершенно необъяснимым. Так, тетю и двоюродных братьев мужа рассорил дом его отца, расположенный в Запорожье. Отец, за которым ухаживала сестра, обещал переписать свое владение на нее, но не успел, умерев на майские праздники, когда все нотариальные конторы были закрыты. В результате дом по закону перешел его сыну – то есть, мужу Марины Федору.  А родня обиделась на него на всю жизнь.

Со стороны Марины произошел аналогичный казус, только на этот раз объектом ссоры стала квартира, на которую вдруг вздумалось претендовать дядиной семье на том основании, что в ней до войны проживала их общая бабушка.  Отчего разошлись прочие родственники, вообще неизвестно.

В результате все многочисленные потомки, разъехавшиеся по всему свету (часть осела на Урале, в Москве, в Питере, другая часть - в Израиле, Америке и даже Австралии), никаким образом не общаются друг с другом, хотя в наше время соцсети представляют для этого все возможности.

Запомнился такой случай. В середине 90-х Марина гостила в Москве у подруги. Однажды она отправилась в пункт размена валюты поменять  гривни на рубли (в то время их еще там свободно меняли). К обменному пункту выстроилась очередь. Взглянув в окошечко, Марина увидела в отражении, что следующим за ней стоит… ее двоюродный брат, к которому ее сотни раз водили в гости в Днепропетровске и который в свое время любил с ней играть, подкидывая ее в воздух. В 90-е годы он, женившись, уже проживал в Питере вместе с женой, но в Днепропетровск еще приезжал. Иван тоже  заметил ее в отражении, и их взгляды на мгновение встретились, но он тут же отвел глаза, не подав вида, что узнал. Вот так они и простояли четверть часа затылок к затылку, не обмолвившись ни словом. А потом разошлись, как незнакомые люди. Это была их последняя встреча – фактически в зазеркалье.

Родовое проклятие

Рассказывая об этом, Марина переживала, что нечто подобное может со временем случиться и с ее тремя детьми, а «черная кошка» однажды точно так же пробежит между ней и ее сестрой с двумя племянниками.

Чтобы этого не допустить, говорила она, Марина всяческими способами стремилась покрепче связать всех – детей и племяшек возила на море и на дачу (хотя в денежном плане выходило достаточно накладно), водила в одни и те же кружки и секции и даже в школу определила старшего сына на другом конце города – в ту, в которой по месту жительства учился его кузен. Ну и, конечно, все вместе собирались на каждый праздник и дни рождения. Ездили в путешествия и на экскурсии. Или просто ходили в гости и на прогулки. Стало казаться, что уж, по крайней мере, всех детей связали столь тесные узы, что разорвать их не удастся никому. Но она ошиблась.
Первый звоночек прозвенел, когда старший сын учился в десятом классе. Он решил поступать на физический факультет, но Марина внушила ему, что учиться с двоюродным братом им надо вместе, чтобы иметь одну специальность и впоследствии помогать друг другу. А возможно – и вместе работать. Двоюродный же брат хотел поступать на отделение биомедтехники (оно тогда только открылось в ДГУ). Чтобы учиться вместе с ним, Марина наняла своему сыну репетитора, чтобы подогнать знания по биологии и химии, хотя эти предметы ему совершенно не нравились – но чего не сделаешь ради брата? Подали документы, сын сдал экзамены и был зачислен, а вот его кузен вдруг в последний день неожиданно перекинул документы в металлургический институт, ничего при этом не объяснив и никого не поставив в известность. После этого они общаться перестали, а сыну пришлось через год с досдачей переводиться на физический факультет. Так оборвалась первая ниточка.

Другой звоночек прозвенел, когда спустя несколько лет второй сын получил в наследство от бабушки небольшой дом и пригласил всех на новоселье. Почему-то никто из двоюродных братьев ни на него, ни на следующий вскоре после новоселья день рождения сына не приехал, и с того дня больше ни разу не позвонил. То есть, собственность странным образом вновь стала для всех яблоком раздора.

- Такое впечатление, - подытожила Марина, - что наш род проклят, и всем нам суждено только разъединяться. Ничего не помогает. Как бы ни были все дружны в детстве, наступает момент, когда в силу вступает это чертово проклятие, и все летит в тартарары. С сестрой я, например, тоже общаюсь все меньше и меньше, а когда умрет мама – боюсь, нашим отношениям наступит конец. Видимо, когда-то кто-то сильно проклял наш род до десятого колена.

Секрет таят предки

Когда у Тамары открылись экстраординарные способности, Марина попросила помочь ей разобраться, что и почему происходит с ее родней, и какой «бес отчуждения» столь упорно преследует ее.

Выслушав соседку, Тамара/Джелалия попросила ее для начала принести фотографии всех родственников, какие только найдутся, с ее стороны и со стороны мужа. Сложив фото в пакетик и подписав каждое, Марина выполнила ее просьбу. Снимков набралось прилично. Правда, на прадедушке и прабабушке сведения обрывались. Всмотревшись внимательно в представшую перед ней вереницу лиц, Тамара сказала:

- Не надо никого винить – никто вас не проклинал. Причина в вас самих. То, что у тебя с мужем совпали обстоятельства, ничего необычного тоже нет: похожее притягивает похожее, срабатывает принцип гомеопатии.

И посоветовала Марине разузнать побольше о своих предках, насколько это окажется возможным. А судя по тому, что «проклятие» начало действовать с ее родителей (отец рассорился со своим братом, а сама Марина разошлась со своими двоюродными братом и сестрой), копать надо глубже – с ее дедушки и бабушки. Возможно, секрет кроется там. Когда же она выяснит, в чем дело, Тамара посоветует, что делать дальше, чтобы снять  негативную ауру, нависшую над ее родней. Или хотя бы максимально смягчить ее.

На этом они расстались. Тамара уехала в Москву, а Марина в свободное от работы время окунулась в изучение своей родословной.

Окончание следует.

Метки: мистика
Loading...
Loading...