Астральный гость

В  наше время на дачах живут не только во время летнего сезона, но и круглогодично, несмотря на отсутствие такой роскоши как газ. Оборудовав свои дома печным отоплением, достроив сауны и мансарды, дачники запасаются дровами и углем – и никакие холода не страшны. И детям в городских квартирах освобождаются места, и за газ приходится меньше платить.

Зимовье

На дачном массиве от бывшего автозавода (Южмаш) таких круглогодичных сезонников набралось уже немало. К одному из них принадлежит Павел Васильевич Алексин. Выйдя на пенсию после сорока лет трудового стажа в качестве автомеханика, он достроил домик, оснастив его крышу спутниковой тарелкой, а после женитьбы сына решил не обременять молодых и с супругой перебрался за город уже на постоянное место жительства.
Инфраструктура к тому времени там уже стала довольно сносной. Один магазин функционировал при  входе в поселок, другой – на выходе, еще один, помельче, - на соседском дачном участке. Да и Левобережный массив отстоял не особо далеко: на велосипеде минут 15, а пешком – полчаса. На зиму же, чтобы лишний раз не разгребать сугробы (на дачах снег не убирается) или не месить грязь, запасались максимумом продуктов, которыми забивали погреб.
Правда, в зимнее время существовало еще одно неудобство: по округе шастали стаи голодных собак. Летом они вели себя смирно, поскольку пропитания хватало, и вовсю размножались, в зимнее же время от голода могли вместе со своим приплодом кинуться на любого, а между собой часто устраивали собачьи бои. Почему псы не подавались в город, до которого было рукой подать и где с питанием было определенно лучше, никто не знал. Может, не доходили до того своим куцым собачьим умом, или в город их не пускали уже освоившиеся на той территории иные стаи. Поэтому без нужды далеко от дома на дачных участках в зимнюю пору старались не уходить.
- Мы уже вполне сносно отзимовали несколько сезонов, - вспоминал Павел Алексин. – Бывали перебои с электроэнергией, так как мы пока не обзавелись по примеру соседей солнечными батареями, а так – нормально. Днем ходили на лыжах к пруду и обратно, иногда рыбачили на Курячьем канале – к нему было намного дальше, минут сорок на лыжах, но зато полезно. Но к тому, о чем я хочу рассказать, это отношения не имеет.

Ночная фигура

045

А случилось следующее. Однажды посреди долгой зимней ночи Павел Васильевич неожиданно проснулся. Что его разбудило, он так и не понял. Ночь стояла тихая, лунная. Мороз был небольшой. Все грядки и деревья укрывал пушистый снег. Красотища. Павел спустился вниз, на кухню, чтобы выпить воды, и мимоходом глянул в окно. И замер. Потому что прямо перед ним, в сетчатой тени раскидистого ореха кто-то стоял. Он не видел лица – только черный контур. Но кто зимой мог забраться на окруженную забором дачу? И, главное, зачем? Замерев, хозяин смотрел на силуэт как завороженный. Фигура тоже не шевелилась. А затем медленно сделала пару шагов вперед, по-прежнему не выходя из тени. Дачник невольно отступил назад. Тут наплывшая тучка заслонила луну, и двор погрузился во тьму. А когда она сошла, снаружи уже никого не было.
До утра Павел так и не заснул. Периодически подходил к окну второго этажа, где размещалась спальня, и окидывал тревожным взором окрестности. Но всё было тихо. Больше «призрак», как он окрестил его про себя, не приходил.
А наутро, как то часто бывает, все увиденное показалось чепухой, чистой воды галлюцинацией. Он просто не до конца проснулся, думалось дачнику. Либо принял тень от дерева за силуэт человека. Ведь если бы во двор в самом деле проник незваный гость, то Барон (проживавший в утепленной будке пёс) поднял бы лай. А он ни разу даже не тявкнул. Павел не поленился выйти во двор, чтобы обследовать место, где, как ему показалось, стоял человек. Как и следовало ожидать, снег там был неутоптан, и никаких следов нигде не было видно.
«Так бесплотные призраки и не могут их оставлять», - тут же шевельнулась в душе жутковатая мысль, но Павел ее подавил.
Нетронутым оказался и замок на калитке, так что жене он решил пока ничего не говорить.
Две ночи прошли без происшествий, хотя спалось тревожно. А на третью он вновь увидел стоявший под орехом призрак. На этот раз ему даже удалось разглядеть одеяние – серый ватник с порванным у плеча рукавом, на голове не то капюшон, не то обмотанный черный шарф. Фигура, как и в первый раз, долго стояла без движения, а затем сделала шаг вперед. Затем еще один. Павел развернулся и едва не бегом поднялся наверх. В тот миг ему казалось, что если он продолжит смотреть, то фигура, словно получив подпитку, сможет сделать еще несколько шагов и постепенно подберется к самой двери.
А когда настало утро, снежный покров во дворе вновь оказался первозданно чист. «Замёл следы», - пронеслась мысль.
Подойдя к собаке, Павел потрепал ее по загривку и с упреком произнес:
- Что ж ты, Барончик, чужих сюда пускаешь, да еще и не лаешь?
В ответ Барон заскулил и отвернул морду. А что еще он мог сделать?
А через неделю он умер. Его нашли в будке бездыханным, язык вывалился далеко вперед, снег вокруг разрыт, словно он пытался лапами от чего-то отбиться. Либо умирал в агонии.
Причину смерти пса так и не установили (не везти же к ветеринару на вскрытие), закопали под кустом сирени, насколько позволяла промерзшая земля, немного всплакнули и зажили дальше.

Признание соседа

Однажды, в начале февраля, отовариваясь в магазинчике, Павел встретился с соседом, зимовавшим за квартал от них. И на обратном пути тот рассказал ему историю о явлении к нему на дачу (он жил один) странного ночного гостя, не оставлявшего следов. Тот стоял и смотрел на окна, а на оклик соседа, не отозвался.
- А потом словно растаял, - добавил рассказчик.
Тут прорвало и Павла, и он сознался, что странный гость вот уже несколько раз приходил ночью и к ним. И так же безмолвно стоял напротив дома, а потом исчезал. Посудачили, кто бы это мог быть. Если вор, то так себя мошенники не ведут. Если какой бездомный, то почему не попросился на ночлег? Пустующие и плохо запирающиеся дачи, не обнесенные высоким еврозабором, случалось, в зимнее время занимали бомжи, пережидая холода и питаясь оставшейся в закромах провизией. Но вели они себя тихо, а по весне заблаговременно съезжали, оставляя после себя мусор. И уж, тем более, не расхаживали бесцельно по чужим участкам, привлекая к себе ненужное внимание. Ну а если это псих, то как он пробирается на загражденную территорию и где живет, ведь на улице мороз? А главное – зачем это ему нужно? Ведь у психов тоже есть логика – своя, но есть. Так ни к чему и не придя, разошлись.
Это была первая зима, которую чета Алексиных и не выдержала до конца – уж очень пугал их черный гость. Пришлось сыну с женой потесниться – благо, всего на пару месяцев. С весны народа на дачах прибавляется, и странный незнакомец, как верилось Николаю, уже не сможет беспрепятственно путешествовать по участкам.

Неопознанный труп

Объяснение эта история получила в середине марта. Когда сошел снег и начались полевые работы, во рву, опоясывающем дачные участки, со стороны полей и местного учебного аэродрома, был обнаружен труп мужчины. Личность его так и не установили. На мужчине был серый ватник с порванным рукавом, джинсы и натянутый на лицо шерстяной шарф с прорезями для глаз. То ли он так укрывался от морозов, то ли был налетчиком. Умер он, согласно дошедшим до дачников сведений, от потери крови, будучи сильно искусан собаками. Видимо, спасаясь от них, и дополз до оврага, а выбраться оттуда уже не смог.
Может, это был какой-нибудь дачник, решивший зимой наведаться в свое хозяйство и взять из погреба очередную порцию яблок. И когда он не вернулся домой, родственники (если таковые у него были), вряд ли поставленные им в известность о поездке, могли подать заявление о пропаже, но по своему месту жительства, далекому от дачного. Поэтому два следствия и не пересеклись.
Или же это был случайный путник, прогуливающийся за городом в оздоровительных целях. Может, даже лыжник. Теперь это сказать было уже невозможно, так как от лица ничего не осталось. Одно было установлено более-менее достоверно: умер он два месяца назад, то есть в середине января.
- Это было время, когда я впервые увидел черного незнакомца, - рассказывал соседям Павел Васильевич. – Может, конечно, эти явления никак не были связаны между собой, но уж слишком много было совпадений. Тот же серый ватник, маска на лице, время появления. Если незнакомец в тот период был еще жив, то, выходит, к нам, редким зимующим, являлась его душа за помощью, а мы не поняли ее зова. Если же был уже мертв, то неупокоенный дух просил найти и похоронить тело. По крайней мере, это единственное логическое объяснение тем событиям, к какому пришли мы с соседом. После того как тело увезли, больше «темный фигурант» у нас не появлялся. Единственное, что выбивается из этого объяснения – смерть Барона. Можно, конечно, предположить, что собака сильно испугалась призрака и именно от испуга испустила дух. Но мы же не делали вскрытия – а вдруг ей попросту свернули шею? Тогда неупокоенный дух ни при чем.
Эта тайна так до конца и осталась нераскрытой.

***
История, приключившаяся с героем сего очерка, передана со слов сына Павла Алексина, Игоря Павловича, поскольку его отец спустя три месяца после зимнего инцидента скоропостижно умер от тромбофлебита. Виноват ли в том тот самый неупокоенный дух, которому дачники не сумели помочь, или это простое совпадение, никто не знал.

Любовь РОМАНЧУК

Метки: мистика
Loading...
Loading...