Ангел-хранитель

Многие наверняка слышали о катаклизме, происшедшем на берегах Черного моря с кавказской стороны в конце июля 1991 года. Тогда на побережье обрушились необыкновенной мощи ливни, с гор сошли селевые потоки, а ураганные ветра повалили столбы, оборвав линии электропередач. Многие поселки оказались обесточенными, движение поездов и автобусов нарушилось, и курортники в течение нескольких дней не могли выехать домой, ночуя на станциях и ожидая любого вакантного места.
Днепрянка Варвара Леонидовна Лисовая оказалась в их числе и поделилась своими воспоминаниями о тех событиях, в которых многое оказалось странным.

Сенная река

Варвара Леонидовна (справа) с хозяйкой дома в Макопсе в июле 1991 года

Варвара Леонидовна (справа) с хозяйкой дома в Макопсе в июле 1991 года

- В тот год мы с мужем и трехлетним сыном Антошей по совету знакомых поехали в Макопсе, маленький городок не доезжая до Лазаревского, - рассказывает Варвара. - Нас соблазнили тем, что там отдыхает мало народа, цены низкие, жилье всегда в наличие на любой вкус, а пляж пустой и чистый. Разочарование пришло в первый же день, когда мы с тяжелыми чемоданами плелись по узким и крутым улочкам, но менять что-либо было уже поздно. Чтобы пояснить суть нашего разочарования, скажу, что сразу за этим городком был расположен детский туберкулезный диспансер, поэтому туда в основном приезжали мамочки больных деток, чтобы быть от них поблизости. Во-вторых, единственная столовая находилась на самой вершине холма, на котором размещался городок, и ходить туда приходилось по серпантинному шоссе, которое вечером совершенно не освещалось. В-третьих, пляж был действительно пустым, но представлял собой узенькую полоску песка, окруженную поставленными стоймя плитами, и спрятаться от палящего солнца там было абсолютно негде. А самое главное – найти жилье оказалось несравненно сложнее, нежели в крупных курортных центрах. Нам предлагали то душную и темную каморку с одним крошечным окошком, располагавшимся под потолком. То сарай рядом с курятником. В итоге, вконец измученные, мы остановились в только что оштукатуренной комнате с глиняным полом, без оконных рам и с единственной лампочкой на длинном шнуре. Но и этому были рады. Запах цемента перебивали ароматы цветов, растущих под оконными проемами, которые мы затянули пленкой целлофана на случай дождя. Кстати, хозяева оказались выходцами из Днепропетровска, приехавшими сюда из-за болезни дочери, оба работали в туберкулезном диспансере (она на кухне, он – водителем) и после пенсии мечтали вернуться на родину.

Несмотря на неудобства, время на море прошло незаметно и, в общем-то, не так уж и плохо. С правой стороны пляжа днепряне обнаружили полувысохшее устье реки Макопсе (что в переводе с адыгейского означает «сенная река», или «река псов»), усеянное камнями, между которыми образовались разной величины водопадики. На них они принимали своеобразный душ Шарко, а ребенок резвился в теплых лужицах между камней.

Катаклизм

1 августа Лисовые рассчитывали уезжать обратно, билет был куплен загодя, но уехать в тот день им не удалось. Ибо 29 июля грянул шторм, продолжавшийся несколько дней.
- Ночью ветром разорвало нашу пленку, и в окно хлынули потоки воды, сразу залившие пол по колено, намочив все вещи, - вспоминает Варвара Леонидовна. – Спать больше было невозможно. Мы выскочили во двор, где собрались другие жильцы.
Небо раскалывали молнии, рев вокруг – и от молний, и от ветра, и от гнущихся и выворачивающихся с корнем деревьев - стоял неимоверный. Но только утром отдыхающие смогли оценить масштаб всей картины разрушения. Река разлилась впятеро, превратившись в бурный поток, несущий смытые с гор грязь, камни, деревья и мусор. По морю плавали снесенные туда холодильники, палатки, перевернутые лодки, обломки домов и даже машины, оказавшиеся на шоссе во время бури. Палаточный городок, раскинувшийся на побережье, был целиком смыт в море. Над черной вспенившейся водой, усеянной бурунами волн, летали вертолеты, выискивая среди всего этого хлама людей. Вырванные с корнем деревья перегородили улочки, вдобавок по ним неслись потоки воды, и пробраться через это нагромождение казалось задачей не из легких.
- Мы видели и столбы, упавшие на железнодорожное полотно, тянущееся вдоль берега, и подозревали, что ходить поезда не будут, - продолжает женщина. - Между тем надо было уезжать, через день ждала работа, и опаздывать было нельзя. К тому же денег на дальнейший простой уже не было. Мы упаковали чемоданы и, склоняясь под ветром, вышли из дома, решив добраться к столовой на трассе, где располагался также медпункт и еще какие-то административные здания. Там мы рассчитывали взять машину или хотя бы узнать новости.

Через тернии

Итак, муж взял сына на руки, и втроем они двинулись вверх по склону сквозь бурлящий поток, держась его левой кромки. Кроме них, на улицах не было ни души. Через некоторое время они уперлись в нагромождение камней, перекрывших улицу. Чтобы преодолеть его, надо было перейти по потоку на другую сторону. Борясь с течением, они начали осторожно пробираться, и тут вдруг нога мужчины попала в ямку, он зашатался, потерял равновесие и, пытаясь его восстановить, на миг разжал руки. Ребенок тотчас соскользнул вниз, его ступни коснулись бурлящего потока, а перед внутренним взором женщины, опережая события, ясно предстала картинка: она увидела, как его сейчас подхватит поток, и он понесется вместе с ним вниз, в ждущее своих жертв море. Она закричала, а дальше произошло нечто странное.
Все втроем они вдруг в один миг очутились на противоположном конце. Потом муж вспоминал, что было ощущение, будто некто подхватил его под руки и аккуратно подтолкнул вперед. Сама Варвара ничего не успела ощутить, до того испугалась. Сохранилось лишь чувство нереальности происходящего. Словно она оказалась в виртуальной реальности где все то же самое, только Тоша не выскальзывает из рук мужа в бурный поток. И в этой, счастливой реальности она усилием воли и осталась.

Полоска пляжа в курортном городке совсем узкая и при малейшем шторме целиком заливается водой

Полоска пляжа в курортном городке совсем узкая и при малейшем шторме целиком заливается водой

И вот они уже наверху. Возле столовой собрались незадачливые курортники, пытавшиеся выбраться из города. Люди делились впечатлениями, задавали вопросы о числе погибших. Одна из женщин рассказала, как потеряла четырехлетнюю дочку. Дом, в котором она жила, располагался ближе всех к морю, и когда грянула буря, его залило почти целиком. Когда, проснувшись, она выбежала во двор, то дочки, спавшей в гамаке на свежем воздуха (она страдала астмой) нигде не было. Единственный вывод, который напрашивался, сводился к тому, что ее смыло в море. Когда же женщина добралась до столовой, чтобы обратиться за помощью к спасателям, она увидела стоявшую на ступеньках дочурку. Как она сюда попала, никто не знал, а сама девочка ничего пояснить за малостью лет не могла. Она не была даже мокрой.
- Удивительным было то, - вспоминает Варвара Леонидовна, - что, несмотря на объем разрушений и грандиозность бедствия, погибших не было, и это казалось чудом. Словно нас всех накрыл некий ангельский купол, как в сериале «Под куполом» по Стивену Кингу. Как выяснилось, палаточники накануне отправились в пансионат на прощальную дискотеку. Как они потом рассказывали, им там вообще-то не нравилось, люди в большинстве своем были пожилого возраста, а музыка, под которую они танцевали, принадлежала 70-м годам, но в ту ночь они дружно поднялись и двинулись вверх. Там их и застал смерч. Да, все их вещи и имущество, оставленное в палатках, утонуло, но сами они остались живы.
Не пострадал и ни один житель поселка, хотя некоторые дома оказались полностью разрушенными. И даже водители, застигнутые на дороге смерчем, успели выбраться из своих авто, прежде чем машины снесло в море.
- Им всем одновременно словно кто-то приказал остановить машины и выйти, до того как ударил ураганный шквал, - удивлялся один из спасателей. – Другого объяснения не вижу.
- На машинах нас отвезли на вокзал в Лазаревское, - заканчивает рассказ Варвара Леонидовна. – Там собралась огромная толпа людей. Назревала паника. Поездов не было, билеты пропали, казалось, ночевать тут придется неделю. Но и тут нас ждало чудо. Вопреки объявлениям диспетчеров, уверявших, что до утра никакого движения не предвидится, к вокзалу невесть откуда подошел пустой состав, и мы в числе прочих тут же сели. И всю дорогу недоумевали, кто за считанные часы успел восстановить полотно и разрушенные линии электропередач – никаких ремонтных бригад по ходу движения нам не встретилось. Не знали этого и проводники, севшие в этот поезд только в Лазаревском. Возникло ощущение, что кто-то помогает нам насладиться последним отпуском на Кавказе в последние дни существования страны, накануне зловещих «лихих девяностых». Больше мы на Кавказ в самом деле уже не ездили.

Любовь РОМАНЧУК

Метки: мистика
Loading...
Loading...