Анатомия чуда

Окончание. Начало в номере от 23 января

Доктор философских наук Станислав Боровой в предыдущую нашу «крещенскую встречу» обещал припомнить чудесные случаи, с которыми он или его близкие сталкивались в своей жизни. И это обещание довольно быстро сдержал, хотя я, честно говоря, на это почти и не надеялась.

мистика

В этом дачном домике, стоявшем на Орели более десяти лет назад, Станислав Боровой повстречал домового и даже… потрогал его

Черный катышек

- Когда наши дети были маленькими, мы на все лето уезжали на дачу, расположенную на Орели, - начал свой рассказ Станислав Борисович. - Еще прихватывали май и сентябрь, а то и до ноября могли там просидеть, если погода позволяла. Жена не работала, а я учился в аспирантуре, так что ездить в город не приходилось. Десять лет назад мы дачу продали, а новые хозяева снесли нашу уютную хибару, освободив место для нового дома. Но вернемся в давние времена. С нами жила и собака – очень добрый пес по кличке Кромвель. Дети спали в мансарде, а мы с женой внизу на широкой, доставшейся еще от бабушки кровати, которую дедушка после войны смастерил собственноручно (он был плотником и краснодеревщиком – жаль, умер рано от заражения крови: загнал в палец занозу от старой мебели и не обработал рану). Кромвель же на ночь всегда забирался под кровать, хотя у него было отдельное место – мягкий кокон с матрасиком, очень уютное. Но он предпочитал спать на полу, зато под нами. И вот как-то ночью, но уже под утро, сквозь сон чувствую, как что-то трется о мою свесившуюся с перины руку. Не просыпаясь, я стал гладить Кромвеля по шерстке, а он аж урчит от удовольствия. Ну а сам думаю – чего это собака решила ночью ластиться? Не заболела ли? Да и выкупать ее не мешает – вон какая шерсть стала свалявшаяся, вся в комках. Понимаю, что уже, собственно, и не сплю, а так, дремлю. Жена к тому времени уже встала, она всегда на даче рано поднималась, едва не с восходом солнца. Мы тогда курочек держали и козу, чтобы молоко для детей было. Вот она и хлопотала. Зато днем с детьми позволяла себе часок-другой вздремнуть. И тут слышу – открывается дверь, заходит моя Оля, а рядом с ней сопит Кромвель. Сон как рукой сняло. Подскочив в постели, гляжу на нашего пса, вернувшегося с хозяйкой со двора (он часто за ней увязывался), а в голове стучит жуткая мысль: кого же тогда, спрашивается, я гладил под кроватью? Преодолев не то что страх, а скорее омерзение, заглянул под нее, а там – никого. Я готов был даже поверить в то, что это мне приснилось перед пробуждением, если бы не черный катышек в руках, который остался от неведомого существа. Кстати, Кромвель в тот день наотрез отказался забираться под кровать – стоял возле нее и рычал, а потом отправился в свой кокон и уснул, впервые за все время. Вот после этого случая я наконец поверил в домового, о котором без конца твердила жена. Ибо иного объяснения просто не было. Они, как я слышал, тоже мохнатые, показываться людям не любят, но иногда тем или иным образом проявляют свое присутствие, а особенно любят ластиться. И если не испугаться, то обязательно отблагодарят за это.
- И как, действительно отблагодарил?
- Ну, это как посмотреть. По крайней мере, ни крыс, ни мышей у нас на даче никогда не водилось, хотя у соседей – одно нашествие следовало за другим, особенно осенью. Далее - ее никогда не грабили, в отличие от других. Зимой, в отсутствие хозяев, случалось, ряд домов обносили под чистую, а нашу не трогали, словно в упор ее не видели. Бывало, дома периодически горели – то молния ударит, то жар из печки вывалится. Наша же – ни разу. А в тот год у нас урожай был таким, как никогда, причем абсолютно на всё, лет на пять его хватило в виде консервации, варенья, сушки, соков и так далее. А еще после того случая меня перестали мучить приступы гипертонии, от которых я сильно страдал. И кровь носом часто шла, и голова без конца раскалывалась, а раз как-то даже сосуд на шее лопнул – к счастью, не крупный. Так в больнице, где меня перевязывали, мне сказали: благодарите свой организм за находчивость, иначе могло бы случиться кровоизлияние в мозг. Ну а теперь я забыл, что это такое.

Теория переноса

- Или вот такой случай, - продолжал философ. - Вернулся я как-то зимой 2000 года из командировки в Черновцы, там в университете – очень красивом готическом здании времен позднего средневековья - проходили научные конференции, посвященные разбору литературных произведений с религиозными сюжетами, а также философских работ с теологическим уклоном. Сейчас это стало модно. Меня пригласили на них на неделю в качестве консультанта. В Черновцы добирался поездом через Львов, но так как дорога заняла двое суток, обратно приехал на автобусе – всего восемь часов пути. Была рань, транспорт еще толком не ходил, и я решил пешком подняться до улицы Калиновой, а уже там ловить маршрутку. Стояла зима, мороз градусов десять с хвостиком. А главное – было очень скользко. Дорога же от автовокзала к церкви на улице Рабочей ведет в гору и очень плохая. И вот иду с набитыми книгами чемоданом, с трудом удерживая равновесие, прошел Курчатовский рынок, еще закрытый на ту пору, и думаю: «Господи, сколько же мне еще топать по морозу! Еще и по гололедице. Еще и в темноте». Смотрю под ноги, чтобы не упасть и чтобы не так сильно ветер обдувал лицо, спустя минуту поднимаю голову и… обнаруживаю себя на проспекте Пушкина. Там уже горели фонари, и ветер благодаря высоким домам дул не так сильно. Первым делом подумалось, что, возможно, я попросту замечтался и не заметил, как прошел три квартала. Хотя поверить в это было сложно. А ведь у меня даже нос не успел замерзнуть. А потом глянул на часы – с момента прибытия автобуса в город прошло всего три минуты. То есть, я в самом деле перенесся, а не отшагал это расстояние. Каким образом, почему, ответить не могу.
- То есть, по Вашему мнению, Вы телепортировались?
- Нет. В телепортацию я никогда не верил, и сейчас по-прежнему не верю – возможно, теоретически предметы еще и можно как-то разбирать на атомы, запускать в телепортал, а потом на другом конце собирать, но живых существ, сознание, душу – однозначно нет. У Стивена Кинга на эту тему есть великолепный рассказ под названием «Долгий Джонт» - он, как и я, тоже не любит слово «телепортация» и заменил его на «джонт» (ну а я – на «перенос»). Не верю и в перемещения во времени. Однако каким-то чудом меня все же перенесло вперед на целых три квартала. Потом я не раз опрашивал коллег и знакомых – оказалось, что некоторые из них тоже раз или два переживали подобный «перенос». И тоже на сравнительно небольшое расстояние – от двух до пяти кварталов. Что является его причиной – сила мысли, желание, молитва или это какой-то шутник наверху проделывает с нами такие фокусы? – понятия не имею. Либо, возможно, Господь услышал мое обращение к Нему по причине раннего часа, когда большинство людей в нашем регионе спят, и в «молитвенном эфире» царит тишина? Вот и решил помочь. Вполне достоверная версия.
- А какие при этом были ощущения? Скажем, покалывание по телу или головокружение? Или временная потеря ориентации? Или же чувство падения либо полета? – пытаюсь докопаться до истины.
- Абсолютно никаких. То есть, все было как обычно. Никакого перерыва в мышлении, никакого головокружения или краткой отключки. Шел в одном месте – а через мгновение зашагал в другом. Вот и всё.
Кстати, коль уж я упомянул о перемещениях во времени, в которые я не верю, в том числе так называемую реинкарнацию как их частный случай, то, если ты не против, поделюсь своей теорией.

Чужая память

Станислав Борисович налил нам чаю, поставил на стол конфетницу с печеньем и приступил к повествованию:
- Реинкарнация, грубо говоря, - это многократное проживание одной душой физической жизни в разных телесных оболочках для того, чтобы она наконец усвоила некий урок. Судя по тому, что хороших людей с годами не становится больше, можно сделать вывод, что нужные уроки усваивают лишь единицы – еще один камень в огород этой теории (или веры). Но не о том речь. При перевоплощении, как считается, прежняя память у субъекта стирается, чтобы он мог начать жизнь с нуля, без подсказок и без учета предыдущего жизненного опыта. Но иногда остатки этой прежней памяти могут проявляться, причем порой довольно подробные.
- Что вроде бы должно, напротив, доказывать реальность реинкарнации?
- Вот именно, что вроде. Действительно, есть масса такого рода свидетельств, когда дети вдруг «вспоминали» свой былой дом, описывали город, в котором никогда не бывали, улицу, родителей и родственников, свое прежнее имя, повадки, смерть и так далее. Причем при проверке всё оказывалось именно так, как они говорили. Накатывали такого рода воспоминания обычно у детей. Я тоже одно время собирал такие истории по всему миру, который исколесил вдоль и поперек, и заметил одну любопытную закономерность: во всех случаях речь идет о трагедии. То есть «воспоминания о предыдущих жизнях» оживали только о людях, погибших в молодом возрасте насильственной смертью либо в катастрофе. Если бы реинкарнация в самом деле имела место, то такой закономерности, естественно, не наблюдалось бы. Из этого я пришел к выводу, что в реальности мы в таких случаях имеем дело не с воспоминаниями людей о своей прошлой жизни, а с подселением к человеку некой неупокоенной души. Потому «носителями» и становятся дети – у них астральное тело еще тонкое, не сложившееся, пробить его защиту намного легче. Подселившаяся душа (что-то вроде диббука) и начинает продуцировать свои воспоминания. К слову, такие люди обычно кончают плохо: или сходят с ума, или сводят счеты с жизнью, либо заболевают серьезными болезнями и рано старятся. Эту информацию до читателя исследователи паранормального не доводят, и о дальнейших судьбах детей, живущих двойной жизнью, не пишут, но я разузнал о многих из них из своих источников. Так что два сознания в одном теле – это вам не хухры-мухры. Не приведи Господь кому-то из нас вдруг начать «вспоминать» то, что случилось с кем-то другим. В таком случае помочь сможет разве что специально обученный экзорцист.

Любовь РОМАНЧУК

Метки: мистика