Афганская прелюдия

В 70-х годах минувшего века Николаю Черепанову, жителю Днепра, довелось служить в Афганистане, где он застал начало событий, предшествовавших затяжной и странной войне. Долгие годы он запрещал себе "затрагивать тонкие струны воспоминаний", но нынче, по его словам, "душа зовет, а сердце просит".

афган

В районе Мазари-Шариф, среди скал, утесов и расселин осенью 1975 года высадился первый десант для подготовки вторжения в Афганистан. Среди его "секретчиков" был и Николай Черепанов

Встреча с шаманом
- Весной 1973 года, - возвращается в те далекие времена пенсионер-экономист, - были враз сметены две монархии - Иран и Афганистан, а также Португальская диктатура Салавара (он умер). Бурлили Ангола и Никарагуа. Неспокойно было в Чили (там готовился переворот правых сил). А в следующем, 1974 году, я окончил школу, провалил вступительные экзамены в институт и был призван в ряды доблестной советской армии. По воле Бога и небес попал служить в ВВС (военно-воздушные силы): в наземные аэромобильные части связи обеспечения вначале 17-й воздушной под Минском, затем ОПС 5-й воздушной под Одессой.
Помотаться пришлось изрядно - Николай побывал в Молдавии, Закарпатье, восточном Берлине, Франкфурте-на-Одере, Кубе, даже около месяца пожил на Новой Земле - в конце мая - начале июня 1975 года.
- Ничего хорошего там не было - десяток стойбищ и сотен пять-шесть мутантов-оленей, - вспоминает рассказчик. - Ребята, там служившие, на дембель уходили раньше, так как год шел за два. Но хлопцы, да и офицеры с прапорами старались отслужить лишь полгода, хотя снабжение было выше крыши. Рядовой состав даже деньгами получал в пять раз больше, чем в обычной части - 15-16 рублей вместо 3,80, сержанты и ефрейторы - 20-30 рублей. А насчет еды разве что свежих ананасов и манго не было (консервированные же давали в избытке). Допекали крысы, поэтому с материка каждую весну катера привозили приблудных котов - остальных поедали ездовые собаки. За зиму выживали самые ушлые и осторожные.
Дело в том, что аборигены зимой большей частью уходят на материк, на острове зимуют лишь старики. Вот коты и остаются беспризорными, выживая кто как мог.
- И вот на этой Новой Земле я воочию наблюдал настоящего шамана, - продолжает рассказчик. - Он был по тунгусским меркам довольно высок (порядка 170 сантиметров роста), худощав, поджар, седой, с небольшой бородкой. Но глаза! Непонятно какого цвета - то ли голубые, то ли серые, то ли стального окраса. Явно - не земные, а какие-то, скорее, поднебесные, пронзительные, не злые, но и добрыми назвать их было трудно. Сидел на ржавой кастрюле-выварке. Во рту курительная трубка. Попыхивает дымком, что-то бормочет (то ли поёт, то ли беседу с кем-то ведет). Хотел я что-то спросить у него, но шаман так зыркнул, что охота тут же пропала. Я задком, задком - и был таков. Иду, думаю - все они тут сумасшедшие. Зато легенд у местных - выше крыши. Особенно много про Синильгу - ведьмину дочку с бездонными синими глазами. Но про это - потом.
Пока же вместе с Николаем Валерьевичем мы отправимся в Афганистан, где он принимал участие в подготовке к вторжению.
- Такие действия готовят заранее, планируют подспудно, но если чего решили, то непременно свершат - особенно масштабные операции такого характера, - со знанием дела уверяет лейтенант в отставке.

Секретная переброска
Итак, Мазари-Шариф, центр северного Афганистана.
- Местность гористая, с многочисленными речонками и ручьями, - переносится в прошлое Николай Валерьевич. - Заросли чагарника, камыш, рогоз и прочие кустарниковые растения. Почва - серозем (или подзолистая), в общем, супесь. Пылюки много, а растения чахлые. Речушек, ручейков и родников, скажем, не очень много, но они есть, а озера солоноватые. И когда наши куховары брали воду из них, то бросали туда какие-то таблетки, а ручейную обязательно кипятили. Любая вода непременно давала илистый осадок. А как фильтровали? Несколько слоев марли - и "харе паять". На вкус отвратительная, но деваться некуда. На безрыбье и лягушка - Божий дар. Кстати, о жабах. Вот их-то я как раз там и не видел. Какая только "нечисть" не обитает: и сколопендры, и скорпионы, и многоножки, ящериц вообще под каждым камнем и кустом великое множество. Пауков разных полно. А лягушек нет. Возможно, какая-то афганская разновидность и существует, но мне не довелось ее повстречать.
Попал же в тот край Николай Валерьевич не случайно, а благодаря своей родословной.
- Экипажи подбирали в основном из "чурок" - выходцев братского Востока (узбеков, таджиков, киргизов, туркменов), - поясняет бывший афганец, - так как в северном Афгане проживали в основном выходцы из республик бывшего Туркестана (было такое политическое образование до конца 20-х годов ХХ века, которое распалось на четыре советских республики мусульманского толка). Я же, видимо, попал в их число из-за своей далекой родственницы по отцовской линии - узбечки.
И вот в начале августа по тревоге отобранных по этому принципу ребят погрузили вместе с техникой на железнодорожной станции "Одесса Сортировочная".
- Я тогда еще удивился: боевые авто в основном грузили те, которые были на "заморозке" (то бишь, на консервации) - ГАЗ-157 (а-ля студебеккер), "Зилы" образца конца 50-х годов и прочая подобная рухлядь. Аппаратура, правда, более-менее сносная, но тоже на грани списания с вооружения в СА. Типа "Волна - ЗАС", "Шторм 2" (стационарные радиостанции), релейки-418 (хотя уже повсеместно внедрялись Р-420) и так далее. "Колыхались" по железной дороге около недели - ползли как улитки, подолгу выстаивая на разного рода полустанках, а бывало - и в чистом поле. Так что некоторые бойцы успевали даже между остановками "женихаться". По гудку тепловоза (по негласному соглашению сигнал подавался за десять минут до отправления) они горохом высыпали из ближайших кустов или соломенных скирд. Наконец нас привезли на Эмбинский полигон. Есть такая река - Эмба. Она тоже впадает в Каспийское море, как Урал и Волга. Но немного южнее этих рек. Течет она с южно-уральских степей и выходит на оренбургские просторы параллельно Уралу. Перед впадением (бывает и такое) она частично пересыхает, хотя и крайне редко. В этих краях, кстати, в свое время отбывал солдатчину Тарас Шевченко.

Перелет в неизвестность
У Эмбы новобранцы и офицеры проторчали около месяца, проходя адаптацию на местности. Получили другое обмундирование (не новое, но вполне справное) серо-буро-песчаного цвета и кепи. Сапоги заменили на ботинки - тяжелые и очень неудобные.
Наконец их погнали своим ходом в южном направлении, до Петджента, а там погрузили на АН-12 (грузовые аэропланы военно-транспортной авиации).
- Полет длился четыре часа, - вспоминает Николай Валерьевич. - Пылюку подняли, шуму и стуку такого, что нашу секретную погрузку услыхали, наверное, не только в НАТО, но и черти на Луне. А потом - хлоп! - нырнули в воздушное окошко и еще часа два на бреющем полете. Разгружались впопыхах, ночью, со светомаскировкой. И сразу же - в колонну. Наш экипаж - прапор (старший "секретчик" или нач. экспедиции ЗАС), я (просто "секретчик") и водила (посыльный Гоша Калинкин). Он - очень заметная фигура: рост 188 сантиметров, коренной ленинградец, только глаза раскосые - потому и попал в когорту "избранных". Матерился он по любому поводу и без. А особенно во время этого нашего "исторического" перехода. За ругань его, к слову, и из института выгнали (кто-то в деканат пожаловался). А учился он в институте имени Герцена на историка, заодно курсы ДОСААФ посещал, где обучался на шофера-механика. Это у него лучше получилось.
Имелся среди них и "стукач" - прапорщик Василий Дудка, - он часто терся среди офицеров, выискивая крамолу. А ГЭБЭ в армии именовалось 8-м отделом.
- Поутру мы прибыли на место временной дислокации, где укрылись по щелинкам горного массива, натянули маскировочную сеть и подключили питание, - продолжает пенсионер. - А к обеду нам радисты (они сидели на круглосуточной "прослушке") сообщили, что "Голос Америки" объявил, что со стороны СССР совершен пролет "грузовой авиации". О высадке ни слова - значит, проскочили, теперь можно мирно отдыхать сутки-вторые и смело выходить в эфир: среди каменюк, невысоких скал и утесов нас будет трудно "взять на пеленг". А тут и час обеденный настал. Готовили исключительно ночью в расселине где-то в полутора километрах от основного "УС". Доставили сразу и завтрак и обед, всю ночь готовили, пока мы выгружались и разворачивались в боевое положение для обеспечения полетов и пролетов нашей военно-транспортной авиации. "Бабочку" развернули - в ней сразу заработал диспетчерский пункт по управлению полетами. Закрутилась карусель - пошла загрузка-погрузка.
Но дело не в технических условиях и организации, а в экстриме, который всегда и везде нас сопровождает, только не все его замечают. Но об этом - в следующий раз.

Окончание следует

Любовь РОМАНЧУК

Метки: мистика
Loading...