Вашингтон «пожалел» Путина, но санкции готовит

райхель

Разгром в Сирии российских наемников из частной военной компании (ЧВК) Вагнера обрастает новыми и весьма неприятными для Кремля подробностями. Возникает множество вопросов, из которых наиболее важных три.

Первый. Произошла ли фиксация российской радиоэлектронной разведкой перемещение стратегических бомбардировщиков США В-52 в район вблизи реки Евфрат.
Второй. Была ли возможность помешать нанесению удара по наступающим сирийским войскам, в которых находились бойцы ЧВК.
Третий. Знали ли в Москве о подготовке к захвату нефтеперерабатывающего завода (НПЗ) Conoco на территории, контролируемой курдами.
Ответы на вопросы не только чисто военные, а в гораздо большей степени политические. Восток, как известно, дело тонкое, а Ближний Восток тоньше на порядок. Союзники и партнеры договариваются в столицах, а в сирийских регионах действуют совершенно иначе. Где-то сотрудничают, где-то ведут настоящую войну друг против друга, чаще всего чужими руками.
На первый вопрос следует ответить по ложительно. Каждый взлет американских самолетов, даже с авианосцев, не говоря уже о стратегических бомбардировщиках, фиксируется, их курс отслеживается, а переговоры пилотов между собой и базой прослушиваются. Конечно, разговоры по радио проводятся по защищенному каналу, тем не менее, часто электроника, особенно в боевых условиях, отказывает, и летчики переходят на открытые каналы связи. В Москве прекрасно видели, что В-52, вылетевшие с авиабазы Эль-Удейд в Катаре или с острова Диего-Гарсия в Индийском океане, направляются не по обычному маршруту, а в Сирию. В первом случае им пришлось лететь около 1,5 часов, во втором - минимум в два раза больше. В любом случае американские бомбардировщики вылетели заранее. Из этого следует, что удар по наступающим не был спонтанным, а тщательно готовился.
Во-вторых. Теоретически такая возможность была. Либо вернуть наступающих и тем самым предотвратить столкновение, либо обеспечить их воздушным прикрытием. В России патриоты уже вовсю возмущаются, почему вагнеровцы не были поддержаны с воздуха, и двух российских истребителей было бы достаточно. Судя по сосредоточенным силам, американцы серьезно считались с возможным российским участием, твердо решили дать ответ, и вряд ли их испугали бы два-три МиГа.
В-третьих. Асадовцы о своем намерении захватить НПЗ российских партнеров в известность не поставили, но это совсем не говорит о неведении Москвы о готовящейся акции. Весьма вероятно, что таким образом хотели проучить Дамаск и наглядно показать заодно и Ирану, что без России им ничего не светит.
В данной ситуации очень интересно поведение высоких американских представителей — от министра обороны Джеймса Мэттиса до командующего авиацией Центрального командования генерала Джеффри Хэрригана.
Оба откровенно валяют дурака. Несколько дней наблюдали за концентрацией сирийской правительственной армии на левом берегу реки Евфрат на плацдарме, где они, вообще-то говоря, находиться не должны были. За два дня до событий запросили российских представителей, но те ответили, что ничего не знают. И когда асадовцы с вагнеровцами атаковали штабы курдских сил, то получили ответ с применением всех сил и средств.
Очень интересный факт. Министр и генерал старательно уходят от ответа на вопрос, который им много раз задавали журналисты: «Вы знали, по кому нанесли удар?». И, по их словам, в американских штабах абсолютно не в курсе.
Не верится в это. Задача любой разведки - определить, кто наступает и каким силами. После боя узнать, куда и какой численностью, с каким оружием отступил противник. Считать, что разведка с такими элементарными задачами не справилась. невозможно. Слишком тщательно и с соответствующим разведывательным обеспечением удар был подготовлен. Откровенно валяют дурака. Зачем?
Здесь мы вступаем на поле многокомпонентной игры, в которой сирийский разгром, при всей его важности, для Вашингтона является одним из факторов, и совсем не первой степени.
Что касается США, то Сирия и Ближний Восток в целом рассматриваются как элемент давления на Россию с точки зрения ее дальнейшего втягивания в бесперспективную войну, что потребует от Москвы использования больших ресурсов и внутреннего напряжения.
В целом, по мнению многих обозревателей, в администрации американского президента настроены в отношении Кремля достаточно решительно. Доклад специального прокурора Роберта Мюллера представил, как говорится, адреса, имена, явки. И это заставит Белый дом переходить к все более жестким мерам в отношении Москвы.
В интервью телеканалу CBS государственный секретарь Рекс Тиллерсон сказал, что рассматривается возможность введения дополнительных санкций в отношении российских граждан. «Мы рассматриваем дополнительных лиц для возможного введения санкций». По крайней мере, в сфере продажи оружия санкции начали действовать. Концерн «Калашников» сообщил, что потерял почти 90% иностранного рынка, резко упал экспорт, и новые сделки отложены.
Источники агентства Bloomberg указали, что после публикации доклада конгрессу банки начали более тщательно следить за транзакциями бизнесменов из списка. Иностранные компании начали включать в договоры с российской стороной так называемую «санкционную оговорку», по которой, если вдруг неожиданно обнаружится, что контрагент находился под санкциями, то другая сторона имеет право расторгнуть контракт,
В Вашингтоне решили не поднимать на щит сирийский разгром и притвориться вроде бы незнающими, кто и как наступал на курдов и американцев. Тем самым Кремлю дают возможность хоть как-то уменьшить тот урон материальный, людской и репутационный, который он понес. В первую очередь в арабских странах. Путина решили в угол не загонять, особенно накануне выборов. Пусть более или менее спокойно проведет этот социологический опрос среди своих сторонников.
Несомненно, что после 18 марта Москва попытается как-то отыграться если не в Сирии, то в Украине. Так что не исключено очередное обострение на Донбассе.
Юрий РАЙХЕЛЬ

Метки: Юрий Райхель
Loading...
Loading...