В Тегеране договориться не удалось

Сирийская провинция Идлиб стала камнем преткновения. Не только в военном, но и в дипломатическом смысле. Для президента Асада этот регион является последним прибежищем оппозиционеров всех видов и мастей. В Идлибе, где проживает около 3 млн человек, действуют сотни различных повстанческих организаций. Одна из самых многочисленных - радикальная исламистская группировка "Хайят Тахрир аш-Шам" (ХТШ), созданная на базе сирийского крыла "Аль-Каиды", а также "Исламское государство". Оставить этот анклав, пусть и как зону так называемой деэскалации Асад не может, так как его победа по определению будет не окончательной. Вот почему он полон решимости разгромить всех оппозиционеров, и установить полный контроль над территорией страны.
В этом стремлении его полностью поддерживает Иран и Россия. Проблема в том, что Турцию такое развитие событий не совсем устраивает. Кстати, в позициях Москвы и Тегерана тоже есть определенные различия, но они меньшие, чем разногласия с Турцией.
Для Кремля полное окончание военных действий в Сирии должно стать основой договоренности с Европой и в благодарность за это постепенное смягчение антироссийских санкций.
Несмотря на то, что Асад с иранцами стягивают в регион все, что у них есть, наступление столкнется с сильным сопротивлением. Оппозиционерам отступать некуда, для них это последний и решительный бой. К тому же очень непростая в топографическом отношении местность. Горные районы очень трудно штурмовать, и большие потери неизбежны. Вероятно, что ближайшая цель - установить контроль над трассой Алеппо-Хама-Латакия, а дальше – в зависимости от развития событий.
Самые большие проблемы с Турцией. Министр иностранных дел Мевлют Чавушоглу говорил, что наступление в Идлибе несет серьезные риски с точки зрения безопасности и гуманитарной ситуации. После ударов российской авиации 4 сентября по региону Турция заявила России, что считает эти действия неправильными.
Анкара категорически не хочет, во-первых, чтобы Асад закрепился у власти. И, во-вторых, ей не нужно постоянное пребывание в Сирии иранских войск и превращение страны в марионетку Тегерана.
В-третьих, при развитии наступления сирийских правительственных войск возникает прямая угроза вооруженного столкновения с турецкими войсками с неясными последствиями.
Турцию устраивает имеющийся status quo в регионе, но сохранить его она не может. Дамаск с помощью Ирана и России готов начать военную операцию, но пока не очень понятно, как будут реагировать в Вашингтоне и главных европейских столицах.
То, что в Тегеране фактически не удалось договориться, означает, что ось Анкара-Москва-Тегеран (и так не очень прочная) на турецком ребре надломилась. Последствия могут быть самые разнообразные. И совсем не обязательно в Сирии. По крайней мере, турецкому руководству наступило время подумать, с кем оно и против кого ведет игру. Не пора ли сменить ситуационных партнеров на испытанных союзников.

Метки: Юрий Райхель
Loading...
Loading...