В обстановке, близкой к панике

Новогодние праздники для очень многих в России из власть имущих и приближенных к ним были совсем не радостными. В полной мере к ним применимы слова турецкого поэта Джана Юджеля:

Скверные вести приносит молва,
Наслушаешься — трещит голова.

В Сирии после победных реляций о полной и окончательной победе над противником, полностью разбитым и уничтоженным, он предпринял минометный обстрел российской авиабазы Хмеймим. Пока в российском министерстве обороны срочно придумывали опровержения, разбитые и уничтоженные предприняли еще одну атаку на авиабазу - на этот раз самодельными дронами.

Как написал на сайте Газета.ru чрезвычайный и полномочный посол, вице-президент Российского совета по международным делам Александр Аксененок, завершение операции в Сирии не означает конца конфликта. И виноват в этом, по его мнению, в значительной степени Дамаск, «где господствуют победные настроения и делаются заявления с позиции силы не только в адрес партнеров по переговорам, но и руководителей других государств…, а также курдских подразделений, внесших немалый вклад в разгром ИГ».

Для Москвы возникает перспектива если не вьетнамского, то уже точно афганского повторения, которые известно чем закончились.

И тут переходим к следующей плохой, если не сказать больше, новости.

От Москвы до самых до окраин, с южных гор до северных морей ширятся слухи один страшнее другого. Из Вашингтона и Нью-Йорка передают, что черный список тех, на кого будут наложены санкции, уже состоит из 500 фамилий. И вроде бы в него включают богатых людей вместе с братьями, женами, детьми, тещами и другими родственниками.

Все это определяет настроение, близкое к панике у российской деловой элиты и высшего чиновничества. И здесь возможны такие варианты.

Первый. Зажать сердце, погасить разум и сплотиться вокруг Путина в надежде усилить противостояние и пройти по тонкой грани возможного военного столкновения. Вдруг Вашингтон испугается и сдаст назад. Это маловероятно, исходя из результатов Карибского, Берлинского и ближневосточного кризисов.

Второй. Затаиться и занять позицию пассивного сопротивления. Инвестиций не делать, сворачивать активную деятельность и любыми путями без шума создавать режиму внутренние проблемы. Одновременно готовить транзит власти, по возможности верхушечный, без штурмов и массовых выступлений.

Третий. Дождаться прояснения ситуации с американскими санкциями и в случае малейшей возможности начать вывод капитала легальным способом за рубеж. Пока есть возможность. В случае дальнейшего ухудшения экономического положения режим Путина может это запретить. Затем перейти ко второму варианту или эмигрировать в Таиланд или на Карибские острова в ожидании лучших времен.

По какому пути пойдет Россия, сейчас сказать трудно, слишком много противоречивых и неявных факторов. Тем не менее, ясно одно. Российская элита замерла в состоянии, близком к панике. И это самая большая угроза для Путина и его окружения.

Юрий РАЙХЕЛЬ

 

Loading...