Церковный разрыв с «русским миром»

Заседавший в Стамбуле три дня с 9 по 11 октября Священный синод Константинопольского патриархата принял несколько важных решений. И все они так или иначе касаются именно проблемы УПЦ КП.

райхель

Во-первых. В своем заявлении синод подтвердил, что Константинопольский патриархат приступил к процедуре предоставления украинской церкви автокефалии. Об этом на выходе к прессе сообщил один из влиятельнейших иерархов Константинопольского патриархата митрополит Галльский Эммануил.
Интересная деталь. В дворике возле церкви святого Георгия — резиденции Константинопольского патриархата результатов работы синода ждали около трех десятков журналистов — больше украинских, меньше российских. При этом журналисты из Москвы и Киева заняли два разных угла дворика и практически не общались друг с другом. Когда кто-то из московских попытался получить ответ на вопрос, возможно ли обострение ситуации в Украине после предоставления ей автокефалии, то ведущий его проигнорировал, а кто-то из украинских журналистов пообещал россиянам: «Это у вас сейчас будет обострение». И это действительно так. По московским кабинетам просто гуляет приступ злости.
Во-вторых. Решение синода восстановить в Украине ставропигию (гр. stauropegia, букв. водружение креста) — означает восстановление Киевской митрополии Константинопольского патриархата. Это на переходный период до воссоздания Украинской поместной православной церкви (УППЦ), получившей томас. Другими словами - признание и автокефалию. Фактически восстановление ставропигии означает конец подчинения Русской православной церкви (РПЦ) и шаг к каноничности украинской.
В-третьих. Константинополь восстановил в канонических правах глав украинских неканонических церквей — главу автокефальной церкви Макария (Малетича) и главу церкви Киевского патриархата Филарета (Денисенко). Тем самым открыт путь к тому, чтобы последний занял пост патриарха УППЦ на объединительном соборе. Подготовка к нему активно ведется в Киеве, в том числе и двумя экзархами (представителями) Константинопольского патриархата.
Что же так взволновало в Москве светскую и церковную власть. Здесь проблемы не столько религиозные, сколько политические и имущественные.
В Украине УПЦ МП имеет около 12 тыс приходов. Это составляет треть всех имеющихся у РПЦ. За украинскими приходами большое количество зданий, храмов и другого имущества. В том числе они пользуются святынями православных Киевско-Печерской и Почаевской лаврами. Эти сооружения находятся в государственной собственности. УПЦ МП пользуется ими на правах так сказать аренды.
Понятно, что лишиться приведенных и других святых мест вместе со значительным имуществом и недвижимостью РПЦ не хочет. В том числе и по финансовым соображениям. Ведь доход из Украины приходит достаточно большой.
Тем не менее, политические проблемы выдвигаются на первый план и они гораздо важнее имущественных и даже религиозных.
После аннексии Крыма и агрессии на Донбассе церковная связь осталась практически единственной между Россией и Украиной. Неудивительно, что в Киеве начали предпринимать шаги, дабы лишить Москву важного рычага влияния на внутриполитическую ситуацию в Украине.
В Белокаменной на федеральных каналах рассуждают о гражданской войне в Украине. На религиозной основе. Подобное обещали Эстонии, когда там в начале 1990-х была предоставлена автокефалия местной православной церкви. Ничего такого не произошло. Две церкви сосуществуют, и никого ни к чему не принуждали.
Президент Украины Петр Порошенко твердо заявил: «Я гарантирую, что государство Украина будет уважать выбор тех, кто решит остаться в той церковной структуре, которая сохранит единство с Русской православной церковью». «Как только увидите людей, призывающих взять силой лавру, монастырь или храм, знайте — это московская агентура. Потому что цель Кремля — разжечь в Украине религиозную войну».
Если появится автокефальная украинская церковь, то РПЦ потеряет статус крупнейшей, что больно бьет по имперским комплексам, которыми в острой форме болеют в Кремле и вокруг него.
Выводя украинскую церковь из-под Москвы, Константинопольский патриархат утверждает свое первенство не только по «праву чести», то есть старейшей православной церкви, а как главной и наиболее крупной и влиятельной. Это не только удар по РПЦ, но и по представлениям, что Москва — Третий Рим и четвертому не бывать. С этим царская, советская и нынешняя Россия жила и живет. Теперь оказывается, что кто-то есть более главный и влиятельный в православном мире. И Москва ни третий, и вообще никакой Рим. В церковном и империалистическом смысле.

Отметим еще два международных фактора.
Первый. Предоставление украинской церкви автокефалии может спровоцировать православный парад суверенитетов — Южная Осетия, Абхазия, Черногория, Македония, страны Африки могут потребовать томосов и для себя. Тем самым начнется развал других патриархатов, в частности, Сербской и Грузинской церквей.
Второй. Нет сомнений, что решение Священного синода Константинопольского патриархата и патриарха Варфоломея как его главы было бы невозможным без, по крайней мере, нейтралитета, а фактически поддержки президента Турции Эрдоргана. Ведь патриарх Варфоломей его подданный и вряд ли бы действовал вопреки мнению своего президента. Тем самым Эрдоган сыграл против Москвы в этом важнейшем для нее вопросе. Неслучайно в своей речи в Нью-Йорке он говорил, что с Россией и Ираном у его страны есть большие противоречия. Вот одно из них.
В Москве просто отказывались верить, что УПЦ КП может получить признание и автокефалию от Константинопольского патриарха. Это просто не укладывалось в головах как светских, так и церковных чиновников. И вот это произошло.
Украина окончательно разрывает со своей метрополией. Эпоха российского колониализма над нею заканчивается. В XVII и начале ХХ века стать независимой у Украины не получилось. Теперь удалось.
Это окончательный удар по «русскому миру». Его звезда закатилась, так и не взойдя.

Юрий РАЙХЕЛЬ

Метки: УПЦ КП
Loading...